Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3

ТЕМА: Грейс Дрейвен - Сияние

Грейс Дрейвен - Сияние 13 Июль 2019 15:30 #41

  • Darling
  • Darling аватар
  • Не в сети
  • Редактор
  • Сообщений: 278
  • Спасибо получено: 931
  • Репутация: 50
Прекрасное произведение! Повествование льется как песня и так затягивает... Все представляется настолько живо: и дворцовые интриги, и смешные перепалки героев, даже вкус еды))
Очень понравились главные герои, абсолютно согласна с Наташей, - такие разные внешне и при этом настолько родные душой. Очень интересно наблюдать за эволюцией чувств Ильдико и Бришена, с самой первой встречи. Ильдико родилась в любящей семье, и даже дальнейшее пребывание при дворце нелюбимой родни никак не ужесточило ее, просто где-то пришлось смириться и рано познать придворные игры. Но то что Бришен при такой ужасной матери-убийце стал прекрасным человеком (назову так, хотя он и не человек), вопреки всему, - конечно очень удивительно!
Поэтому буду очень ждать продолжения книги и всей серии замечтального автора, как всегда нового для меня и открытого благодаря вам! Спасибо большое за чудесную книгу и за прекрасное оформление!!!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Natala, Elpise

Грейс Дрейвен - Сияние 02 Авг 2019 16:35 #42

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2018
  • Спасибо получено: 2054
  • Репутация: 60
Спасибо большое за продолжение :flowers
Смешно вышло с краской, но они и так думают что она страшная) так что... подумаешь) немного цвет поменяла. Когда ценная вещь может пропасть не думаешь куда лезешь.
Да уж, прошлая глава на таком месте закончилась, а нас только в середине этой рассказали как прошло утро, нечестный приём)
Радует, как развиваются отношения Ггероев :dream
Мамаша у Бришена ещё то чудовище. Надеюсь недолго ей ещё осталось и хотелось бы чтобы помучилась перед смертью.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala, Darling, Elpise

Грейс Дрейвен - Сияние 06 Дек 2019 23:29 #43

  • Elpise
  • Elpise аватар
  • Не в сети
  • Tialas
  • Сообщений: 209
  • Спасибо получено: 644
  • Репутация: 34
Спасибо за нового автора! Просто восторг! Присоединилась к читателям после "Короля Хеля", в несколько дней прочла все главы и коменты - индикатор удовольствия зашкаливает)) На каждой главе смеялась , иногда в голос, пугая домочадцев! Много юмора, читается легко, сюжет развивается плавно, захватывая.
Потрясный ход от автора рассматривать людей глазами каи как биологический вид, сильно отличающийся от них самих, подмечая все различия,странности и таким образом выставляя людей как" неприглядные существа"! А ведь действительно, все что не подобно тебе самому выглядит как своего рода уродство что-ли.
Сравнение глаз людей с паразитами внутри- рассмешило до слёз, ужас жениха на свадьбе, что "никогда ещё не видел столько омерзительных лиц разом."- свалил со стула :39 И сравнение человеческих зубов с зубами лошади))) Уверенность Бришена, что сомневающаяся Ильдико сможет его больно укусить, ибо видимо ту никогда не кусала лошадь :joke Для себя нашла перлы в каждой главе)))
Спасибо за знакомство с интересным автором, за ваш великолепный перевод и "огранку". flo666 flo666
Попробовала найти в сети еще возможные переводы других книг, неудачно....
Жду с предвкушением следующие главки, легкого вам пера!!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Лайла, Natala, Darling

Грейс Дрейвен - Сияние 27 Янв 2020 17:52 #44

  • lanes
  • lanes аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 25
  • Спасибо получено: 35
  • Репутация: 2
Большое Спасибо!!! :flowers :flowers :36
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Грейс Дрейвен - Сияние 08 Июнь 2020 16:17 #45

  • Solitary-angel
  • Solitary-angel аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Дизайнер
  • За пределы выйти невозможно потому, что их нет...
  • Сообщений: 3473
  • Спасибо получено: 9157
  • Репутация: 483
Дорогие читатели, у нас произошли изменения в составе команды, из-за загруженности Regina была вынуждена оставить проект, с ее разрешения и нашего безмерного желания увидеть перевод этой серии, далее эту серию буду переводить я, сверять So-chan, а редактировать Лайла. Постараемся, радовать вас почаще, и чтобы скрасить ожидание вашему вниманию очень большая, романтичная и горячая 18 глава. Всем приятного прочтения!




Перевод: Solitary-angel
Сверка: So-chan
Редактура: Лайла
ЧАСТЬ 1

Бывают времена, когда кажется, что день тянется неимоверно долго, а ночь никогда не наступит. Для Бришена наступил один из таких моментов. Он не сводил сосредоточенного взгляда с запертой двери, отделявшей его от покоев Ильдико, пока в глазах не защипало. Он заметил мимолётную вспышку боли, морщинки, стянувшие кожу вокруг глаз, прежде чем бледные черты лица омрачило беспокойство.
Бришен воздал хвалебную мольбу, что они с Ильдико начали совместную жизнь с безграничной честности. Она вняла его предупреждению и сделала, как велено ― сбежала, заперев дверь. Никаких уговоров и долгих объяснений, почему он сейчас разбит или отчего с ним не безопасно. Возможно, она не могла понять эмоций по его глазам, но хорошо его знала, чтобы оценить всю серьёзность слов.
Даже через разделявшую их толстую стену и дверь Бришен слышал нежный голос Ильдико и Синуэ. Слова неразборчивы, но интонация действовала на него успокаивающе. Вскоре они затихли, оставив за собой тяжёлую, сочившуюся из стен тишину, сплетающуюся с тенями от подступающих к его ногам солнечных лучей.
Прошло двадцать два года после той роковой ночи, как мать убила его сестру, но воспоминания оставались такими ясными, будто это случилось вчера. Руки Секмис обхватили головку Анакнет, пальцы точно паучьи лапки обвились вокруг крошечного черепа, а когти слегка сомкнулись. Детские кулачки невинно сжались во сне. Частично скрытый дверью в детскую Бришен немел от ужаса, когда королева несколько мгновений ласково держала головку Анакнет, а потом молниеносно свернула дочери шею.
Он потряс головой, чтобы избавиться от мучительных воспоминаний. Хотя ему удалось отогнать кошмарные образы, но не чудовищный звук: хруст, который со временем стал сродни раскату грома в его кошмарах и отголосках памяти.
Бришен и представить себе не мог, что поведает кому-то об Анакнет. Только две каи знали о том, что он видел и сделал много лет назад. Одна покинула этот бренный мир десятилетие назад, дожив до старости, а вторая скорей отрежет себе язык, чем раскроет тайну. Они обе сыграли ключевую роль в его плане и помогли скрыться вместе с огнём жизни Анакнет и освободить хрупкую душу его сестры до того, как ею завладела бы Секмис. Он навеки перед ними в неоплатном долгу. Его престарелая няня и двоюродная сестра оказались храбрее десятерых воинов каи вместе взятых.
Неужели Секмис дозналась, кто спутал ей карты... от одной только мысли Бришен содрогнулся.
Теперь и Ильдико знала обо всём. Бришен отвернулся от двери, отделявшей его от жены. Супруга походила на моток шёлковой нити, крепкая точно сталь, с величавым переливом, вплетённым в кровь и плоть. Ильдико не выпускала его из объятий, пока он предавался старому горю. Как все каи, не проливая слёз. Однако жена излила скорбь вместо него, и он ощутил вкус соли и печали, когда Ильдико, даря утешение, прильнула своими губами к его устам.
В ту секунду его захлестнуло желание обнять её и прижать крепко к каждой частичке тела. Ильдико с гладкой кожей и душистыми волосами стала для него отрадой. Он нежно обхватил её спину, зная, что если обнимет, как того жаждет, то своим энтузиазмом может ранить супругу.
Это понимание не погасило бушевавший в нём вихрь страсти. Искажённое гневом и бурлящей ненавистью к королеве, это наваждение отравляло растущее желание к жене, превращая горючую смесь в нечто отвратительное.
Когда Ильдико переступила порог его опочивальни в ночной рубашке, намереваясь как обычно возлечь с ним, он едва не набросился на неё, ослеплённый отчаянным желанием овладеть её душой и телом. Каждая частичка его существа изнывала от страсти. Бришен поборол искушение и покорился судьбе. От одной только мысли, что эта женщина окровавлена и истерзана одержимым мужчиной, душа уходила в пятки.
Он искренне поблагодарил, когда Ильдико выбежала из опочивальни и заперла дверь на засов. Одиночество никак не могло остудить его гнев или желание. Он метался по комнате точно дикий зверь. Пил вино. Обрушил на голову королевы все известные ему проклятия, и наконец, схватив плащ, вылетел из комнаты, где на простынях его терзал бы цветочный аромат Ильдико.
Тишина царила в Саггаре. Большинство обитателей спали, за исключением нескольких охранников. Они поприветствовали Бришена, когда тот прошёл по залитым ярким утренним солнцем коридорам. Короткая прогулка до редута и опустевшей арены едва ли остудила его пыл. Раздевшись по пояс, он нетерпеливо схватил один из тренировочных мечей из оружейной стойки, установленной вдоль стены арены.
Мечи не его любимый вид оружия, да и из соломенных чучел смехотворные противники, но ослеплённый солнцем он с безумием рубил их, пока соломинки густым облаком не поднялись в воздух, а каркасы тел не рассыпались по грязной земле. Дрожа от усталости, Бришен украдкой посмотрел на небо и с удивлением понял, что солнце высоко над головой. Он уже два часа тренировался словно одержимый. Пот ручьями стекал по его рукам и ногам. Лёгкие горели, тело ныло, но в голове прояснилось. Имитация боя сделала своё дело. Ярость улеглась. Вожделение продолжало будоражить кровь, однако сменилось полыхающим в груди желанием. Он по-прежнему неистово жаждал Ильдико, но не завоевать, а насладиться.
— Кузен, если не прикроешься — ослепнешь.
Бришен повернулся и, прищурившись, посмотрел на Анхусет, которая стояла поодаль, держа в руках его сброшенный плащ. Отстегнув капюшон, она кинула ему накидку.
— Удивительно, как ты ещё в силах видеть.
Поймав кусок ткани, он не стал накидывать капюшон на голову, пока не смыл с себя грязь и солому. Поток холодной воды из бочонка прогнал всякую усталость. Вода с мокрых волос и бриджей растеклась лужицей под ногами. Капюшон лёг на голову и плечи, одновременно спасая от лучей палящего солнца и заставляя изнывать от дурманящей жары и духоты.
— Ты выглядишь, как изрядно промокшая ищейка магов.
Он сердито посмотрел на неё.
— Радуйся, что я не отряхнулся как пёс, а то бы ты тоже промокла до нитки. — Он вытер руки о плащ. — Что ты тут делаешь?
Анхусет пожала плечами.
— Ты же знаешь, я страдаю бессонницей. Вот решила прийти на арену немного потренироваться. Представь, как я удивилась, обнаружив тебя здесь. — Её глаза в тени капюшона сузились до светящихся щёлочек. — Где херцегеши́?

Бришен пристально посмотрел на кузину. Анхусет обладала острой интуицией. Она знала его лучше и дольше, чем кто-либо. Что-то в его поведении встревожило её.
— Наслаждается сном в своей постели в отличие от нас с тобой. — Бришен выдержал молчаливый взгляд сестры. Она выскажется, когда пожелает, и лучше её не торопить.
— Если ты не хочешь отточить навыки владения мечем, то есть более приятные способы скоротать бессонный день. Я знаю дюжину женщин каи, готовых с радостью охладить твой пыл.
Такая мысль приходила ему в голову. Ильдико как-то намекнула, что не против, если он заведёт себе любовницу, однако Бришен сомневался в искренности её уверений. Три дня назад они вместе лежали в его постели. Ему не пригрезилась лёгкая дрожь, пробежавшая по телу Ильдико, когда он провёл носом по её виску. Дрожь, вызванная отнюдь не страхом.
— Я не переживу страсти дюжины женщин каи, кузина. Кроме того, лишь одна в силах охладить мой пыл.
Губы Анхусет усмешливо дрогнули.
— И она не каи. Кем стала для тебя Ильдико?
— Всепоглощающим пламенем.
Коротко кивнув кузине, он направился к выходу с арены.
— Хочешь, устроим состязание? — окликнула его Анхусет.
Бришен покачал головой и пошёл дальше.
— Нет. Я соскучился по жене.
— А ты случайно не боишься, что я изобью тебя словно мальчонку?
Он отмахнулся от её насмешки.
— Не без этого.
Если он не станет мешкать, то сможет вернуть Ильдико в свою постель, где ей самое место, и подремать последние дневные часы рядом с ней.
Однако Анхусет явно ещё не закончила.
— Ваше высочество, лорд Пангион прибудет сегодня вечером в Саггару. Желаете, чтобы мы сопровождали его от главной дороги или ворот редута?
Бришен остановился и тихо выругался. Серовек. Званый ужин. Он совсем забыл об этом.
Бришен зажал переносицу между большим и указательным пальцами. Головная боль, вызванная палящим солнцем, лишь усилилась. Он испытывал искушение сказать Анхусет, чтобы она любезно проводила их гостя домой, когда тот прибудет. Однако это повлечёт нежелательные последствия: сосед перестанет проявлять дружелюбие или делиться с ним важными сведениями.
— Встретишь Серовека с его отрядом на главной дороге. — Он порадовался, что капюшон скрывает ухмылку. — И ещё, Анхусет, ты будешь присутствовать на ужине, а после — на танцах.
В ответ на приказ раздался низкий рык, и его ухмылка переросла в усмешку.
Бришен отошёл, внимательно прислушиваясь, не раздастся ли за спиной предательский лязг обнажённого меча или дуновение воздуха, рассечённого летящим кинжалом.
Он вернулся в поместье невредимым и обнаружил, что все обитатели по-прежнему крепко спят. Его личный слуга дремал в скромной комнате рядом с покоями господ. Бришен решил не тревожить каи в середине дня только для того, чтобы тот принёс воды для ванной. Стряхнув грязь, не смытую колодезной водой, он натянул столь ненавистные льняные бриджи и направился к двери, соединявшей его покои с опочивальней Ильдико.
Спать рядом с ней нагим в тот единственный раз было ошибкой. Идилько застала его врасплох, проснувшись раньше него. К счастью, никто из них не склонен обниматься во сне, иначе она бы весьма быстро обнаружила, что его глубокая привязанность к ней превратилась в нечто гораздо более платоническое. Оказавшись в ловушке под одеялом, пока Ильдико не ушла переодеться в свои покои, Бришен рухнул на кровать с разочарованным стоном и поклялся, что теперь они будут спать порознь. Но менее чем через сутки он нарушил обещание. Ему хотелось, чтобы Ильдико была рядом.
Походи он хоть капельку на отца, то мог бы превратить дверь в тонкий пергамент, переступить порог и забрать жену. Походи он на деда, то смог бы пройти сквозь толстую древесину, будто бестелесный призрак. Но с каждым новым поколением магия каи иссякала. Бришен оберегал магию, которой владел, поэтому ограничился несколькими произнесёнными нараспев словами, которые отодвинули засов с другой стороны.
Осторожно открыв дверь, он застал заспанную Синуэ, которая поднималась с кровати, расположенной в небольшом алькове в углу спальни. Бришен прижал палец к губам. Синуэ кивнула и повернулась на другой бок.
Ильдико спала на животе по центру кровати, наполовину уткнувшись лицом в подушку, явив его взору профиль, бледный, подобно простыне во мраке. Когда-то он назвал её безобразной, сущей ведьмой. За исключением лёгкого румянца — так напоминавшего ему горьких моллюсков — Бришен находил её одновременно неприглядной и чарующей. Неужто всего несколько месяцев назад его обуревали совсем другие мысли?
Глядя на неё сейчас, Бришен давался диву, как мог считать Ильдико некрасивой. Хотя её глаза по-прежнему раздражали, особенно, когда она сводила их к переносице, он перестал сравнивать их с паразитами. В конце концов, это просто глаза, непохожие на каи, но, тем не менее, по-своему завораживающие яркой радужкой и чёрными зрачками, которые сужались и расширялись в зависимости от освещения или эмоций.
Сейчас бездонные омуты были скрыты от него закрытыми веками, обрамлёнными бронзовыми ресницами. Серовек назвал её красавицей, и Бришен не мог не заметить томных взглядов, бросаемых на Ильдико гаурской аристократией, приглашённой на их свадьбу. Он попытался посмотреть на неё глазами человека и потерпел неудачу. От пронзившей вспышки озарения Бришен не смог сдержать лёгкую улыбку.
Одной из самых сильных сторон его жены, которой он восхищался больше всего, была способность приспособиться к ситуации, при этом не утратив чувства собственного достоинства, значимости и принадлежности. Бришен больше не смотрел на неё глазами каи, но и не мог оценить её как гаури, хотя сейчас это не имело никакого значения. Он воспринимал её такой, какой она видела себя... просто Ильдико. Она не стремилась к большему, но для него супруга стала бесценным даром.
Бришен склонился, пропуская её распущенные волосы сквозь пальцы. Ильдико что-то пробормотала во сне и перевернулась на спину, обнажив тонкие ключицы и очертания грудей под ночной сорочкой. Она лежала перед ним, озарённая игрой тени и света.
Ильдико не испугалась, когда он подхватил и поднял её с кровати. Медленно приоткрыв глаза, она прижалась к его груди.
— Неужто уже настал вечер, Бришен?
Он поцеловал её в макушку и, пройдя через покои, зашёл в свою комнату, пинком закрывая дверь.
— Нет. Ещё полдень. И в отличие от тебя я больше не в силах уснуть без тебя в моих объятиях.
Ильдико шлёпнула его по груди ладошкой.
— Ты сам велел мне уйти.
Бришен крепче прижал её к себе.
— Верно, и оказался прав.
Он забрался на постель, не выпуская её из рук. Холодные простыни прижимались к ногам, а горячая Ильдико — к торсу.
Её ладошка скользила по его плечу, шее, пока не обхватила подбородок. Тёмные зрачки поглотили синеву её глаз.
— Секмис — мерзкая и злая женщина, Бришен.
Он запечатлел поцелуй на её запястье.
— Не утруждая себя щедрыми комплиментами, жена. Ты никогда не сможешь заставить меня полюбить мою отвратительную мамашу.
Ильдико сонно рассмеялась. Её веселье угасло в мрачном полумраке комнаты, в глазах промелькнуло сочувствие. Искра вмиг воспламенила желание, беспокойно бурлящее в жилах Бришена.
— Мой благородный принц. Ты... — Она нахмурилась, подыскивая правильное слово.
— Мёртвый угорь? — Его руки сами пробежались по её телу, изучая каждый изгиб под тонкой ночной сорочкой.
— Нет. Больше похож на ворона. Тёмный и элегантный.
— Ловкий мусорщик.
Ильдико забавно скривилась.
— Красивая птица. — Она шлёпнула его по руке. — Перестань напрашиваться на комплименты, тщеславное создание.
Бришен перекатился, увлекая её за собой, пока Ильдико полностью не оказалась под ним. Её бедра раскрылись, и он опустился меж них. Они в унисон ахнули и замерли, от веселья не осталось и следа. Если до этого Ильдико не догадывалась о реакции его тела на неё — а она сама призналась, что не столь невинна и глупа, — то теперь знала наверняка.
Опёршись локтями по обе стороны от её головы, Бришен старался не давить всем телом. Ильдико смотрела на него, широко распахнув глаза и прерывисто дыша, вторя его собственному отрывистому дыханию.
Он поиграл с вьющимися прядками её волос, цепляющимися за его пальцы точно паутина.
— Я не умею глаголить сладостные речи. Однако с первой нашей встречи был откровенен с тобой. — Боги, его мышцы дрожали, словно от холода, пока он пытался оставаться неподвижным и не прижиматься к ней слишком рьяно. — Я хочу тебя, Ильдико. Мечтаю слиться с тобой воедино. — Лишь тонкое тёмно-синее кольцо радужки сияло вокруг её зрачков. Его голос охрип, а в груди зародился гортанный рык, который Бришен попытался сдержать. — Я никогда не принуждал партнёршу к близости и никогда не стану этого делать. Если ты мне откажешь, я немедля остановлюсь и между нами не будет обид.
«Умоляю», — безмолвно взмолился он, не уверенный, кому именно молится: богам каи или неподвижной будто статуя женщине, прижавшейся к нему, — «не отказывай мне».
Ильдико пристально вглядывалась в его глаза потемневшим взглядом, будто что-то искала. Что бы она там ни нашла, выражение её лица изменилось. Веки отяжелели, и она полуприкрыла их. Дыхание участилось, а губы приоткрылись, обнажив края верхних передних зубов. Едва осмелившись надеяться и испытывая головокружительную страсть, Бришен зачарованно наблюдал, как кончик розового язычка скользнул по нижней губе.
Меж ними повисла тишина. Ильдико не сводила с него глаз.
— Что происходит? Что ты видишь?
Вопрос подействовал точно катализатор, разрушая чары, которые удерживали его завороженным, а её в плену. Она раскрылась пред ним. Не только телом. Всей сущностью. Он чувствовал её каждой клеточкой своего тела.
Обвив руками его шею, Ильдико наклонила голову, пока не прижалась губами к уголку его рта.
— Мой прекрасный муж. Я вижу сияние.
Бришен тихо застонал, когда её губы завладели его ртом. Ильдико зарылась руками в его волосы, прижимаясь всё ближе, скользя языком по чувствительной коже верхней губы, а потом по нижней. Бришен вернул ласку, игриво скользя по уголкам и краям её губ, пока она не качнулась в его руках и стала неуклюже тереться бёдрами о его бёдра, когда они упивались вкусом друг друга.
Ильдико не целовалась, как женщины каи. Её требовательный поцелуй — изысканный танец покусываний и посасываний. Язык искал вход через барьер зубов, которые он крепко стиснул, сопротивляясь вторжению. Казалось, Ильдико забыла об остроте его клыков или просто перестала обращать на это внимание.
Бришен отстранился, несмотря на протестующие возгласы Ильдико. Он прижал палец к её губам, кончик чёрного когтя едва касался вздёрнутого носика. В его лёгких будто не хватало воздуха.
— Я видел, как целуются люди. Вы занимаетесь любовью своими ртами. — От одного упоминания об этом кровь горячей лавой устремилась к чреслам. Плоть отвердела на грани боли. — Мне это не подвластно, дорогая жена. Я до крови тебя изрежу.
О, как же он жалел об этом препятствии! В кои-то веки и, вероятно, единственный раз в жизни Бришен возжелал иметь больше человеческих черт. В данную секунду лошадиные зубы не казались плохими или нелепыми. Он мог бы овладеть ртом Ильдико так же, как и телом — глубоко и неторопливо, часами упиваясь и наслаждаясь её вкусом и ощущениями.
Не внемля предупреждениям, она без страха притянула его обратно к себе.
— Возможно, это тебе неподвластно. Однако я не ограничена в действиях из-за полного рта клинков. — Зрачки Ильдико блестели в тени, которую Бришен отбрасывал на её лицо и тело. — Приоткрой губы. — Зачарованный, он подчинился приказу. Ильдико легонько прикоснулась губами к его губам. Они защекотали его, когда она попросила: — Высунь язык, хоть немного.
Она убьёт его, прежде чем они консуммируют брак. Тело Бришена требовало покончить с играми и овладеть ею. Однако разум умолял о терпении, заинтригованный путешествием, в которое она увлекла его, когда за закрытыми ставнями во всей красе полыхал солнечный день.
Губы Ильдико сомкнулись вокруг кончика языка Бришена и принялись сосать его. Он не выпускал её из рук, дрожа от ранее неизведанного и приятного прикосновения. Её язычок скользнул по губе — соблазнительная ласка, побуждающая дать ей больше. Он подался искушению и был вознаграждён более долгим посасыванием. Бришен застонал, отдавая ей всего себя, пока их языки не переплелись в первобытном танце, которому он завидовал и желал изведать.
Она вторила его стону. Руки, обвившие его шею, заскользили вниз, поглаживая от плеч до талии, умоляя приподняться, чтобы они продолжили своё путешествие по каменным, подтянутым мышцам живота.
Пробежались пальцами по чётко очерченным рёбрам, поднимаясь всё выше и ближе, пока большие пальцы не скользнули по соскам. Бришен прервал их поцелуй короткой молитвой. Спина выгнулась дугой, как натянутый тетивой лук, когда ощущения молнией поразили грудь, обвились вокруг спины и пронзили позвоночник.
Икры Ильдико скрестились на задней стороне его бёдер, удерживая на месте. Одна ладонь прижалась к спине, притягивая ближе, чтобы он перенёс большую часть веса на неё. Губы Ильдико последовали за руками дразнящей дорожкой от впадины шеи до линии ключицы и вниз по мускулам груди.
Когти Бришена оставили глубокие борозды на подушках по обе стороны от её головы, пока Ильдико попеременно то ласкала языком его соски, то нежно дула на чувствительные пики. Его бёдра зажили своей жизнью, полностью игнорируя приказы разума оставаться неподвижным. Бришен прижался к ней, очарованный гладким ощущением покачивающихся бёдер и горячей влажностью, пропитавшей её сорочку и его льняные бриджи. В этом отношении человеческие женщины сильно похожи на каи. Ильдико хотела его столь же сильно, как он её, и где-то в затуманенном разуме Бришен осознал, что в данную минуту именно она наслаждается им, а не наоборот, как он первоначально планировал.
Не обращая внимания на протестующий возглас, он отодвинулся от Ильдико и обхватил ладонью её запястья. Странные глаза его жены остекленели, зрачок полностью скрыл синеву радужки. Более тёмный румянец окрасил бледную кожу. Бришен заметил неровную амарантиновую полоску на нижней стороне подбородка, оставшуюся после недавнего посещения красильни. Он наклонился и обвёл контур краски сначала кончиком носа, а потом губами. Ильдико тихо застонала ему на ухо.
Её брови поползли вверх, когда он увлёк их обоих вниз к изножью кровати и вытянул сжатые в некрепкой хватке руки супруги над головой.
— Ты погубишь меня прежде, чем я сделаю ещё хоть вздох, а мне хочется, чтобы этот день длился дольше одного мига, — признался он.
Ильдико нахмурилась и зазывно пошевелилась под ним.
— Но ведь я только вошла во вкус.
— А мне не позволила и попробовать, — возразил он. — Я ведь до этой минуты позволял тебе делать со мной что душе вздумается?
Бришен ощутил волну гордости при виде её восторженного кивка.
— Тогда давай по совести, жена, позволь и мне испробовать тебя.
Ильдико растянулась под ним. Развязанная шёлковая лента колыхалась и гладила его от груди до колен.
— Что ж, хорошо, — выдохнула она. — Пусть всё будет по-честному.
Ильдико остановила его прежде, чем Бришен успел ответить на ласку столь его распалившую. Она скользнула рукой по его волосам.
— Закрой глаза, — попросила она.
Бришен нахмурился. Если Ильдико боится, что покажется ему безобразной ведьмой, которую он встретил в садах Присида, то ей не стоит волноваться. Его представление о ней безвозвратно изменилось.
— Зачем? — спросил он, опасаясь причин, побудивших её к данной просьбе.
— Потому что мне хочется, чтобы ты увидел меня не глазами, а прикосновениями. — Её губы изогнулись в улыбке. — Именно так я вижу тебя в затемнённой комнате. Не передать словами, насколько это удивительно, Бришен.
Ему не раз доводилось слышать бурные похвалы от любовниц, страстно жаждущих заполучить как его титул, так и тело. Но ни одна сладкая речь никогда не затрагивала его и не имела над ним такой власти.
Ильдико продолжала держать руки над головой, даже когда он отпустил её запястья. Закрыв глаза, Бришен в добровольной слепоте доверился ощущениям. Не торопясь он исследовал каждую впадинку, изгиб и укромный уголок шеи и плеч Ильдико. Она благоухала цветами и ароматическими маслами, привезёнными караванщиками, которые обменивали свой товар на шаманские амулеты каи. На вкус она была... человеком.
Бришен не мог придумать никакого сравнения. Нежная кожа с привкусом специй и сладостей. Ему не доводилось вкушать ничего подобного ни в еде, ни на гибких мускулистых телах женщин каи, с которыми он делил постель до женитьбы. Эти отличия интриговали, соблазняли и очаровывали.
Бришен не понимал, как снял с неё сорочку и с себя бриджи, но каким-то образом те оказались брошены кучей на полу рядом с кроватью. Избавившись от последних барьеров меж ними, он чуть сильней опустился на неё.
— Ох! — выдохнула Ильдико, прикрыв глаза тяжёлыми веками. — Как же прекрасно чувствовать тебя. — Она стала пальчиком выводить узоры у него на спине. — Нам стоило заняться этим раньше.
Смешок Бришена повис меж ними. Его прямолинейная жена.
— Не могу не согласиться, — прошептал он ей на ухо.
Он заставил её извиваться в своих объятиях. Тихие стоны Ильдико чувствительной мелодией звучали для ушей, пока Бришен выцеловывал дорожку от плеч к животу, подольше задержавшись на грудях и теребя языком затвердевшие пики, сполна расплачиваясь за сладостные пытки. То, что она не отстранилось в страхе пред его зубами, говорило о её вере в него и уверенности, что он никогда не навредит ей.
Едва заметная дрожь напряжения прошла по её телу под его руками, когда он стал усыпать дорожку из поцелуев вниз, к стыку бёдер. Бришен открыл глаза. Обострённые чувства подсказали, что лёгкая дрожь вызвана скорее беспокойством, нежели нетерпением.
Ильдико с угрюмым выражением лица смотрела на него. Опустив руку, она провела пальцами по его волосам, но даже не попыталась вывернуться из его объятий. И дело тут не в доверии, а скорее в опыте или недостатке оного. Бришен знал, что хотя его жена не была полностью несведуща в интимных играх, её знакомство с многообразием плотских утех с предыдущим любовником осталось весьма ограниченным. Её заявление, что три неуклюжих возни под одеялом или на сеновале не стоили затраченных хлопот на четвертую встречу, говорило о многом.
Ему придётся подавить своё рвение исследовать каждый миллиметр восхитительного тела за этот день. Осознание, что впереди у него целая жизнь, дабы растянуть предвкушение знакомства с прекрасным телом жены, развеяло его первоначальное разочарование.
Бришен наклонился и провёл кончиком пальца по округлости её пупка, прежде чем проложил путь поцелуями вверх по животу, к ложбинке между грудями и наконец, подобрался к подбородку.
Ильдико смущённо смотрела на него.
— Мне ещё не доводилось это пробовать, — призналась она.
Бришен обхватил ладонями её лицо.
— Я так и понял. — Он губами разгладил морщинку между тонких бровей. — Это не недостаток, Ильдико.
— Знаю, но...— она замолчала, отвечая на его пылкий поцелуй.
— Считай это твоим подарком мне, — заявил он при виде её замешательства. — У меня будет возможность стать твоим учителем и показать вершины удовольствия этого особенного акта, одного из лучших между мужчиной и женщиной.
Ильдико снова расслабилась под ним и обхватила коленями его бока. Бришен выдавил удивлённое ворчание, сменившееся стоном, когда её бедра приподнялись и потёрлись об эрекцию, куда, казалось, устремилась вся кровь в его теле. Изящные ладошки скользнули вниз по его спине и обхватили ягодицы, удерживая его на месте.
Лицо Ильдико снова стало томным, а веки отяжелели. Бришен научился быстро распознавать признаки её страсти, которые с каждым мгновением становились для него более соблазнительными.
— А чему же я тебя научу? — спросила она, приподнимая бёдра, прижимаясь и искушая его до безумия.
— Терпению, — произнёс он гортанно, в голосе сквозила насмешка этому заявлению.
Его рука скользнула под её ягодицы и приподняла, пока шелковистые бедра не прижались к нему.
— Выносливости.
У него дрожали руки и ноги от напряжения, пока он пытался взять себя в руки. Ладони Ильдико скользнули по его предплечьям и сжали бицепсы. Моллюсково-розовый цвет её кожи стал глубже сливаться с пятном амарантина. Толчок и головка члена погрузилась в её горячие и жаждущие недра.
— Экстазу, — прошептал он, скользя всё глубже.
Они ахнули в унисон, и Ильдико выгнулась в его объятиях, впиваясь короткими ногтями в кожу. Утопая от удовольствия обладания женой, чувствуя, как скользкие мышцы сжимают его плоть, затягивая в столь желанные глубины, Бришен боролся за каждый вздох, пытаясь сдержаться.
Терпение. Выносливость. И — о боги! — Экстаз.
Он навис над ней в ожидании, которое его убивало.
— Ильдико?
Быстро улыбнувшись ему, Ильдико отпустила его бицепсы и положила ладони на поясницу. Она поцеловала его, коснувшись языком нижней губы. Бришен чувствовал, как эрекция пульсирует глубоко внутри неё, и улыбка Ильдико стала шире.
— Всё хорошо, мой прекрасный принц. — Она крепче сжала его спину и со стоном произнесла: — Мне слишком хорошо, чтобы ты останавливался.
Испытывая благодарность и облегчение, Бришен больше не нуждался в повторных заверениях. Ильдико, такая сладкая и горячая, была охвачен огнём в его объятиях. Её стоны и нежные нашёптывания, ощущения того, как она окружает его плоть, когда он овладевает ею — медленно и глубоко, неглубоко и быстро, — окончательно разрушили остатки связных мыслей.
При каждом выпаде по комнате усладой для его ушей разносились её полные наслаждения стоны, а стоило немного выйти из неё, как Ильдико царапала ногтями его спину. Бришен наклонил бёдра, на мгновение изменив позу. Глаза Ильдико широко распахнулись, и она сдавленно охнула.
Испугавшись, Бришен замер.
Неужто он причинил ей боль?
Бришен смотрел на неё сверху вниз округлившимися от ужаса глазами.
— Что-то не так?
Она обхватила его бёдра, не позволяя отстраниться.
— Нет! — Её ноги сомкнулись на нём. — Сделай так снова.
— Что именно? — Бришен в недоумении взирал на неё. Ильдико вела себя так, словно он причинил ей боль.
— Тот трюк своими бёдрами, — сказала она и выгнулась ему навстречу.
Бришен попытался вспомнить, что именно сделал. Поворот, небольшое смещение тела, от которого его таз прижался к ней, поглаживая в разных местах при каждом толчке. Бришен повторил движение, и Ильдико со всем пылом прильнула к его телу.
У него отвисла челюсть.
— Так?
Она рьяно закивала, её бедра до боли сжались на его талии.
— Повтори! — скомандовала Ильдико, тяжело дыша. — Сделай так снова.
— Да, ваше высочество, — поддразнил её Бришен, втайне радуясь, что заставил свою жену пылать в огне страсти, какой бушевал в его крови.Захваченный в ураган исступления, одурманивающих поцелуев и устойчивых ударов бёдер Бришен балансировал на грани экстаза, изо всех сил стараясь прочитать постоянно меняющееся выражение лица Ильдико, когда она встречала на полпути его выпады и стонала от наслаждения.
Она вдруг застыла и крепче обняла его. Ногти впились в кожу, оставляя крошечные отпечатки в виде полумесяцев. Стоны превратились в резкие вздохи, а глаза закрылись.
— Бришен. О, Бришен, — лепетала она его имя, словно отчаянную мольбу или ласковое проклятие. Не столь важно. Ильдико в его объятиях разлетелась на куски, её тело раскраснелось и разгорячилось. Она выгнулась дугой, пока Бришен не испугался, что услышит хруст позвоночника.
Гладкие мышцы, сжимающие его член, напряглись и запульсировали. Бришен уткнулся лицом в её шею и перестал сопротивляться. Его стоны смешались с её судорожными вздохами, когда одним мощным толчком он вошёл в неё.
Его накрыло волной экстаза. Он остался одновременно в полном блаженстве и совершенно опустошённым. Сердце бешено колотилось в груди, и Бришен жадно глотал воздух будто спасённый утопленник. Будь Ильдико каи, он бы рухнул на неё всем весом. Вместо этого Бришен опёрся на локти и поднял голову, вглядываясь в лицо своей притихшей жены.
Румянец на коже слегла ослаб, хотя её грудь вздымалась и опускалась в судорожных вздохах. Ильдико взирала на него с выражением, которое даже он мог легко прочесть: потрясённого изумления. Она открыла рот, закрыла и снова открыла, но не проронила ни слова.
Бришен провёл кончиком носа по её лицу.
— Дыши, Ильдико, — попросил он между короткими вздохами. — Просто дыши.
Она вздохнула, его прядь волос упала ей на лицо, и Ильдико смахнула ту. На красивых губах расплылась улыбка самодовольной кошки, поймавшей особо жирную мышь.
— В этом не было ничего неприятного, грязного и неловкого.
Его брови поползли на лоб, и Бришен плотнее прижался к ней бёдрами, чтобы ненароком не покинуть столь податливое тело.
— Ох, жена, когда я с тобой закончу, на кровати будет полный бардак.
Маленькая пятка поднялась по его икре до колена, а кончик пальца заскользил по скуле.
— Я не стану возражать, — тихо сказала его жена.
— Я тоже, — он поцеловал её, и Ильдико пылко ответила.
Её рот творил магию, и его кровь снова закипела в жилах, а похороненный глубоко в ней член затвердел.
Он овладел ею второй раз, когда солнце склонилось к закату, а потом в третий, когда оба были сонными и измотанными от любовных ласк и недосыпания. Медленное слияние тел и тихих вздохов, после которых Бришен перекатился на спину, а Ильдико улеглась на него сверху. Она уснула прежде, чем он успел не глядя накрыть их простыней.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, lanes, Gwen

Грейс Дрейвен - Сияние 08 Июнь 2020 16:17 #46

  • Solitary-angel
  • Solitary-angel аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Дизайнер
  • За пределы выйти невозможно потому, что их нет...
  • Сообщений: 3473
  • Спасибо получено: 9157
  • Репутация: 483
ЧАСТЬ 2


Бришен последовал за Ильдико в мир сновидений, но через несколько мгновений его разбудил резкий стук в дверь. Вероятно, то что показалось ему мигом длилось часы. Свеча, которую он держал зажжённой для Ильдико, растаяла, превратившись в лужицу воска, пламя давно погасло. Кромешная темнота окутала комнату, и воздух стал ещё холоднее. Ильдико нигде не было видно, и он нахмурился.
Снова раздался стук. В глазах резало, и Бришен сел, потирая их.
— Кто там? — рявкнул он на своего назойливого незваного гостя.
— Ваше высочество, уже миновали сумерки. Некогда спать, — толстая дверь приглушила увещевание Ахнусет.
Бришен нахмурился и, вскочив с кровати, голышом бросился через комнату. Отодвинув засов, он рывком распахнул дверь, увидев ухмыляющуюся кузину и вздрогнувшего слугу.
— Что ты здесь делаешь?! — рявкнул он.
Ахнусет окинула его медленным взглядом с головы до пят.
— Кузен или нет, но ты у меня отлично сложён. — Ухмылка стала ещё шире от его непрерывного рычания. — Меня привёл сюда Етеп. Он сказал, что ты не отвечаешь на его зов и стук. Етеп подумал, что ты заболел. — Она посмотрела мимо него на кровать и смятые простыни. — Очевидно, он зря тревожился. Тебя лишь завоевали и покорили.
Бришен оскалил зубы.
— Неужто тебе совсем нечем заняться, кроме как досаждать мне?
Ахнусет пожала плечами, не обращая внимания на его злость.
— Есть. Но дел у меня намного меньше, чем у тебя, да и времени будет поболее. Скоро прибудет беладинский лорд. В поместье все суетятся, готовясь к его прибытию.
Бришен со стоном запустил пятерню в волосы.
— Какое же неудачное время он выбрал, — пробормотал он себе под нос и указал пальцем на Анхусет. — Я не нуждаюсь в твоём одобрении.
Ахнусет и Етеп последовали за ним в комнату, когда Бришен развернулся, вернулся к кровати и натянул сброшенные чуть ранее тонкие бриджи. Сорочка Ильдико исчезла так же, как и владелица.
— А где Ильдико?
— В отличие от тебя, херцегеши́ свежа, одета и во всю занята приготовлениями к приёму гостей. А я ещё считала людей слабее каи.
На её губах расплылась клыкастая ухмылка, глаза заискрились весельем.
Бришен зарычал. Кузина наслаждалась возможностью засыпать его насмешками и хоть немного отомстить за приказ присутствовать на сегодняшнем пире и последующих танцах. Он решил спустить ей с рук колкие речи, слишком усталый и пресыщенный, чтобы сделать что-то большее, чем отослать её взмахом руки и сердитым приказом:
— Уходи, пока я тебя не выпорол.
Смех Ахнусет разносился по коридору даже после того, как она с Етепом вышли из его спальни, закрыв за собой дверь.
Он недолго оставался один. Етеп вернулся, возглавляя целую процессию слуг, несущих вёдра с водой, чтобы наполнить ванну в углу. Один из них развёл огонь в очаге.
— Вам придётся принимать ванну холодной, херцег. — Слуга поклонился своему господину. — У нас нет времени нагревать столько воды.
Бришен пожал плечами. Он не мог счесть, сколько раз ему доводилось мыться в ледяных озёрах или горных ручьях. Можно отложить ванну с горячей водой для лучшего времени, когда не будет нужды торопиться, и Ильдико сможет понежиться в ней вместе с ним. Промелькнувший в голове образ вмиг прогнал окутавший разум сонный туман. Бришен разделся и залез в ванну, лишь единожды вздрогнув, прежде чем погрузиться в холодную воду.
Не прошло и часа, как он вытерся, оделся и направился в большой зал. При виде открывшегося взору зрелища грудь раздулась от гордости. Его слуги превзошли самих себя и вернули залу Саггары былое величие тех дней, когда крепость служила летним дворцом королевского двора каи. Для удобства человеческих гостей зажгли и расставили множество факелов, а столы на козлах застлали вышитыми скатертями, окрашенными в драгоценные оттенки лазурного, малинового, крапивно-зелёного и тёмно-лилового, а также столь желанного — амарантинового. Столы были сервированы дорогой керамической посудой, доставленной караванами через горы, и кубками из серебра, добытого в Змеиных пиках далеко на юге.
В углах ни единой пылинки, а висевшие на стенах гобелены были сняты, начисто выбиты и заново развешены, рассказывая истории о далёком прошлом — выигранных битвах и высвобождении магии каи.
От доносящихся из кухни ароматов в пустом желудке Бришена заурчало, а во рту потекли слюнки. Он не знал, какие именно блюда будут подаваться к столу. Несмотря на то, что хозяйка замка каи — человек, обустройство и организация быта прерогатива Ильдико. Бришен знал своё место в привычном укладе вещей. Главное, что от него требовалось — не вмешиваться, хвалить её старания, приходить вовремя к трапезе и съедать еду, которую она распорядилась приготовить. Бришен лишь уповал, чтобы она не заказала картошку.
К нему подошёл Месуменис. Он был управляющим Саггары задолго до того, как Дьедор передал летний дворец Бришену. Он знал здесь всё лучше кого-либо — каждый камень, угол и черепицу на крыше. Верный замку больше, чем кому-либо из его владельцев, Месуменис терпеливо наставлял Бришена стать достойным владыкой и так же отнёсся к Ильдико, когда та прибыла в качестве новой хозяйки Саггары.
Месуменис поклонился:
— Ваше высочество, увиденное заслуживает вашего одобрения?
Бришен кивнул и похлопал Месумениса по спине.
— В высшей мере! Ты и остальные превзошли самих себя.
— Здесь не обошлось без заботливой руки херцегеши́. Ей доподлинно известно, что может понравиться людям.
Бришен ещё раз похвалил Месумениса и продолжил осмотр владений. Множество, просто колоссальное множество преимуществ в том, чтобы иметь супругу человеческой расы, или, по крайней мере, именно его жену. Он поблагодарит её за проницательность при встрече. И если ему удастся при этом не задрать её юбки, это станет свидетельством его самообладания. Его страсть к ней текла подобно расплавленной струйке лавы под кожей. Холодная ванна лишь на время охладила пыл. Бришен скучал и хотел, чтобы Ильдико снова оказалась в его постели — желательно немедленно.
К сожалению, этому не суждено осуществиться, и он отвлёкся, осматривая внутренний и тренировочный двор, при этом игнорируя ехидные замечания Ахнусет, на которую наткнулся, когда та седлала лошадь, готовясь выехать и встретить беладинский отряд на въезде в его владения.
Кузина облачилась в церемониальное военное обмундирование из кожи, а также жемчужного цвета тунику и сшитые из шёлка бирюзовые брюки. Бришен гадал, сколько раз она проклинала его, одевая официальную одежду, предназначенную для столь ненавистных придворных мероприятий.
— Ты прекрасно выглядишь.
Он наступил на и без того больную мозоль.
Ахнусет поджала губы и сощурилась. Бришен не сводил глаз с кинжала на поясе, который она теребила.
— Не понимаю, почему я должна присутствовать на мероприятии, где нужно соблюдать кучу придворных манер. Это обед с беладинским военачальником, где одни только уклончивые речи с хитрыми намёками и скрытым смыслом. Попроси меня встретиться с ним на поле брани, и я с радостью подчинюсь. А это... мне столь ненавистно.
Бришен сочувствовал кузине. Он тоже не любил подобных сборищ, особенно при королевском дворе. И хотя Серовек верноподданный королевству, которое сейчас затаило обиду на каи, они с Бришеном всегда оставались друзьями, пока не встретятся на поле брани, — и он молился, чтобы этого никогда не случилось. А так они будут приглашать друг друга на ужин, общаться и обмениваться ценными сведениями, которых ни один шпион никогда не сможет получить из подкупленных источников.
— Это не двор, — ответил он. — И ты должна присутствовать, как моя главнокомандующая и близкий член семьи. Поэтому ожидаемо, что ты будешь.
Он не стал упоминать, что Серовек дознавался о ней, когда они ехали ужинать в Верхний Салюр. Ша-Анхусет — его доверенная соратница, искусно владеющая боевыми навыками и не обделённая лидерскими способностями. Будь она человеком, Бришен не сомневался, что Серовек попытался бы заманить её к себе в качестве одного из своих командиров.
— Танцевать ты меня не заставишь, — заявила она в последней попытке выказать неповиновение и вскочила в седло.
Бришен пожал плечами.
— Выбор за тобой. — Его губы дрогнули. — Помнится, в последний раз ты отдавила мне все пальцы на ногах. С твоей стороны будет одолжением просто понаблюдать за танцующими.
Бросив на него сердитый взгляд, она пустила лошадь быстрой рысью к казармам, где её ждал остальной эскорт.
Бришен вернулся в дом и направился в комнату Ильдико. Он мог слышать через дверь отголоски беседы в трели — то восторженных, то затихающих — нежных женских голосов. Его стук был встречен тишиной, после чего послышались шаги и распахнулась дверь. Синуэ поклонилась и жестом пригласила его войти.
Ильдико сидела на табурете перед зеркалом. Одетая как аристократка при дворе каи в разрезанную юбку-тунику и брюки тёмных тонов, которые обычно предпочитала — на этот раз сочетание коричневого цвета, схожего на чайный отвар долго кипящего в горшке и блестящего янтаря, мерцающего в свете свечей.
Она встретилась с ним взглядом в отражении зеркала. Её лицо было бледней обычного, омрачённое лавандовыми тенями под глазами и амарантиновыми брызгами на подбородке. Огненные волосы подняты частично вверх и заплетены в косы с россыпью крошечных жемчужин. Супруга была потрясающе красива, и чем дольше Бришен смотрел на неё, тем неудобно тесными становились бриджи.
— Думаю, у нас есть немного времени, верно? — Ильдико кивнула в сторону горничной. — Синуэ почти закончила с причёской.
Ещё раз поклонившись, Синуэ обошла Бришена и вернулась к своей госпоже. Её ловкие пальцы колдовали с расчёской, и в мгновение ока волосы Ильдико были уложены, украшены жемчугом и заколоты шпильками. Затем горничная с понимающим выражением лица вышла из комнаты, оставив дверь приоткрытой.
Ильдико поднялась с табурета, повернулась к Бришену и развела руками.
— Что скажешь? Я не посрамлю тебя перед гостями?
Бришен сократил расстояние между ними, пока они не оказались лицом к лицу. Он наклонился и нежно поцеловал её в мочку уха. И пускай он ограничился крошечной лаской, всё равно почувствовал её дрожь.
— Великолепно выглядишь, хотя без одежды ты ещё прекрасней. — Они обменялись улыбками. — Сожалеешь?
Ильдико покачала головой.
— Только о том, что заснула.
Бришен уткнулся носом в мягкие волосы у неё на виске.
— Кому какое дело до гостей? Пойдём ко мне в постель. Немедля.
Он знал, что ответ будет отрицательным. Предрешённый заранее итог и худшее, что она могла сделать — сказать «нет». Но если вдруг с её губ сорвётся «да»...
Ильдико повернула к нему голову и прижалась щекой к его щеке.
— Ты испортишь мне причёску, — поддразнила она.
— А ты отнимаешь мой покой, — возразил он. Бришен обвил рукой гибкий стан. — Так каков будет твой ответ?
— Позже. Мы хозяева, Бришен, и не можем опоздать.
Со вздохом он отступил от источника искушения и предложил ей руку.
— Тогда давай поскорее покончим с этим.
Бришен проводил её в коридор и повёл к одной из лестниц, ведущих в большой зал.
Ильдико сжала его руку.
— Я не скучаю по двору Харадиса, но мне очень не хватало твоего придворного одеяния. Ты будешь самым красивым мужчиной на этом вечере.
Бришен слегка улыбнулся.
— Ты имеешь в виду самым красивым каи.
Ранее Ильдико похвалила внешность Серовека, когда он спросил её мнение. В глазах его супруги беладинский лорд будет самым привлекательным из присутствующих.
Уголки её губ слегка опустились.
— Нет, — возразила она. — Самым красивым мужчиной.
— Там будет лорд Пангион.
Ильдико пожала плечами.
— И что же? Моё мнение остаётся неизменным.
Он резко остановился и подхватил Ильдико на руки. Удивлённый возглас перешёл в стон, когда он поцеловал её. Ладошки скользнули по плечам, а потом пальцы стали поглаживать косу, обвивавшую его шею.
Бришен утратил счёт времени и позабыл о гостях, ужине, окружающем мире. Он проклинал свою неспособность подарить ей поцелуй, каким одаривала она его — мягкое соединение языков и губ, такое чувственное и соблазнительное, что у него кружилась голова.
Бришен застонал, когда по замку разнёсся колокольный звон, возвещавший о прибытии гостей. Голубые глаза Ильдико снова потемнели, а губы покраснели. Руки соскользнули с его плеч, и она отступила, установив между ними столь необходимое расстояние.
— Мы никогда не доберёмся до парадной, если будем продолжать в том же духе.
— Не вижу в этом никаких проблем, — буркнул он.
— Я тоже, но у других будет иное мнение, — она потянула его руку. — Пойдёмте, ваше величество. Нас ждёт главный выход.
Надев на лицо вежливую маску, Бришен накрыл ладонью руку жены и повёл её к парадной.
Его ждала долгая, бесконечная ночь.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Cerera, Natala, llola, lanes, Gwen

Грейс Дрейвен - Сияние 08 Июнь 2020 16:41 #47

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1090
  • Спасибо получено: 2341
  • Репутация: 109
Бришену вдвойне повезло: с двоюродной сестрой, а теперь и с женой, каждая - это уникальный сплав качеств, сдобренный огромной долей порядочностью. От его мамы можно всего было ждать, но сцена убийства собственной дочери, навеки врезавшаяся в память брата, поражает своей страшной жестокостью.
Девочки, спасибо. :flowers
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel, Cerera

Грейс Дрейвен - Сияние 08 Июнь 2020 19:53 #48

  • lanes
  • lanes аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 25
  • Спасибо получено: 35
  • Репутация: 2
Девочки, Большое спасибо за продолжение!!! :36 flo8 flo8
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel

Грейс Дрейвен - Сияние 14 Июнь 2020 08:46 #49

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 2018
  • Спасибо получено: 2054
  • Репутация: 60
Спасибо большое за продолжение!!! :36
Какая насыщенная глава. Столько всего.
Бедный Бришан, такое увидеть в детстве( После такого ещё больше хочется чтобы Секмис получила по заслугам.
Героям теперь хочется больше времени вместе проводить, а у них тут гости всякие)))
Ждём проду :flirty6-smi
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Solitary-angel
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3