Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня

ТЕМА: Даринда Джонс - Седьмая могила без тела

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 25 Фев 2016 12:35 #481

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8645
  • Репутация: 652
Спасибище за голоса всем-всем-всем! Наши уже отстают, но это мелочи)). В своей четверке мы всех обскакали, как мне и хотелось, а еще я в стотыщщный раз убедилась, какие клевые читатели у этой серии! :59
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Natala, RuSa

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 25 Фев 2016 13:01 #482

  • Nafisa
  • Nafisa аватар
  • Не в сети
  • Tialas
  • Сообщений: 237
  • Спасибо получено: 579
  • Репутация: 35
Ну, я вернулась, все прочитала и проголосовала (в третьем раунде) второй пропустила. Ирина, Вика, СПАСИБО за новые главы, безумно интересно. Влюбленная и безумная в одном лице, репортерша, за Рейеса отомстила и снова его подставила, надеюсь дядю Чарли спасет...
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa, Amitaf

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 25 Фев 2016 13:24 #483

  • reda
  • reda аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 24
  • Спасибо получено: 41
  • Репутация: 4
Проголосовала. Посмотрела, что за вторая книга. Налини Сингх и ее Гильдия охотников тоже очень крутая, если кто не читал, то всем советую
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 25 Фев 2016 14:22 #484

  • RuSa
  • RuSa аватар
  • Не в сети
  • Редактор, Дизайнер
  • Сообщений: 264
  • Спасибо получено: 747
  • Репутация: 91
Euphony пишет:
Спасибище за голоса всем-всем-всем! Наши уже отстают, но это мелочи)). В своей четверке мы всех обскакали, как мне и хотелось, а еще я в стотыщщный раз убедилась, какие клевые читатели у этой серии!
И я присоединяюсь! Спасибо всем огромное! :flowers

reda пишет:
Проголосовала. Посмотрела, что за вторая книга. Налини Сингх и ее Гильдия охотников тоже очень крутая, если кто не читал, то всем советую
Ой, ну не знааааааааю. Я всегда за Чарли и Рейеса : dancing* : dancing:
А наше лидерство сменило курс, мда. ОбЫдно! sorry1
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, Natala

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 25 Фев 2016 22:24 #485

  • reda
  • reda аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 24
  • Спасибо получено: 41
  • Репутация: 4
Ой, ну не знааааааааю. Я всегда за Чарли и Рейеса : dancing* : dancing:
А наше лидерство сменило курс, мда. ОбЫдно! sorry1
Я тоже голосовала за них, но и эта книга очень понравилась, даже не дождалась окончания перевода прочитала на английском, правда только те книги где про Рафаэля и Елену
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 01:32 #486

  • elvira
  • elvira аватар
  • Не в сети
  • Таурэтари
  • Сообщений: 1835
  • Спасибо получено: 3222
  • Репутация: 155
Chanka пишет:
это как смотреть сериал по телевизору, когда на самом интересном моменте заканчивается серия, а ты не можешь дождаться следующей!!! Девочки огромное вам спасибо за перевод, за то что стараетесь не растягивать наше любопытство, вы большие умнички
Не смогла не процитировать,ибо аналогичное чувство в конце каждой главы. Девчата книгу выкладывают очень быстро,вне конкуренции.
Ириш,Русик обоим низкий поклон. Девчата,спасибо Вам.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa, Amitaf

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 20:44 #487

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8645
  • Репутация: 652
Я знаю, что попаду в ад.
А значит, остается либо от души покуражить,
либо запереться в четырех стенах.

Надпись на футболке

Как только мы свернули на длинную дорогу, которая, если верить навигатору, вела к хижине родителей Сильвии, солнце село. В Тихерасе полно деревьев, но там, где мы оказались, земля была почти бесплодной. А значит, если Сильвия где-то здесь, то легко может нас увидеть.
Выключив на всякий случай фары, я медленно поехала дальше. Горизонт все еще сиял розовым светом, так что дорогу было видно. Взобравшись на небольшой холм, мы опять въехали в гущу деревьев. Пришлось включить фары и надеяться, что стволы и ветки скроют наше приближение.
Примерно через милю мы снова оказались на голой земле. Прямо посередине поляны стояла хижина. В окнах горел свет.
- Останови здесь, - велел Ош и выскочил из машины еще до того, как колеса перестали крутиться.
Тихонько закрыв за собой дверь, он помчался между деревьями, растущими вокруг поляны, к дому, а я попыталась дозвониться до капитана. Сеть здесь не ловила. На всякий случай я написала Куки, что в хижине кто-то есть, и попросила передать это капитану. Потом нажала «Отправить» и, выпрыгнув вслед за Ошем из Развалюхи, двинула к ближайшим деревьям. Ош явно собирался обойти дом сзади. Так меньше шансов, что нас заметят, потому что вся передняя стена была из зеркального стекла.
В разных местах я заметила нескольких призраков. Причем стояли они так, чтобы видеть каждый темный закуток. Шпионы Рейеса? Я узнала женщину в белом, с которой он разговаривал, и которая утонула в летящем вечернем платье. Я тоже хочу так умереть. Стильно и при полном параде.
Она обернулась, заметила меня и исчезла. А потом появилась совсем рядом:
- Здравствуй.
От неожиданности я подскочила. Поскольку сидела я на корточках, смотреть пришлось снизу вверх.
- Привет. Тебя Рейес послал?
- Да. Но мы еще ни одного не видели.
- Ни одного?
- Из Дюжины. Насколько я могу судить, псы пока не в курсе, что ты здесь. Одна. Практически ночью. Совершенно уязвимая.
Для проформы женщина нахмурила изящные брови и смерила меня мрачным взглядом. Будь я кем-нибудь другим, до смерти бы перепугалась, если бы меня отчитывала мертвая женщина в вечернем платье, да еще и смазанным макияжем. Хорошо, что я – это я.
В ответ я наградила ее точно таким же взглядом.
- Здесь может быть мой дядя. Ты видела кого-нибудь в доме?
- Дом меня не волнует. Рейес послал меня стеречь тебя, а не твоего дядю.
Я выпрямилась в полный рост, а она все равно оказалась сантиметров на пять выше. В свою защиту замечу, что барышня была на каблуках.
- А ты можешь метнуться туда и обратно и сказать мне, там ли Сильвия, и если да, то кто с ней?
Собеседница мне не ответила, потому что следила за дорогой, по которой к нам приближались чьи-то фары. Если это машина Сильвии Старр, и если сама Сильвия увидит мой джип, то страшно даже представить, что она может сделать с дядей Бобом. Опять же, если Диби у нее. В голове не укладывалось, как эта миниатюрная женщина может кого-то похитить. Мы знали, что как минимум одну жертву она чем-то накачала. Мужа миссис Чендлер. Может быть, рогипнолом. Но как ей удалось провернуть это с Диби? Они ведь не ходили пропустить по стаканчику, а на стоянке перед участком она вряд ли могла бы подсыпать ему наркотик, известный среди любителей насиловать своих жертв на свиданиях.
К тому же дядя Боб – здоровый мужик. Чтобы превратить его в послушного теленка, Сильвии понадобилась бы тройная доза. Короче говоря, я не могла себе представить, как она могла все это организовать. Но, так или иначе, скоро все выяснится.
Машина ехала медленно, а из-за фар ее невозможно было рассмотреть. Я опять присела. Фары дважды мигнули и погасли. Узнав мощную черную тачку, я помчалась к ней через деревья и с разбега бросилась на шею Рейесу. Каким-то чудом он устоял на ногах и крепко прижал меня к себе.
- Ты приехал, - выдохнула я, и от одного его присутствия страх за дядю Боба чуточку ослаб.
Но ведь Диби второй раз вызвал его на допрос ни за что, ни про что. Может быть, Рейес вовсе не горит желанием ему помогать.
Открылась пассажирская дверь, и из машины вихрем вылетела Куки.
- Он здесь? Ты его нашла?
Ее глаза бешено оглядывали окрестности. Добежав наконец до нас, Куки стиснула меня в объятиях с энтузиазмом отбойного молотка.
- Пока не знаю. А ты зачем сюда заявилась?
Куки воззрилась на меня с отвисшей челюстью:
- Ты спятила, что ли?
- Она угрожала запрыгнуть на капот, если я не пущу ее в машину, - объяснил Рейес. – Иными словами, была полна решимости.
- Понимаю, - одобрительно кивнула я. За преданность моя любовь к подруге стала еще сильнее. – Но прямо сейчас ты, барышня, возвращаешься в машину.
- Чего? Да конечно! Я иду с вами.
- Кук, мы все еще не знаем, что там творится.
- Он у нее, - сказал подбежавший к нам Ош. – Они в подвале.
Громко ахнув, Куки прикрыла руками рот. Я была с ней целиком и полностью солидарна. Сокрушительной волной нахлынул страх, и рука Рейеса на моей сжалась крепче.
- Он… он… - Я хотела задать вопрос на миллион, но слова как будто застряли в горле.
- Он жив? – спросила за меня Куки тихим и полным надежды голосом.
- Пока да. Толком ничего не рассмотрел, но, кажется, его подстрелили.
Я услышала все, что нужно. Время было на исходе. Сорвавшись с места, я с бешеной скоростью помчалась по укрытой мраком, неизвестной земле, собираясь выломать к чертовой матери дверь и избить тварь до полусмерти.
Не пробежала я и полпути, как меня повалил на землю Рейес. Мы кубарем покатились по поляне, и краем глаза я заметила Оша, который оказался тут как тут, явно готовый к любой моей дикой выходке.
Я боролась. Пустила в ход весь свой обширный арсенал. Замедлила время. Попыталась сбить Рейеса с ног. Мне была нужна его помощь, поэтому не хотелось причинять ему боль. Но на споры времени не оставалось. Я должна была как можно скорее добраться до Диби.
Рейес успел схватить меня за запястье. Я вывернула руку и обратила его же силу против него. Вот только Рейес – воин. Он был генералом в аду и чемпионом на земле. И в обоих мирах нес смерть. В драке один на один у меня не было ни единого шанса. Мы боролись за первенство. Он тоже старался не причинить мне боли, иначе я бы давно превратилась в котлету. Но нежелание Рейеса физически меня ранить было его слабым местом. И я на всю катушку воспользовалась преимуществом.
Снова оказавшись сверху, я уже открыла рот, чтобы произнести одно-единственное слово, которое в мгновение ока парализует Рейеса, как вдруг в меня врезался Ош. Мы грохнулись на каменистую землю и проехали несколько метров, причем большинство повреждений даэва принял на себя. Но все равно от удара из моих легких вышибло воздух. Диафрагма сократилась, и сделать полноценный вдох стало почти невозможно. Падение меня дезориентировало, и на несколько мгновений я потеряла контроль над временем. Этого хватило, чтобы оно вернулось со всей присущей ему силой и дезориентировало меня еще сильнее.
И в этот самый момент я почувствовала, как на моей руке сжимаются холодные пальцы. Мертвая «светская львица» куда-то меня тащила, как будто я валялась на рельсах перед несущимся поездом, а она пыталась меня спасти. Ее глаза превратились в блюдца, а рот открылся, словно она собиралась закричать.
А потом я услышала низкое, утробное рычание. Буквально в паре сантиметров от собственной шеи. Повернулась и успела заметить, как Рейес бросается на серебристо-черные очертания зверя. Чудовище было так близко, что я чувствовала на щеке его обжигающе горячее дыхание, от которого волосы встали дыбом.
На этот раз часы замедлили свой ход сами по себе, и я в ужасе смотрела, как из ниоткуда появился второй адский пес и перехватил Рейеса в полете. Сила зверя была настолько невероятной, что Рейес сразу стал падать, как пловец, совершающий прыжок в воду. Вместе с псом они пролетели над нами с Ошем и упали на землю, подняв столб пыли. Перед моими глазами разворачивалась смертельная схватка, а я увидела только влажный блеск клыков зверя за секунду до того, как они глубоко погрузились в ребра Рейеса, разрывая плоть и ломая кости. Но Рейес даже виду не подал, что что-то почувствовал. Оторвав от себя пса, он одним молниеносным движением свернул ему шею. Однако первый уже приспосабливался к изменениям во времени. Поискрив серебром, пес помотал головой и бросился в атаку, вцепившись зубами в плечо Рейеса.
Беда в том, что Рейес дрался с третьим. А второй, которого он только что вырубил, уже приходил в себя. Я поняла, в какое бесполезное сражение мы ввязались. Псов невозможно победить.
Один из них сомкнул зубы на бедре Рейеса, и Рейес упал на одно колено. Я собиралась броситься на помощь, но не успела. Ближайший к нам пес напал на Оша, и они покатились по земле. Как только я осталась одна, еще один зверь вцепился зубами мне в щиколотку и потащил в лес. Женщина в белом выпустила мою руку и, заметив очередного бегущего ко мне пса, выпрямилась, готовясь к бою. Решительно расправив плечи, она встала на пути у монстра. Но тому хватило одного прыжка, чтобы сбить «светскую львицу» с ног. В ночной тишине его рев показался мне громом среди ясного неба.
И тут я поняла всю важность того, что происходит. К нам явилась вся Дюжина целиком. А призраки, шпионы Рейеса, сражались бок о бок с нами с такой свирепостью, какой я даже не ожидала.
Я попыталась пнуть пса, который тащил меня в кусты, но этим только помогла ему ранить меня еще сильнее. Вскрикнув от боли и дикого страха за Рейеса, я выгнулась, чтобы хоть что-то рассмотреть. Теперь я четче видела зверя, с которым дрался Рейес, потому что они оба были испачканы в крови. Где-то вдалеке кто-то рычал, но Оша я так и не разглядела.
Страх разгорелся бушующим пожаром. Я снова пнула пса, и на этот раз он меня отпустил. А через секунду навис надо мной огромной массой, как целый дом. На меня опустилась здоровенная лапа, накрывшая половину грудной клетки. Ребра затрещали.
В отличие от призраков, почти прозрачные адские псы в темноте были едва различимы. Но в лунном свете серебристой пылью мерцал черный мех, высвечивая то плечо, то ухо. Я посмотрела вниз. Моя шея была зажата между двумя огромными когтями, поверх которых мне с трудом удавалось замечать окружающий мир. Пес пригнулся, оказавшись со мной нос к носу. От желания оторвать мне голову у него подрагивала пасть. Он зарычал, и вдруг послышалось другое рычание. Появилась еще одна собака и подползла так близко, что не оставалось сомнений: она готова драться с моим мучителем не на жизнь, а на смерть.
Артемида просунула голову между моим лицом и мордой адского пса и поднялась на все четыре лапы, заставив его отступить. Пусть всего на пару сантиметров или на пару секунд, но я радовалась тому, что она выиграла мне время. От ярости ее трясло. В оскалившейся пасти поблескивали страшные клыки. Артемида явно не думала о том, что сильно уступает псу в размерах. Вспомнилось, что однажды у дома я видела, как чихуахуа напала на огромного питбуля. В основном, конечно, с лаем. Прелестный питбульчик совсем растерялся, не зная, что и думать о миниатюрном агрессоре, и, казалось, волновался исключительно о собственных лапах, пока чихуахуа прыгала вокруг него, тявкала и пыталась укусить. Но Артемида выглядела по-настоящему пугающе. Она медленно двинулась вперед, как Давид, теснящий Голиафа.
Мне хватило времени дотянуться до ботинка. Сделав глубокий вдох, я нащупала рукоять Зевса, вытащила его и с размаха всадила в адского пса, ощутив сопротивление, когда лезвие вошло в плоть где-то сбоку. Однако зверь с дикой скоростью извернулся и сомкнул зубы у меня на руке до самой кости. От боли потемнело в глазах.
Артемида воспользовалась шансом, бросилась вперед и вцепилась зубами в шею пса. Вот только можно ли их ранить? Могла ли Артемида на самом деле причинить чудовищу хоть какой-то вред? От веса лапы на груди все еще было тяжело дышать. Внезапно меня пронзило такой болью, что казалось, будто тело разорвали пополам. Пес сломал мне ребро. Я вскрикнула, когда сломалось второе. Глаза закатились, к горлу огромной волной подступила тошнота. Я почувствовала, как осколки проткнули легкое и оно наполняется кровью. Дышать стало еще тяжелее, а зверь продолжал драться с Артемидой, используя меня как трамплин.
Кое-как мне все-таки удалось осмотреть поляну. Рейес дрался сразу с несколькими псами, словно его совершенно не волновали ни зубы, ни когти, ни кошмарная кровопотеря, ни даже тот факт, что живыми нам отсюда наверняка не уйти. Его лицо было лишено всяких эмоций, каждое движение подчинялось отточенным инстинктам. Вырвавшись наконец из месива, он побежал ко мне. Но по пути на него набросился еще один монстр. Рейес пригнулся, проскользнул под зверем и, схватив за мех обеими руками, впечатал в землю. Пес взвыл, а Рейеса уже повалил другой. Они покатились по поляне и оказались еще дальше от меня, чем были до сих пор. На ум пришла мысль, что это и было целью псов – не давать Рейесу ко мне приблизиться и попутно покалечить его как можно сильнее.
Стиснув от боли зубы, я закрыла глаза и стала накапливать энергию, пока молекулы не сжались, превратившись в мраморную твердь. Словно пар, которому нет выхода, давление росло и росло. А секунду спустя из меня наружу вырвался свет и вспыхнул в воздухе ядерной бомбой.
Стоявший надо мной зверь вздрогнул и, поскуливая, отступил. Его затрясло, он упал, но тут же поднялся. Потом тряхнул головой и фыркнул, как будто запахло чем-то вонючим. Я осмотрелась, чтобы понять, что произошло.
Оказалось, от меня никакого толку. Всего на несколько секунд псы ошеломленно замерли, но быстро пришли в себя. Рейесу хватило времени только встать на ноги, как на него опять обрушился зверь.
Я валялась на земле и понимала, что надежды нет.
У меня не получилось.
Не получилось.
Не получилось.
Когда зубы зверя сомкнулись на Рейесе, второй попытался вцепиться ему в шею. Рейес заметно устал. Ему удалось защититься от смертоносных челюстей и обвить ногой шею зверя. Мне показалось, шея вот-вот сломается, но вместо этого они вместе перевернулись в воздухе и пес опять оказался сверху. Из пасти капала кровь. Второй подкрался ближе, и звери переглянулись. Словно обменивались мнениями. Планировали атаку. Готовясь совершить очередной прыжок, второй пес пригнулся.
И в этот миг Рейес посмотрел на меня. Его лицо было покрыто кровью, и выглядел он почти так же, когда в нашу первую встречу, когда мы с Джеммой таскались по городу в поисках подходящих кадров для школьного проекта. Тогда у Рейеса был такой же взгляд. Он смирился с судьбой. Принял неизбежность собственной смерти.
По поляне неспешно прошел тихий шепот, но мои уши отчетливо услышали слова на голландском:
- Houdt haar veilig.
«Береги ее». Пип. Рейес говорил о Пип.
А потом расслабился. Голова и руки упали на землю. Он больше не собирался защищаться. Внезапно вокруг него разлилась тьма, и до меня дошло, что он задумал. Пока псы будут заняты его физическим телом, Рейес будет драться с ними в нематериальном виде. Вот только его убьют раньше, чем он успеет хоть что-нибудь сделать. Сражавшиеся бок о бок с нами призраки исчезли. Звери были слишком сильны. И слишком быстры.
Меня затопило страхом, но в голове забрезжила какая-то искорка, постепенно оформившаяся в осознанную мысль. Я поняла, в чем проблема. Там, откуда я пришла, я была чистой энергией. Стихией из духа и света. Яркого, как тысячи солнц. Но здесь этот свет отфильтровывался сквозь мое человеческое тело. Сила, которая должна была как минимум обратить адских псов в бегство, заставила их всего-навсего чихнуть. Казалось, их нематериальные тела непроницаемые.
Мне нужно было освободить свет. Не дать зверям разорвать Рейеса на куски. Он материализовался черной клубящейся массой и укрыл меня волнами непроглядной тьмы. Специально. Чтобы я не видела, что с ним произойдет. Чтобы воспоминания об этом не жгли меня всю оставшуюся жизнь. Я услышала свист огромного лезвия, рычание и резкий визг. Но даже меч Рейеса не убивал псов. Пусть я ничего не видела, но это знала наверняка.
Я должна была освободить свет.
Зверь надо мной отбросил Артемиду в сторону, как тряпичную куклу, и в голове осталась одна-единственная мысль. Нужно выпустить свет на свободу. Я крепко сжала Зевса – мистический кинжал, каким-то чудом нашедший путь к Гаррету Своупсу. Единственное оружие, которым можно убить любого демона в этом мире, и которое вибрировало от силы, как будто было живым и обладало собственной волей.
Я не хотела умирать. Если умру я, умрет и Пип. Если я выживу, на землю опустится тьма и в конце концов погибнет все живое. Так сказал мне Рокет. Выбор очевиден. Впрочем, вряд ли у меня вообще был выбор. И все же я не могла не задуматься о том, верны ли видения Рокета.
До сих пор я считала, что все в сверхъестественном мире, как и на земле, можно изменить. Сатана мог ввести Рокета в заблуждение по поводу моей кончины. Сфабриковать предсказание, что если я не умру, то погибнут миллионы или даже миллиарды людей.
Но, может быть, все это входило в план. С самого начала времен. Может быть, моей дочери суждено уничтожить ублюдка (а так или иначе она его уничтожит), прожив жизнь не на земле, а в другом мире, где повзрослеет ее душа, сама ее суть.
Последней была мысль о Рейесе. О мерцающих глазах и кривоватой ухмылке. Все равно мне придется умереть. Об этом я знала уже несколько недель. А раз так, то хотя бы спасу Рейеса. Прежде чем пес смог закончить начатое, я закрыла глаза и пообещала дочери, что увижусь с ней на небесах.
А потом услышала, как Рейес зовет меня по имени. Дважды. Глубокий тембр прокатился по небу раскатом грома. На третий раз голос был совсем отчаянным, едва слышным. Наверное, он заметил кинжал.
Представляя любимое лицо и бережно храня в сердце мысли о дочери, я всадила Зевса в грудь. Никогда в жизни ничего похожего не испытывала. Было больно, когда лезвие вошло в плоть, но когда оно прошло дальше и проткнуло мне сердце, жгучая боль стала непереносимой, и разум помутнел. На одно короткое мгновение показалось, что надо мной распахнулись небеса, и я увидела ангелов. Не херувимов из детских сказок, а настоящих воинов – высоких, свирепых, непоколебимых. Один из них, с темными волосами и огромными крыльями, заслонившими горизонт, насмешливо приподнял бровь.
В последний раз вздохнув как человек, я ощутила разливающееся внутри тепло. А секунду спустя из сердца хлынул ослепительный свет. Словно, проткнув себя кинжалом, я разрушила некий барьер между своей земной оболочкой и духовной энергией. За одну беззвучную вспышку все изменилось. Я отправила освобожденную часть себя, свою сущность, к каждому адскому псу. Острые, как лезвие, зубы блестели в открытых пастях. Ниточки света падали на похожий на чешую мех, и звери загорались изнутри, светясь, как расплавленная лава.
Ближайший ко мне пес взвыл и скорчился от боли, запрокинув голову, как будто собирался укусить мучительное пламя. Серебристо-черная пыль, покрывавшая его мех, осыпалась порошком и разлетелась на ветру. В последнюю секунду пес прыгнул на меня, но в сантиметрах от цели от него осталась только кучка черных тлеющих оранжевым светом частиц, которые тоже постепенно разлетелись во все стороны.
Так происходило снова и снова. Прикосновение света запускало цепную реакцию, в результате которой псы буквально распадались на части, пока ни одного из них не осталось.
Кое-как встав на колени, я посмотрела на валявшегося на земле Зевса. Потом на свою грудь. На бегущих ко мне Рейеса, Оша и Куки. Потрогала лицо, пытаясь понять, жива я или нет. Впрочем, мертвой я себя ни капельки не чувствовала. Наоборот, во мне просто ключом била жизнь.
С ошеломленным выражением лица Рейес на бегу упал передо мной на колени.
Несостоявшаяся кончина не укладывалась в голове. Я уставилась на футболку. Над сердцем расплылось алое пятно, но на груди не было ни царапинки.
- Как ты это сделала? – спросил Рейес, когда Ош остановился рядом таким же макаром – на коленях.
Я понятия не имела, поэтому молча покачала головой, посмотрела на Зевса и поняла, что больше не чувствую силы, которая исходила от него раньше. Словно из него ушла вся энергия, превратив в обычный нож, который отныне мог разве что поцарапать сверхъестественное существо. Тем не менее, я затолкала его обратно в ботинок, потому что поняла: сила кинжала перешла в меня. И в нашу дочь. Мало того, эта сила сплавила нас вместе не только физически, но и духовно. И эта связь породила сверхъестественное оружие массового поражения. Ничего подобного я раньше не совершала, а значит, мне помогла сила, которую дала мне Пип. Моя собственная энергия объединилась с ДНК Рейеса, и вместе они создали истинное дитя богов.
Рейес ошеломленно застыл. Ош – тоже. Куки, которая вообще не видела адских псов, похоже, пребывала в состоянии капитального шока.
Только сейчас до меня дошло, что идет дождь. Точнее ливень.
Я протянула руку и набрала в ладонь дождевой воды, раздумывая, не шлет ли тот чудаковатый ангел с насмешливыми бровями мне какое-то послание.
- Кажется, я на минутку умерла, - сказала я Рейесу, глядя, как по красивому лицу текут струи дождя.
Я промокла до нитки, но исходящий от него жар согревал до самых костей.
Рейес попытался меня обнять, но я в ужасе отшатнулась.
- Тебя же на куски порвали! – выдохнула я и прикрыла ладонью рот, боясь даже присмотреться к его ранам.
- На этот раз все не так плохо, - покачал головой Рейес. – Мы учимся на своих ошибках.
- Как Пип? – спросил Ош, нетерпеливо схватив меня за плечо и развернув к себе.
В ответ я молча кивнула, и на его лице явно проступило облегчение. Он наклонился и положил ладонь мне на живот, чему ни капельки не обрадовался Рейес. Не в силах на них смотреть, я крепко зажмурилась. Футболки и джинсы на обоих насквозь пропитались кровью.
Стоявшую неподалеку Куки заметно трясло, а ее лицо от шока превратилось в маску.
Через секунду, которая длилась целую вечность, Ош кивнул:
- С ней все в порядке. Она… - Он задумчиво опустил голову. – Она сильнее, чем раньше.
- Она – будущее этого мира, - уверенно заявила я, как будто лично все спланировала. – Нелегкая ноша для девочки, поэтому ей понадобится вся возможная и доступная сила.
- Ох, солнышко, - наконец разморозилась Куки, присела рядом и крепко меня обняла. – Ты собиралась покончить с собой!
- Прости, Кук. Я думала, другого выхода нет. – Я посмотрела на Рейеса. Если судить по крепко сжатым зубам, его этот вариант просто-напросто бесил. – Псы ушли? – спросила я у него.
- Пока да, - ответил за Рейеса Ош и добавил: - Но ты должна понять: как меня и Рейазиэля, для такого их и создавали. Не думаю, что они сдохли. К тому же, кое-что теперь мы знаем без тени сомнения. Им всем удалось пробраться в этот мир.
- Рейес? – спросила я, надеясь на другой ответ.
Глядя на горизонт, он неохотно кивнул:
- Ошекиэль прав. Сегодня они уже не вернутся, но рано или поздно мы опять с ними столкнемся. Псов не изгоняли с небес, поэтому их не так легко убить.
- Лично я ничего легкого не заметила, - сердито буркнула я, начиная злиться.
Вот только сам Рейес был наглядным подтверждением слов Оша. Глядя на них обоих, я с трудом оставалась в сознании. Представить не могла, что после такого количества ран тело может выжить. И не подозревала, что под плотью кости действительно белые. Их обоих буквально рвали на куски, но они все еще стояли на ногах и готовы были снова сражаться.
Вспомнив, почему мы вообще здесь оказались, я громко ахнула:
- Дядя Боб! – и со всех ног помчалась к хижине. Само собой, я хорошо понимала, что должна быть мертва, но вместо этого не чувствовала ни намека на боль. Исцелились даже сломанные ребра. – Куки, стой, где стоишь! – крикнула я, еще не успев добраться до дома.
И во второй раз за вечер меня сбил с ног Рейес. Потом поднял с земли и, пока я пыталась вырваться из крепких рук, жестом велел Ошу идти вперед. Да елки-палки! Я только что дралась с Дюжиной адских псов! Уж точно мне по зубам справиться с одной-единственной психопаткой. Но у нее был дядя Боб, а он бессмертием точно не отличался.
- Наверняка она уже знает, что мы здесь, - сказал Ош, обгоняя нас. – Очень сомневаюсь, что она не заметила эпическое сражение у себя же во дворе.
- Рейес, - начала я, извиваясь в его руках. В конце концов он поставил меня на ноги, чтобы я могла идти сама, как большая девочка. – Как хочешь, но я пойду в этот дом.
- Только после меня.
Мы обошли хижину сбоку и присели, а Ош подкрался к окну и заглянул внутрь.
- Свет горит, но я никого не вижу.
Рейес жестом приказал мне сидеть на месте (ага, так я и послушалась!) и быстро двинулся по крыльцу к входной двери. Ясное дело, я пошла за ним. Он проверил дверь, которая оказалась открытой, и присел. Я присела рядом, коснулась его руки и прошептала:
- Дай мне пойти первой.
- Нет, - прошептал в ответ он.
Я наградила его своим лучшим убийственным взглядом и поймала себя на том, что пялюсь на его рот. Ей-богу, ни один мужчина не должен иметь такие чувственные губы.
- Я могу тебя заставить, - тихо проговорила я, наполовину угрожая, наполовину обещая.
Рейес подался вперед и остановился за миг до того, как наши рты соприкоснулись.
- Ты можешь заставить меня делать все, что угодно. – Несколько напряженных секунд он изучал мои губы, а потом опустил голову, как будто собирался меня поцеловать, и добавил: - Но сейчас доверишься мне.
Я и глазом моргнуть не успела, как он замедлил время. Лично для меня все выглядело так, будто он просто-напросто испарился. Я выругалась и помчалась в дом, но к тому моменту, когда споткнулась о первую попавшуюся мебель, Рейес уже стоял передо мной.
- Он внизу. В подвале.
Я осмотрелась по сторонам и заметила ведущую вниз лестницу, на которой уже стоял Ош перед самым входом в подвал.
- Она с ним, - добавил Рейес. – И, похоже, чем-то его накачала.
- Как он? – прошептала я, злясь на жениха за трюк со временем, когда я меньше всего этого ожидала. Это ведь нечестно!
Перед тем как ответить, он крепко взял меня за запястье, как будто хотел привязать к себе.
- Его однозначно подстрелили.
Думать было некогда. Я сорвалась с места и умудрилась обскакать уже протянувшего ко мне руки Оша. Потом замедлила время, застав их обоих врасплох, и помчалась вниз по темной лестнице.
Оказавшись в еле-еле освещенном подвале, где явно не закончили ремонт, я увидела лежащего на спине дядю Боба. Галстук ослаб и свисал на одну сторону. На белой рубашке виднелись темно-красные пятна. А под ним медленно расплывалась лужа крови, как будто самой крови осталось совсем немного. Я не стала тратить время на поиски Сильвии и сразу побежала к Диби.
- Дядя Боб! – прошептала я, присев рядом, чтобы проверить веревки. Сильвия связала ему руки за спиной, но Рейес был прав: Диби точно поймал пулю. А сейчас был без сознания. – Дядя Боб, - повторила я, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
Короткие каштановые волосы и вся левая сторона лица были покрыты запекшейся кровью, как будто Сильвия била его чем-то тяжелым и тупым, потому что вырубить Диби не так-то просто.
Уложив его голову себе на колени, я погладила его по щеке, склонилась и прошептала на ухо:
- Пожалуйста, дядя Боб! Прошу тебя, очнись.
Внезапно я поняла, что он теплый, и в груди затеплилась надежда. Я поискала на шее пульс и нашла – пульс казался сильным и упертым, как бык.
Я поцеловала Диби в лоб и уже собиралась проверить рану, которая, похоже, была где-то справа в районе ребер, как вдруг меня что-то укололо в шею. Почти непроизвольно я замедлила время и вытащила из кожи иглу. Оставалось только надеяться, что фигня в шприце не была смертельной. Так и не остановившись до конца, время вернулось, но все вокруг почему-то замедлилось.
Я обернулась посмотреть на нападавшего, но даже он, точнее она двигалась медленно. Или скорее расплывалась.
Я пнула ее по руке, и Сильвия Старр отшатнулась, но тут же бросилась к упавшему на пол шприцу. Подхватив дядю Боба под мышки, я попыталась оттащить его к лестнице, но мир почему-то упрямо кренился влево. Изо вех сил я старалась как-то к нему приспособиться, при этом не упав. Мир продолжал крениться, пока пол не встал вертикально, прижавшись к моему плечу и щеке. Почему это гравитация так быстро изменилась? А если так и дальше пойдет, мы же просто-напросто попадаем с Земли! Ну и где мы тогда окажемся?
Меня сильно дернули за волосы, а к виску прижался холодный металл.
- Ты не понимаешь – сказала женщина так, словно все это время мы вели с ней премиленькую беседу. – Это он отправил тебя туда.
- Куда – туда? – уточнила я.
- В тюрьму.
- Я никогда не была в тюрьме. В смысле не сидела. Хотя однажды…
- Мисс Рэммар, не нужно.
Это был дядя Боб. Может быть, он проснулся от того, что я тыкала в него пальцами.
- Меня зовут Сильвия Старр! – зашипела Сандра-Сильвия, но уже через секунду ее голос превратился в умоляющее нытье. – Если бы он тебя не арестовал, тебе не пришлось бы десять лет сидеть в той адской дыре!
- Да что ты знаешь про ад?
Это был Рейес. Он пришел меня спасти!
- Держись! – крикнула я, едва ворочая языком, и показала пальцем на пол возле уха. – Мы все упадем! Схватись за что-нибудь!
Я понятия не имела, почему мы до сих пор не скользим по полу.
- Тебя ни за что ни про что обвинили и вынесли страшный приговор, - проныла Сильвия.
Совсем сбитая с толку, я взглянула на Рейеса.
- Меня никогда ни в чем не обвиняли. И уж тем более ни за что ни про что.
- А я им говорила. – Металл к виску прижался плотнее. Мне на глаза упал длинный черный локон. Было больно, я попыталась смахнуть его с лица, а Сильвия продолжала: - Говорила, что твоей вины в этом нет, но меня никто не слушал. Со мной обращались, как с идиоткой.
- Ты и есть идиотка.
- Тебя обвинили и посадили в тюрьму за убийство человека, который был жив!
Я хотела было возразить и еще раз объяснить, что меня никогда ни в каком преступлении не обвиняли. Ну разве что за проникновение со взломом, но тот случай стерли из моего личного дела, когда мне стукнуло восемнадцать. И тут до меня дошло, что разговаривает Сильвия не со мной.
Рейес ведь тоже был в подвале. Он стоял, весь покрытый кровью, с таким скучающим выражением лица, словно разыгранный Сильвией спектакль ни капельки его не впечатляет. Зато меня до невозможности впечатляло то, что Сильвия держится строго перпендикулярно к полу и даже не собирается падать.
- Все это время я знала, что ты невиновен. Но ко мне относились, как куску дерьма.
Эмоции, которые излучал Рейес, сильно отличались от того, что он ей показывал. Как ни в чем не бывало сложив на груди руки, он изображал полнейшее безразличие, а внутри него бушевала неукротимая ярость.
- Мисс Старр, - снова заговорил дядя Боб осипшим голосом, - Чарли не была присяжной на том суде. Если вы причините ей вред…
- То что? – спросила Сильвия, еще сильнее вдавливая холодный металл мне в череп. Бедняга Фред! – Что мне будет?
Дядя Боб! Я совсем забыла, что его подстрелили. А меня накачали. Диби подстрелили!!!
Я никак не могла решить, о ком из нас думать в первую очередь. Попыталась пересилить последствия того, чем меня накачали, и увидеть мир таким, какой он есть. Большим голубым шариком, который никуда не кренился, и с которого никто не упадет. Знать это и ощущать – совсем не одно и то же. Мне не удавалось вместить все это в ту половину Барбары, то есть моего мозга, которая отвечает за логику.
Сильвия дернула меня за волосы и так сильно царапнула металлом по виску, что появилась кровь. Дядя Боб попытался прийти мне на помощь, но со связанными руками мало что мог сделать. Зато сказал твердым, не терпящим возражений голосом:
- Уберите пистолет.
- Заткнись! – заорала на него Сильвия и снова повернулась к Рейесу. – Ради тебя я искала возмездия.
- Возмездия ты искала ради себя.
- Нет. Я знала, что ты невиновен. Знала, Рейес! Но мне угрожали, насмехались надо мной, заставили чувствовать себя дурой и проголосовать так, как хотели они. Они избавились от тебя, как от ненужного мусор! Как будто ты какое-то презренное отребье! А ведь любой, у кого есть глаза, видит, какой ты необычайный… Никто из них не заслуживает права жить той славной жизнью, что дана им свыше.
- Улики свидетельствовали против меня. Детектив Дэвидсон всего лишь выполнял свою работу.
Я услышала, как Сильвия презрительно фыркнула в адрес Диби. Что ж, пора было что-то делать. Честное слово, я собиралась, вот только забыла, что именно и как. Может быть, заказать по телефону головку сыра?
- Ты ошибаешься.
- Я редко ошибаюсь, - отозвался Рейес, и с этим я бы точно спорить не стала. – Присяжные действовали по инструкции. Взвесили улики и приняли решение, основанные на представленных свидетельствах. А ты не хотела видеть того, что видели они.
- Они видели юного преступника. Хулигана. Чудовище.
- Значит, они видели меня насквозь.
В голову пришла мысль. Точнее сотни мыслей. Сосредоточиться было трудно, но эта конкретная мысль пробуждала нешуточное любопытство.
- Ты знал, да? – спросила я у Рейеса. – Когда она подкатила к тебе со своим интервью, ты уже тогда знал, что она была на твоем суде.
- Знал, - нахмурился он.
- Ты же видел фотографии других присяжных. Значит, понял, что их убивает она?
- На дело твоего дяди я даже внимания не обращал. Мне было о чем подумать.
- Как можно не обращать внимания на что-то настолько важное?
- Два слова. Адские псы.
Я фыркнула и попыталась отвернуться, но не получилось, потому что меня за волосы стальной хваткой держал самый натуральный Конан.
Убежденная в своей правоте, Сильвия продолжала вещать:
- Они все заслуживают смерти за то, что с тобой сделали. День за днем я сидела в зале суда и смотрела на так называемые улики и свидетельские показания, зная, что ты невиновен. А ведь я всего лишь хотела восстановить справедливость…
Ни капельки не тронутый ее речью, Рейес, тем не менее, начинал терять терпение.
- Меня кусали, раздирали когтями и калечили злобные адские псы, а тебе хватает наглости тыкать пушкой в мою невесту?
- Пушкой?! – пискнула я. Вот, значит, как…
- Я искала возмездия за то, что с нами сотворили.
Рейес застыл, и от его гнева воздух завибрировал.
- С нами?
- Если бы тебя оправдали, я бы заботилась о тебе до конца своих дней. Мы могли бы быть счастливы. Я бы дала тебе все, что ты хочешь.
Рейес шагнул ближе и смерил Сильвию мрачным взглядом:
- На протяжении всего процесса я чувствовал твою слепую страсть так же ясно, как убежденность других присяжных в моей виновности. Тогда я считал всех вас имбецилами. Но теперь передумал.
Внезапно я осознала один простой факт: Рейес в любой момент мог замедлить время и со всем этим покончить. А значит, тянул намеренно, пытаясь вытащить из Сильвии не только признание, но и мотивы. Чтобы позже дядя Боб мог подтвердить, какую ахинею она тут несла. Одна беда – Диби все еще истекал кровью.
А я, видите ли, могу драться с адскими псами, одним лишь словом победить самого сына Сатаны, но засуньте меня в одну комнату с рехнувшейся барышней, и из строя я выйду первой.
- Рейазиэль, - сказала я на арамейском, - мы должны сейчас же оказать дяде помощь.
Рейес кивнул и мгновенно оказался перед нами, глядя на Сильвию, как хищник – на свою добычу за секунду до смертельного прыжка.
- Не калечь ее, - строго сказал дядя Боб.
Он хотел заполучить Сильвию живой, но вовсе не по благородным причинам. Диби жаждал увидеть ее лицо, когда присяжные признают ее виновной. Но мощная, пульсирующая жизнью жажда мести зародилась в нем только тогда, когда Сильвия приставила к моей голове пистолет.
Рейес пытался подавить эмоции, но не справился. Они затопили его, словно прорвало дамбу. Десять лет он провел в самой охраняемой тюрьме, но всегда вел себя так, словно заключение никоим образом на него не повлияло. Но это не было правдой. Его взгляд остановился на мне, а внутри пылал готовый вырваться на свободу гнев. Подтащив к себе Сильвию, он сказал ей что-то на ухо. Я уткнулась лбом в пол, чтобы не видеть, как раскачивается перед глазами мир, и, сосредоточившись, всеми порами прислушалась к едва слышному шепоту, текшему с губ Рейеса в ухо Сильвии.
- Как смеешь ты питать свою гордыню, ничего обо мне не зная?
Он обхватил ладонями ее голову и одним молниеносным движением, которое я даже толком не рассмотрела, свернул ей шею. В напряженном воздухе раздался громкий хруст. Отодвинув от себя Сильвию, Рейес бросил безжизненное тело к ногам дяди Боба. Она упала, а мне всеми фибрами души захотелось закричать.
Я отказывалась верить в случившееся. Не мог Рейес взять и убить человека на глазах у детектива полиции. Он же опять попадет в тюрьму! Нас ждет сущий кошмар. Снова будет суд, СМИ сойдут с ума, но Рейесу, чей гнев сжигал мне кожу, было наплевать.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 20:45 #488

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8645
  • Репутация: 652
Он навис над дядей Бобом, и я метнулась к ним. Точнее попыталась. Потому что боялась того, что может сделать Рейес. Но он всего лишь заговорил, и его тихий голос звучал так же опасно, как когда он шептал Сильвии:
- Вы у меня в долгу.
Прекрасно понимая, что награду за чудеса равновесия мне уже точно никогда не получить, я вписалась в Рейеса и вцепилась ему в руки, страшно переживая, что он решил убить единственного свидетеля, который мог заново отправить его в тюрьму за убийство женщины. Но, как выяснилось, беспокоиться было не о чем. Рейес поднял меня на руки, и тут в подвал ворвался Ош, который, едва взглянув на Сильвию, сообщил:
- Он жив. Но осталось ему недолго.
Неужели последняя жертва психопатки все еще жива?
- Где он? – спросила я.
- Пока в безопасности. В сарае за хижиной. Но, похоже, она его чем-то накачала. Пена изо рта идет.
- Она его отравила, - сказала я.
А потом извернулась в руках Рейеса и потянулась к дяде Бобу, решив во что бы то ни стало его исцелить. Пусть я не знала наверняка, получится или нет, но в тот момент это не имело значения.
Диби ткнулся плечом мне в ладонь. Похоже, раскусил мой план.
- Нет, милая, - сказал он, глядя на Рейеса. Видимо, не знал, арестовать его или вручить медаль. Впрочем, со связанными за спиной руками ни того, ни другого он точно сделать не мог. – Все должно выглядеть так, чтобы комар носа не подточил.
Я помогла ему подняться на ноги. Взглянув на шаткую лестницу, дядя Боб осмотрел всех нас с ног до головы.
- Откуда кровь, я потом спрошу, а сейчас надо избавиться от любых намеков на то, что вы здесь были. – Он кивнул на заднюю часть подвала, где стояли канистры. – Она собиралась поджечь весь дом. Знала, что время на исходе, и намеревалась меня убить, а потом убежать в закат за ручку с тобой, Фэрроу.
От этих слов Рейес мысленно содрогнулся.
- Дело было так, - продолжал дядя Боб и кивнул на фонарь, горящий в самом начале лестницы. – Она решила начать с подвала и как раз стояла там, наверху, когда споткнулась, скатилась вниз и сломала себе шею.
- Дядя Боб, - заволновалась я. План-то хороший, но если не сработает, его тоже посадят. – Ты не обязан это делать.
- Обязан, - сурово отозвался он. – Чтобы убедиться, что я точно здесь сдохну, меня она облила с ног до головы.
- Ну уж нет, - передумала я. Фиговый план, хуже некуда. – Ты не станешь поливать себя бензином.
- Верно, у меня связаны руки. Это сделаешь ты.
- Черта с два! – Я чуть опять не подружилась с полом. – Ни за какие коврижки.
- Милая, хочешь ты или нет, но придется.
Он казался таким уязвимым! Бледным и хрупким… Я его таким никогда не видела. Для меня Диби всегда был несокрушимым быком, которого я знала с самого рождения.
- Бери канистру, полей меня, а потом разбрызгай по подвалу. Я разобью фонарь и дам отсюда деру.
- А если не успеешь? Ты потерял кучу крови!
- Фэрроу, - дядя Боб явно решил переложить задание на моего жениха, - займись этим. И давайте уже отсюда выбираться, пока меня окончательно не осушило.
Рейес кивнул, подозвал ко мне Оша и, взяв канистру, начал поливать бензином Диби. Запах стоял удушающий. По моему лицу потекли слезы. Не так давно я пережила то же самое, и от воспоминаний эмоции взбесились. Одно дело – когда такое происходит со мной. И совсем другое – с кем-то из тех, кого я люблю.
- Хватит, - выдавила я, хватаясь за плечо Рейеса.
Пальцы соскользнули по густому слою крови, и тошнота разыгралась не на шутку.
Снова подняв меня на руки, Рейес, шагая через ступеньку, быстро пошел наверх. Ош взял канистру и стал разбрызгивать вонючую жидкость по подвалу, стараясь не задеть Сильвию. Не забыл слегка полить и лестницу, чтобы было меньше подозрений. Потом помог дяде Бобу подняться наверх.
Улыбнувшись мне напоследок, Диби исхитрился сбить фонарь на пол. Горючее тут же занялось пламенем, которое в красивом танце распространялось по помещению.
- Скоро буду, - сказал Диби, - но сначала подышу немного дымом.
- Рейес, заставь его пойти с нами! – взмолилась я.
- Милая, ни у кого не должно возникнуть никаких подозрений, - сказал дядя Боб и наградил Рейеса мрачным взглядом.
На этот раз Рейес послушался. Мы оказались на улице возле не находящей себе места Куки. Не говоря ни слова, Рейес жестом велел ей следовать за нами и понес меня к машинам. Ош сел за руль Развалюхи, чтобы отогнать ее домой, а мы залезли в «куду» Рейеса. Куки созвонилась с капитаном, так что к тому моменту, как мы выехали на шоссе, копы уже были в пути. Когда мимо нас проехали машины с мигалками и воющими сиренами, мы смотрели только на дорогу. В зеркале заднего вида виднелись отсветы от огня. В небо поднимались клубы густого серого дыма. А мой дядя, на секундочку, с ног до головы был облит бензином. Даже пары могли полыхнуть от одной случайной искры, и тогда он сгорит заживо. Но если выберется на улицу, то все будет в порядке. До сих пор лило как из ведра, а значит, огонь не перекинется на ближайшие кусты. Намеренное разведение огня в Нью-Мексико – всегда плохая идея. Поэтому сегодняшний дождь был как нельзя кстати.
Мы спешили попасть домой и переодеться в чистую одежду, чтобы успеть встретить в больнице скорую. Рейеса и Оша пришлось оставить – каждому предстояло свидание с мотком скотча. Дюжина испарилась, но никто из нас не знал, надолго ли. Рейес позвонил Гаррету и попросил отвезти нас в больницу.
Перед зданием толпились офицеры. Ранили одного из них, и они пришли оказать поддержку. Мы подъехали сразу за неотложкой. Куки на ходу выскочила из Развалюхи и помчалась за скорой. Чтобы припарковаться как можно ближе ко входу в отделение, я сделала круг, попутно пытаясь решить, не слишком ли рано называть Кук «скорым поездом».
- Роберт! – крикнула она, увернувшись от какого-то копа и ловко пригнувшись под рукой фельдшера. О да, когда надо, этой барышне прыти не занимать. – Роберт…
Выскочив из Развалюхи, я бросилась к подруге. Несмотря на попытки вежливого офицера как можно осторожнее оттащить Куки, она мертвой хваткой вцепилась в каталку, пока Диби выгружали из машины.
- Брызгала бензином направо и налево, - рассказывал он капитану, который, видимо, обратно решил возвращаться в скорой. – Меня облила с ног до головы, а потом пошла вверх по лестнице, поливая ступеньки. Я не видел, что произошло. Наверное, она поскользнулась и скатилась вниз. Следующее, что я помню, – все вокруг горит, а она без сознания на полу. Видимо, шею сломала.
Подъехала вторая неотложка с последней жертвой Сильвии. Парень был жив, и его сразу же отправили на промывание желудка.
- Роберт! – тихо вздохнула Куки, и, когда он на нее взглянул, мне показалось, что второй раз за день распахнулись небеса.
Капитан Экерт разрешил ей зайти в больницу, не отрываясь от каталки. Дяде Бобу предстояла операция. К счастью, ничего жизненно важного пуля не задела. Я подшутила над ним, сказав, что в таком случае пуля должна была попасть ему в мозг. Ну или в член. Он рассмеялся, радуясь тому, что остался жив.
Мы с Куки и Гарретом сидели в комнате ожидания, когда появились Рейес и Ош. Причем оба с таким видом, словно больница принадлежала им и только им. На обоих были толстовки. Макушку Оша прикрывал цилиндр, который в сочетании с самой обыкновенной толстовкой выглядел до боли мило. Надо же было им как-то прикрыть скотч.
Рейес сел рядом со мной, обдав с ног до головы обжигающим жаром. Ош двинул к торговым автоматам и, вернувшись, вручил нам с Куки по бутылке минералки, хотя на самом деле нам с ней до потери пульса хотелось кофе.
- Как ты это сделала? – глядя на свои ладони, спросил Рейес, когда я глотнула воды.
Рукава толстовки он подтянул вверх. На сильных предплечьях бугрились мышцы с узором из крепких вен, но все равно его руки казались почти изящными.
Я повернулась к нему и недоуменно приподняла брови. Рейес посмотрел на меня исподлобья.
- В хижине я держал тебя за руку, а ты… просочилась сквозь пальцы.
- Я должна была увидеть дядю Боба, - ответила я, зачарованная пристальным взглядом.
- Такая же фигня была возле дурдома, - встрял Своупс, - когда ты просочилась сквозь наручники.
- Серьезно? – спросила я, пытаясь вспомнить, что там случилось на самом деле, и сделала еще один глоток. – По-моему, я просто вытащила из браслетика руку.
Он покачал головой:
- Черта с два.
- Хм-м, - прогудела я и потыкала в запястье указательным пальцем, чтобы убедиться, что оно никуда не делось. Впрочем, меня мало волновала поднятая тема.
Рейес взял меня за руку. Провел пальцами по ладони и выше, по запястью, словно проверял на прочность. Как фокусник, который показывает шляпу перед тем, как вытащить из нее кролика.
- А кинжал? – добавил он обвиняющим тоном. – Ты пыталась покончить с собой.
- Если помнишь, то ты тоже, - парировала я.
В Рейесе вспыхнула досада, но он оставил ее при себе.
- Тебе нужно исцелиться. – Я беспокоилась и о нем, и об Оше. Рейес был обжигающе горячим. А я уже знала, что он становится горячее, когда ранен. – И отдохнуть.
- Сначала нам нужно найти безопасное место. Я сейчас.
Он встал и пошел в темный угол, где пряталась «светская львица». В обычных обстоятельствах я бы хоть чуточку, да взбесилась. Но ведь она призрак. Стоит ли к ней ревновать?
К нам со скорбным выражением лица подошел капитан Экерт. Пытаясь прочесть его эмоции, я застыла, а потом подскочила с места, не в силах совладать с тревогой.
- Дядя Боб!..
- С ним все в порядке, - сказал капитан и попытался усадить меня обратно, но я не поддалась. – Последняя жертва… он не выжил.
- Знаю, - я кивнула на сиденье рядом с моим, где сидел некий мистер Трухильо и почесывал макушку уставшей ротвейлерши по кличке Артемида.
Мы как раз думали, что сказать его жене, перед тем как приехали Рейес и Ош. Мистер Трухильо хотел передать супруге послание. Как и многих других призраков, его больше волновало благополучие родных, чем тот факт, что он только что скончался. Он подробно описал мне, где найти страховой полис на его жизнь и запасные ключи от «харли-дэвидсона», который он купил под влиянием кризиса среднего возраста. Причем потребовал ясно и четко донести до жены, чтобы ни под каким предлогом не продавала байк его кузену Мэнни, потому что Мэнни – тот еще козлина. Так и сказал.
Капитан Экерт кивнул и с любопытством взглянул на Рейеса, а потом отошел поговорить с офицерами, которые стояли неподалеку. Капитан явно о чем-то умалчивал, и мне стало интересно, что такого ему в скорой наговорил дядя Боб. Что вообще он мог сказать, когда в той же машине сидели медики?
Казалось, Рейеса не заботит, как он выглядит со стороны, разговаривая с призраком. Судя по всему, с покойницей, помогавшей нам в сражении с Дюжиной, все было путем.
К нам Рейес вернулся мрачнее тучи.
- Они все еще здесь.
- Знаю, - кивнул Ош. – Чувствую их присутствие.
Лично я, услышав эти новости, не чувствовала ничего, кроме злости. Как, елки-палки, их убить? Ну и на всякий случай, где можно достать маленькую атомную бомбочку?
- Уезжать надо сегодня же, - добавил Ош.
- Чего? – Я перевела взгляд с него на Рейеса. – В каком это смысле? Куда уезжать?
В глазах Куки засияла тревога. Рейес глубоко вздохнул:
- Нам нужна священная земля. Псы из ада. По идее, им туда путь заказан.
- Рейес, я не могу уехать. Мой дядя в больнице. Отец пропал. А кто-то фоткает меня уже кто его знает сколько лет.
Рейес наградил меня таким взглядом, что в любой другой раз у меня бы от страха завернулись пальцы на ногах. Но не сейчас. Я не собиралась бросать дядю Боба.
- Сегодня нам повезло, - твердо сказал Рейес. – В следующий раз удача может от нас отвернуться.
- Напоминаю: я всадила себе в сердце кинжал.
Рейес вздрогнул, вспомнив, как это было.
- Никакого везения, - продолжила я, - тут не вижу. Зато я нашла свой свет. Значит, могу делать так столько, сколько понадобится. И им до нас не добраться.
Он шагнул ближе и проговорил едва слышно:
- Тебя обыграла одна мелкая психопатка со шприцем.
На этот раз вздрогнула я.
- Одна доза снотворного, и ты даже на ногах стоять не могла, не то что драться с адскими псами. На такой риск я не пойду. К тому же у Оша есть план.
- Ну надо же! Так теперь за нас все решает даэва? – насмешливо поинтересовалась я. – Мы вдруг стали ему доверять?
Я-то Ошу доверяла сразу, но Рейес – совсем другая история.
- У нас нет выбора, - сказал он, и я ощутила то, что он хотел от меня скрыть.
Рейес считал, что потерпел поражение, и неудача снедала его живьем.
Меня обуяло чувство вины.
- Рейес, я совсем не хотела…
- Прекрати. – Он опустил голову, и под невозможно длинными ресницами заискрились карие глаза.
Он терпеть не мог, когда ему сочувствуют. А я терпеть не могла, что он терпеть не может, когда я ему сочувствую. Вот только ничегошеньки поделать с этим нельзя.
Я шагнула вперед и, остановившись почти вплотную к нему, погладила потемневшую от щетины щеку.
- Даже не проси.
Рейес сгреб мои волосы в кулак и подтянул меня к себе. Между нашими губами остались какие-то миллиметры.
- Я облажался по всем статьям, Датч, - севшим голосом сказал он. – Правильного пути нет. Но я могу хотя бы попытаться сберечь тебя и нашу дочь.
- И вовсе ты не облажался.
Уголок красивого рта печально приподнялся.
- Хреновая из тебя лгунья.
- Да я обалденная лгунья! – Чтобы не дать ему спорить со мной и дальше, я прижалась к нему губами.
Он сразу ответил на поцелуй, и мне показалось, будто он просит прощения. Но это был обман. Заставив меня испытывать острую нехватку кислорода и отчаянное желание найти укромный уголок, Рейес прервал поцелуй и сказал:
- А еще ты наивная дурочка.
Ощутив прикосновение металла к запястью, я громко ахнула и посмотрела вниз. Он приковал меня к себе. Наручниками! Самыми что ни на есть настоящими! Изобразив оскорбленную невинность, я подняла наши скованные руки.
- В помещении, где полно копов, это, конечно, ни разу не подозрительно.
- Я тебе не доверяю, - пожал плечами Рейес. – Можешь подать на меня в суд.
С отвисшей челюстью я уставилась на Оша, который улыбался, как обожравшийся сметаной котяра, и, явно довольный собой, сказал:
- Моя была идея.
- Это неправильно по всем понятиям. Я дядю Боба не брошу!
- Его только что вывезли из операционной, - сообщил вернувшийся к нам капитан. – Как раз сейчас отходит от наркоза.
На наручники он едва взглянул и жестом позвал нас за собой.
Я вконец офонарела. А если бы я по-настоящему оказалась в беде? Если бы меня и правда похитил какой-нибудь мужик, помешанный на наручниках? Один мимолетный взгляд – это все, на что я могу рассчитывать?!
Расправив плечи, я двинулась за капитаном и, уже подходя к палате в реанимации, опять сказала Рейесу:
- Дядю я не брошу ни за какие коврижки.
- На что спорим? – спросил он так, словно пытался меня соблазнить.
Само собой, Рейес мог и телефонный справочник прочитать так, будто пытается меня соблазнить. Ну или список покупок. Или даже инструкцию к какому-нибудь прибору. Воображение даже подсунуло не очень здоровую картинку того, как Рейес зачитывает вслух инструкцию по эксплуатации чего-нибудь, где используется сцепление. Например, о том, как работает двигатель автомобиля. Что тут попишешь? Нравится мне слово «сцепление». Я даже представила себе, как бы оно звучало в устах Рейеса. Наверное, произнесенное его глубоким голосом, оно бы капало мне на кожу, как теплая вода.
С трудом, но мне все-таки удалось не расплыться лужей и прийти в себя.
- Что, по-вашему, такое священная земля? – спросила я, подхватив под руку поравнявшуюся со мной Куки. – Куда мы должны переехать?
Несмотря на то, что в палату к Диби Оша и Гаррета не пустят, они все равно шли за нами. Видимо, хотели поучаствовать в разговоре.
- В монастырь, - отозвался Ош. – Священнее не придумаешь.
- Это все, конечно, замечательно, но вы-то как? – спросила я как можно деликатнее. Мы с Куки шагали под ручку. Мы с Рейесом – в наручниках. – Вы же тоже… как бы это сказать? Из ада. Сможете войти на священную землю?
- Мы родились людьми, - сказал Ош. – Можем ходить там же, где и ты.
- Ясненько. – Еще одна новость, но логика есть. И Рейес, и Ош были на кладбище. А там земля освященная. И тут меня обуяли подозрения. Ну серьезно, много ли они знают? – А псам туда точно не войти?
- Наверняка сказать нельзя, - покачал головой Рейес. – Но попытаться стоит.
Я глубоко вздохнула:
- Ну что ж, все равно прямо сейчас мы никуда не поедем.
- Датч, - с нажимом произнес Рейес.
- Я серьезно, - настаивала на своем я, зачем-то понизив голос, хотя была уверена, что капитан и так все услышит. По больничным коридорам эхо разносилось похлеще, чем в амфитеатре. – Мы не станем заниматься «этим» на святой земле, не связав себя священными узами брака. Без обид, но восемь месяцев без секса я точно не протяну.
Рейес остановился, обернул пальцами мое запястье, причем наручники даже не оцарапали кожу, и ухмыльнулся. Всему нашему эскорту тоже пришлось притормозить.
- Датч, ты просишь меня жениться на тебе?
Я укоризненно поджала губы.
- Фигушки. Предложение сделал ты. Я прошу тебя жениться на мне прямо сейчас. Нельзя нам так оскорблять Большую Шишку наверху. Неправильно это, и все тут. К тому же Пип понадобится папочкина фамилия.
Кажется, Рейес потерял дар речи. Куки уж точно, но всего на пару секунд. Просияв, она обняла меня, чуть не сломав ребра.
- Вот блин! Клянусь, мы все организуем сегодня же. Найдем судью, священника или еще кого-нибудь. Я знаю одного бездомного, который когда-то был священником и проповедовал в деревенской церквушке, пока не спятил и не начал пить по местным католическим церквям святую воду, потому что боялся, что в него вселится Вельзевул. – Кук взглянула на Рейеса. – Прости, так он называл твоего отца.
На его щеке появилась лукавая ямочка.
- Я называл и похуже.
Куки вздохнула, и выражение ее лица стало беспредельно мечтательным.
- К тому же у нас уже есть разрешение на брак (1). Мы побьем все рекорды по романтике!
Мне, конечно, нравился ее энтузиазм, но я все-таки заметила:
- Кук, как-то я сомневаюсь, что мы справимся за один вечер.
- Лучше уж постарайтесь, - заявил Рейес. – Уезжаем на рассвете. Святыми или грешниками, но мы переезжаем на освященную землю.
- Ну и ладно, - громко вздохнула я и посмотрела на подругу. – И не с таким справлялись, правда? (1) Документ, подтверждающий право пары заключить законный брак. Вступает в силу после подписания священником и/или ответственным представителем любой из легитимных церквей/религиозных общин/соответствующего государственного учреждения.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 20:45 #489

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8645
  • Репутация: 652
Швадьба – [шваˊд’ба], сущ.
1) обляд шочетания швященными ужами блака;
2) воплотившаящя в жижнь мечта.

Надпись на футболке

К дяде Бобу, как оказалось, разрешили войти целой толпе. То бишь капитану, Рейесу, Куки, паре детективов и мне. Вся в пене примчалась Джемма – бледная, как простыни, на которых лежал Диби. Мы обнялись, что в наручниках было не так-то просто, а потом вместе зашли в палату.
Там уже сидела Железная Кулачина – судья, которая питала ко мне лютую ненависть. То есть так было раньше. Сомневаюсь, конечно, что ее отношение ко мне кардинально изменилось, но в последнее время она неплохо сносила мое присутствие, а это уже кое-что. В больницу она приехала навестить свою бабушку, где и узнала новости о Диби. То, что она нашла время к нему заскочить, с ее стороны было очень даже мило.
После наркоза дядя Боб был как пьяный, и потому наблюдать за ним стало еще забавнее. Ему поставили капельницу с морфием, а это вряд ли хорошо. Сонно подмигнув мне, дядя Боб сказал Куки, что она похожа на макарошки «волосы ангела», они же капеллини. Понятия не имею, что бы это значило, но Куки от удовольствия буквально растаяла. То ли я что-то пропустила, то ли Диби думал об ангеле и еде одновременно, но в нынешнем состоянии умудрился смешать их в кучу. Бывает. Однажды я две недели не спала и слепила в одно слово кофе и секс. Попросила официанта подать мне кофгазм. Он сказал, что такого в меню у них нет, но, если я дождусь конца его смены, он изо всех сил постарается выполнить мой заказ. Милый попался парень.
Я склонилась над койкой и обняла дядю Боба за большую голову, потому что боялась обнимать за что-то еще. Он выдавил пьяную улыбку:
- Все путем, мелкая.
Так он меня не дразнил с самого детства. От почти забытого слова всплыли приятные воспоминания, в которые затесалась и парочка тревожных. Что тут скажешь? Идеальных людей не бывает. Господи! Всем сердцем обожаю этого человека!
- Я так сильно на тебя злюсь, что слов не хватает! – прошептала я ему на ухо, наклонившись еще ниже, чтобы он не видел в моих глазах слез.
Как он мог так рисковать жизнью, чтобы Рейеса не арестовали за убийство? Пусть даже за непредумышленное. Может быть, Диби считал, что задолжал Рейесу. Ведь больше десяти лет назад именно он его арестовал.
- Знаю, милая.
Дядя Боб хотел похлопать меня по руке, а вместо этого похлопал по Уилл Робинсон. В любой другой раз нам бы обоим стало неловко, но, учитывая обстоятельства…
Я подняла закованную в наручники руку и переплела пальцы с пальцами Диби. Все получилось. Каждый видел, что его однозначно подстрелили. Он чуть не умер и едва не нарядился в хэллоуинский костюм скукоженного уголька. Хотя, на мой скромный взгляд, давешний костюм Человека-паука был намного круче. Дядя Боб в трико – то еще зрелище. Само собой, потом мне понадобился мозгоправ, но кому он время от времени не бывает нужен? К тому же, дядя Боб пытался спасти мистера Трухильо, последнюю жертву Сильвии. Так что пришло время для моего выхода на сцену.
Чмокнув Диби в щеку, я прошептала на латыни одно-единственное слово и отошла в сторонку, чтобы остальные тоже могли пожелать ему скорейшего выздоровления. Его щеки тут же разрумянились, и цвет лица стал свежее. Дядя Боб подозрительно покосился на меня, но я знала, что исцелила его не полностью. Только облегчила боль и чуть-чуть подправила внутренние органы. Этого должно хватить, чтобы потом он исполнил мою просьбу.
Мы поговорили еще несколько минут, а потом нам всем велели выйти.
- Я только попрошу о маленькой услуге, - успела сказать я.
- Все, что угодно, милая, - отозвался Диби с затуманенными от морфия глазами.
Конечно, сейчас было не самое подходящее время, но я, запинаясь, все-таки сумела объяснить сложившуюся ситуацию и в ответ получила кучу улыбок. Через полчаса мы опять стояли у койки Диби, но на этот раз по более матримониальной причине.
Пока мы с Рейесом ездили домой за разрешением на брак и прочими пустяками, Куки забрала из школы Эмбер. Я настояла на том, чтобы с меня сняли наручники. Умылась, вычесала из волос траву и напялила белое коктейльное платье с серебристыми босоножками. Рейес надел черный смокинг и серый галстук. Побрился и даже попытался зачесать назад волосы, но темные локоны все равно падали на лоб. Когда он явился на мою половину квартиры, я – я! – лишилась дара речи. Еще чуть-чуть, и в больницу мы бы не вернулись.
Эмбер с Куки заставили меня отдаться на растерзание Джемме. Начесывая волосы и скрепляя заколками пряди то тут, то там, сестра украдкой стирала со щек слезы.
- Все мои планы коту под хвост! – пожаловалась она, расстроенная тем, что я испортила грандиозное торжество, которое она собиралась организовать.
И поделом ей.
У палаты столпились медсестры и несколько врачей. Вряд ли им хотелось поглазеть на «романтику». Скорее сама странность ситуации вызывала нешуточное любопытство. С позволения сказать, церемонию вела судья «Железная Кулачина» Квимби. Подружками стали Куки и Джемма, стоявшие рядом со мной, а замуж меня прямо из койки выдавал дядя Боб, причем активно настаивал на том, что Рейес ни за какие коврижки не отдавал меня обратно семье.
Рейесу же пришлось обратиться за помощью к Гаррету и Ошу. Я с трудом верила, что все происходит на самом деле. С самого начала ни Своупс, ни Ош Рейесу не нравились, а теперь по иронии судьбы стали его шаферами, чтобы засвидетельствовать наши первые шаги в семейное счастье. Перед церемонией я опять попыталась дозвониться папе, но не вышло. Звать Дениз мне даже в голову не пришло. Огорошу ее новостью при следующей встрече, хотя искренне надеюсь, что встреча эта произойдет в аду.
Несмотря на спешку, тесную палату и стерильную атмосферу, от одного взгляда на Рейеса у меня в животе запорхали бабочки, а сердце стало раза в два больше.
Я выхожу за него замуж.
Не за кого-нибудь, а за него.
Мужчина моей мечты вот-вот станет моим на веки вечные. Аминь.
Слова, которые говорила судья, я едва осознавала, потому что мысли неслись вскачь. Я вот-вот стану замужней женщиной, у которой скоро родится ребенок. Никогда в жизни я не была счастливее, чем сейчас. Я даже не надеялась обрести собственную семью, но у кого-то, судя по всему, были другие планы. Если, конечно, мы все-таки одолеем Дюжину.
- Кольца? – спросила судья Квимби, и Гаррет вручил ей кольца, которые мы с Рейесом тайком друг от друга отдали ему чуть раньше.
Я купила простой ободок из сплавленных вместе золота и серебра. Мне казалось, такое сочетание символизирует нас обоих и то, как с самого рождения были связаны наши жизни. Традиционные клятвы я произносила первая, и впервые в жизни они что-то для меня значили. Отныне это были не просто слова, а искреннее обещание верности и преданности, которое я давала любимому мужчине.
Рейес стоял, выпрямившись во весь рост и излучая гордость. Но, надевая ему кольцо на палец, я ощутила едва заметный трепет, словно он был так же ошеломлен происходящим, как и я. Оставалось лишь надеяться, что не я одна, кроме прочего, чувствую себя так, будто мне оказывают большую честь.
Пришла очередь Рейеса. Взяв кольцо, он надел его мне на палец и, задержавшись на полпути, повторил свои клятвы. Я зачарованно ждала того слова, которое сделает этого мужчину моим, и не заметила кольца, пока Рейес не надел его до конца, сказав «Согласен».
А потом у меня отвисла челюсть. Взглянув на Рейеса, я снова уставилась на великолепное произведение искусства у себя на пальце и прошептала:
- Рейес, оно потрясающее!
На его щеках появились идеально симметричные ямочки.
- Подходит к твоим глазам.
Посреди золотых хитросплетений огнем сиял янтарный драгоценный камень, цвет которого действительно совпадал с цветом моих глаз.
- Что это? – спросила я.
- Оранжевый бриллиант.
Я потрясенно уставилась на Рейеса:
- Где ты его нашел?
Он наклонился ко мне и шепнул на ухо:
- В аду.
Я окаменела.
- Там, где я родился. В сердце самой палящей пустыни, которую вы называете преисподней. Мало кто из людей об этом знает, но у нас там лучшие во всей вселенной алмазы. Жар, давление – идеальные условия.
Пока мы тихонько разговаривали, судья продолжала разглагольствовать об обязательствах и о том, что мужчины не имеют права «нас подминать». Знать бы еще, что именно значит «подминать».
- Зачем ты туда пошел, Рейес? Зачем так рисковал?
- Я смотался туда и обратно так быстро, что никто не заметил. К тому же выражение твоего лица того стоило.
Старательно состроив нечитабельную мину, я снова посмотрела на кольцо и поняла, что у меня нет слов. Но они и не потребовались. Рейес обнял меня и поцеловал обжигающе горячими губами. От кончиков пальцев ног до самой макушки поднялась дрожь. Мы больше не жених и невеста. Отныне мы, что называется, самое оно, плывущее на волнах ослепительного счастья. Ей-богу, прямо такой статус и повешу в соцсети.
Эмбер громко вздохнула, и по палате прокатился смех под гром аплодисментов. Правда, длилось это всего минуту, после чего старшая медсестра угомонила всех фантастически убийственным взглядом. Потом широко улыбнулась, а я задумалась, не сидит ли она плотно на каких-нибудь пилюльках.
- Мы купили торт, - в конце концов сказала она, показывая всем торт-мороженое, явно предназначенный для детского дня рождения. А значит, просто идеальный.
Выстроившись в кружок, мы принялись за замороженное великолепие, запивая его имбирным элем из конусообразных стаканчиков. Изо всех сил стараясь меня смутить, дядя Боб рассказывал байки о моем детстве. Времени у нас было немного – предстояли сборы. Ош уже нашел подходящее местечко. Заброшенный монастырь в Хемесских горах, построенный на священной земле индейцев. Двойной, так сказать, удар.
В сотый раз я обожающим взглядом посмотрела на кольцо:
- Бриллиант из ада. Кто бы мог подумать?
- А я помогала выбирать оправу! – заявила стоявшая в паре метров от меня Джемма, явно не расслышав мои слова.
- И я! – просияла Эмбер улыбкой до ушей.
- Золото тоже необычное.
Я взглянула на Рейеса:
- И откуда же оно? Из кусочка райских врат?
- Точно, - ухмыльнулся он, - но мне туда нельзя. Пришлось посылать курьера.
Я понятия не имела, верить ему или нет, но мне было все равно. Я вышла замуж.
Нет, не так.
Мы поженились. И ждали ребенка. Неужели жизнь бывает еще лучше?
Схватив подарочный пакет (он же пакет из ближайшего «Уолмарта»), я вручила его Рейесу.
- Что это? – спросил он, подозрительно сощурившись.
- Твой свадебный подарок.
Меня всю трясло от волнения, пока Рейес доставал из пакета купленную мной футболку и зачитывал вслух:
- «Мне не нужен Гугл. Моя жена знает все».
Я захихикала, как пациент психушки, а Рейес наклонился и поцеловал меня в шею прямо под ухом.
- Поверить не могу, что ты моя жена.
- А я поверить не могу, что больше нельзя называть тебя женихом. Нравится мне это словечко…
Он тихо рассмеялся и осмотрел палату. Чем больше проходило времени, тем сильнее Рейес казался каким-то отчужденным. Притворяясь абсолютно счастливым, он положил футболку обратно в пакет. У меня екнуло сердце. Неужели жалеет, что женился на мне? Так скоро? Не прошло ведь и десяти минут! Если так, то неприятностей у нас выше крыши.
Диби рассказывал историю о том, как у меня на лбу у самых волос появился шрам. Между прочим, целиком и полностью виноват он, потому что оставил бензопилу возле плюшевого енота. Какому ребенку не захотелось бы в таких обстоятельствах извлечь ценный опыт? Воспользовавшись возможностью, я оттащила Рейеса в сторону.
- Ну ладно, колись. Это должен быть самый счастливый день в нашей жизни. Или тебя достает то, что ты весь обклеен скотчем?
Он попытался улыбнуться, но улыбка тут же испарилась.
- Теперь я должен сказать тебе твое имя.
- Не поняла?
- Я дал тебе обещание. Но… - Рейес покачал головой. – Я не знаю, что тогда произойдет.
- И то правда, - вспомнила я. – Ты обещал в день нашей свадьбы назвать мне мое неземное имя.
- Да.
- Не делай этого. – Испепеляя Рейеса взглядом, к нам подошел Ош. – Мы не знаем, что случится, когда она услышит свое имя. Не знаем, что будет с Пип.
Рейес смерил его точно таким же взглядом.
- Я дал слово, даэва. А слово я держу.
Однако обещание не давало ему покоя. Мне очень хотелось узнать свое истинное имя, но это вполне могло подождать. Сейчас были вещи поважнее.
Я взяла его за руку:
- Скажешь как-нибудь потом. У нас впереди вся жизнь, Рейазиэль. Это подождет.
На Рейеса нахлынуло такое облегчение, что я чуть не расхохоталась. Ей-богу, порой он как ребенок. Высокий, сексапильный, смертельно опасный, вселяющий ужас в сердца сверхъестественных созданий, но все-таки ребенок.
С крайне довольным видом Ош отошел поговорить с судьей, которая доедала свой кусок торта-мороженого, и я забеспокоилась о ее душе. Этот пацан – сладкоречивый дьявол, а всем без исключения хоть чего-нибудь хочется так сильно, что они готовы рискнуть своей душой. Но он обещал быть хорошим мальчиком и кушать души только всяких гадов. И клянусь, пусть лучше сдержит обещание, иначе помчится обратно в ад раньше, чем планировал.
Пришел капитан и рассказал, что копы нашли целый Клондайк улик против Сильвии Старр прямо у нее дома. Дневник со времен суда, фотографии, записки, которые она писала Рейесу, пока он сидел в тюрьме. Мало того, нашли посвященный ему алтарь. Да уж. Видимо, Рейес вдохновляет людей на всякий алтари да музеи. Странно, но что есть, то есть. Улик оказалось достаточно, чтобы подтвердить историю дяди Боба. По мнению капитана, дело было закрыто, и я тайком облегченно вздохнула.
Вскоре после этого все стали расходится. Я обцеловала Диби все лицо, пока он густо не покраснел, а потом мы разъехались по домам. Ош должен был заехать к нам, когда упакует свои вещички. На сборы у нас был час, а быстро собираться я никогда не умела. Вечно забываю то трусы, то зубную пасту, то все сразу. Слава богу, Рейес обещал помочь, как только упакует свое добро.
Несмотря на отсутствие стены, он пошел к себе, а я – к себе и сразу двинула в ванную сметать в дорожную сумку все, что видели глаза. Подумывала даже взять свой суперершик с мыльными насадками, как вдруг нарисовалась Джессика.
К моему удивлению, она не затараторила сразу, а стала ждать, когда я ее замечу. Причем держалась целых две минуты, после чего все-таки сдалась:
- Хочу, чтобы ты знала: я всегда чувствовала себя виноватой за то, что произошло между нами в школе.
- Ну да, конечно.
Из всех помад я выбрала одну и проверила оттенок на руке. Может быть, красить губы ярко-красным в монастыре – это неправильно? Да и, честно говоря, я понятия не имела, какую одежду носят с таким цветом.
- Ты и представить себе не можешь, какой я бываю поверхностной и эгоистичной.
- Еще как могу, поверь мне на слово. – Может быть, стоит остановиться на розовых оттенках?
- Но теперь все это не важно. Я так рада, что умерла!
Я застыла и повернулась к Джессике.
- Что ты имеешь в виду?
- Если бы я не умерла, то никогда бы не додумалась обратиться к тебе за помощью, когда сбили моего племянника. Я очень благодарна тебе за то, что ты сделала, Чарли.
- Я ничего не сделала, Джессика. Ты ничем мне не обязана.
Тот факт, что она смирилась со смертью, потому что только так сумела спасти племянника, сказал мне больше любых слов. Я даже почти решила не замечать ноющих ноток в ее голосе, когда она снова заговорила:
- Я обязана тебе всем, Чарли, и никогда этого не забуду. Чтобы хоть как-то тебя отблагодарить, я останусь с Рокетом, Сливой и Незабудкой. Я поступлю правильно и оставлю тебя в покое, потому что… - Джессика поникла и еле слышно закончила: - Потому что я влюблена в твоего жениха.
- В Рейеса? – обалдела я.
- Да. Прости.
Во мне вспыхнули собственнические чувства.
- С этого вечера он мой муж.
Она тут же подняла голову, и пепельное лицо превратилось в маску печали.
- Так быстро?
- Уж как есть.
- Тогда я ухожу.
Мне с трудом удалось подавить порыв станцевать победный танец.
- Наверное, так будет лучше для всех.
- Ты права. Потому что я по уши, безмерно и безвозвратно в него влюблена.
- Ладно-ладно, bella (1). Пора тебе найти своего собственного мужика. Capisce (2)?
- Я и нашла. Или ты забыла? Фредди Джеймс. А кое-кто его у меня увел.
Вот гадство. Я и не знала, что Джессика, которую я много лет считала своей лучшей подругой, пока она от меня не отвернулась, так зациклена на парне, с которым я лишилась девственности. На ум тут же пришли ее слова о поверхностности и эгоистичности. И все же…
- Между прочим, я очень даже рада, что тогда так поступила, - сказала я, стараясь выразить голосом искренность, а не злорадство.
Джессика сложила на груди руки.
- Ну и кто ты после этого? Коза!
- Да нет же. Я говорю о том, что… Ну, Фредди оказался вовсе не таким милым, как мы думали. Я рада, что тебе не пришлось столкнуться с его проблемами.
- Вот оно как, - удивленно поморгала она. – Тогда мне жаль, что тебе так не повезло.
- Ага, мне тоже.
- Значит, он и правда женат? – спросила Джессика, опять проныв в нос. – Навсегда-навсегда?
- Иди отсюда, - приказала я, ткнув пальцем в сторону двери, и Джессика испарилась. Очень надеюсь, что надолго.
Не успела я вернуться в спальню, как появился весь какой-то измотанный Рокет. Видимо, мои часы приема изменились. Надо распечатать табличку с новым расписанием.
- Рокет! – удивленно поздоровалась я и стала ждать, когда он пообвыкнет.
Из лечебницы он выходил редко, а когда мы расстались в последний раз, на меня напал злющий адский пес.
Рокет моргнул, покрутился вокруг своей оси, привыкая к новой обстановке, а потом посмотрел на меня. Пухлое лицо и лысая голова слегка сияли в приглушенном свете гостиной.
Когда его глаза наконец сфокусировались на мне, он скрестил на груди руки.
- Нельзя нарушать правила, мисс Шарлотта.
Опять двадцать пять.
- Знаю, милый. – Я коснулась его плеча. Не будь Рокет так расстроен, никогда бы не пришел. – Какое правило я нарушила?
- Все! – замахал руками он, явно разочарованный во мне до глубины души.
Черт бы побрал мою нелюбовь ко всяким правилам!
- Мне пришлось стереть, мисс Шарлотта. Три имени. – Он поднял вверх три пухлых пальца. – Три. Один, два, три. Три.
Ничего не понимая, я нахмурилась:
- Что тебе пришлось стереть? Имена со стены? – В душе зародилась надежда. – А мое среди них было?
- Нет. Вы же умерли.
Точно, блин. Я умерла. По-настоящему. Обалдеть! Знала же, что видела ангела. Самого натурального, с насмешливыми бровями. Чуднее просто некуда.
Пока Рокет меня ругал, в дверях в спальню появился Рейес. Я взглянула на него, и Бетти Уайт наполнилась радостью. Я умерла, а значит, могу вычеркнуть эту строчку из списка дел. Следующий пункт – медовый месяц.
- Не вас пришлось стирать, – продолжал Рокет, - а других.
- Что ж, это мы прояснили. – Я похлопала его по плечу, давая знать, что он может уйти.
- Тех, что в больнице. Небеса жутко злятся.
Я застыла, чувствуя, как по спине ползет тошнотворный страх.
- Что значит «небеса жутко злятся»?
- Пришло их время. Нельзя так делать, мисс Шарлотта. Нельзя просто так спасать людей. Мне пришлось стереть! – прокричал он.
Видимо, именно это его и расстроило. То, что пришлось стереть имена. Было жутко любопытно, как он стирал выцарапанные в стене имена, но я все же вернула разговор к небесам:
- Небеса, Рокет. Что там с небесами?
- Хаос! – снова замахал руками он. – Они злятся, что мне пришлось стере-е-е-еть!
Ясно. Стирать имена ему не нравится.
- Мне очень жаль, Рокет, - сказала я и беспокойно покосилась на Рейеса.
Он опустил голову, и я ощутила его настроение. Опять мрачное.
- Вот и хорошо. Чтоб вы знали, мне придется стереть еще одно имя. Больше не смейте трогать больницы. Это жульничество. Так Михаил говорит.
- Какой еще Михаил?
- Архангел.
- Архангел?!
Я, конечно, знала, кто такой Михаил, но, мягко говоря, удивилась, что он всплыл в разговоре.
- Самый большущий архангел из всех.
Понятненько. Рокет слишком много времени проводит со Сливой. Чувствуется ее влияние.
- Я знаю, кто такой Михаил, но…
- Мисс Шарлотта, мне пора. Надо стереть еще одно.
Прежде чем я успела его остановить, Рокет исчез, а я стояла и с отвисшей челюстью глазела на Рейеса.
- Я что, архангела взбесила?!
Рейес не ответил. Я прошла мимо него в спальню.
- Нехорошо это. Ой как нехорошо. По всем статьям, по всем понятиям нехорошо.
Схватив из шкафа охапку одежды, я развернулась и сначала увидела Рейеса, который склонил голову и как-то странно на меня смотрел, а потом папу.
- Пап! – крикнула я, споткнувшись о вечернее платье. Никак не могла решить, брать его в заброшенный монастырь или нет. Но кто знает, какой подвернется повод?
- Привет, милая, - отозвался папа.
Засунув руки в карманы, он стоял прямо перед моим окном. Свет уличного фонаря обрамлял высокий силуэт. Не помня себя от счастья, что папа наконец нашелся, я бросила одежду на кровать, и в тот самый миг на меня словно вылили ушат ледяной воды. Я выпрямилась и, застыв, сгребла пальцами шмотки.
- Лучше ответь, - сказал папа, и только сейчас до меня дошло, что сотовый в кармане разрывается.
Не веря собственным глазам, я достала телефон и прижала к уху.
- Мисс Дэвидсон? – официальным тоном произнес в трубку капитан Экерт.
- Да, - прошептала я.
- Мы проверили информацию, которую дал нам ваш дядя. Речь об адресе, найденном вами в номере отеля.
- Да, - повторила я, чувствуя, как прямо из пола поднимается ужас, норовя проглотить меня целиком.
Перед тем как продолжить, капитан откашлялся:
- Мы нашли тело.
В глазах помутнело, а я все смотрела и смотрела на папу. На две огнестрельных раны в его груди.
- Есть основания полагать, что это ваш отец. – Несколько секунд капитан помолчал, давая мне время осознать услышанное, а потом спросил: - Вы узнали что-нибудь еще о расследовании, которое он вел? Кто был его объектом?
Я выронила телефон, но ничего не почувствовала. Рейес поймал сотовый, сказал капитану, что я перезвоню, и нажал «отбой».
- Папа… - прошептала я, не в силах оторвать взгляд от двух ран на его груди, от крови, насквозь пропитавшей голубую рубашку.
Я пошла к нему, но он сделал шаг назад и опустил голову, словно ему было стыдно. Я остановилась.
- В чем дело?
- Прости меня, милая. Я не знал.
- Не понимаю…
Перед глазами плыло, в сердце было так пусто, что я с трудом видела папу, изо всех сил стараясь не рухнуть под тяжестью непереносимого горя.
- Я не знал, какая ты на самом деле особенная. Понимал, конечно, что у тебя дар, но и представить себе не мог всю важность того, кто ты есть. Ты удивительная, солнышко.
- Пап, что произошло?
- Ты – бог.
- Не надо, прошу тебя. Кто это сделал?
Словно опомнившись, папа кивнул:
- Есть люди, милая, которые знают, кто ты такая. Я пытался их остановить. Пытался выяснить, кто они, но они вышли на меня раньше.
- Откуда те фотографии? – спросила я, имея в виду снимки из отеля. – Они… Те люди, которые фотографировали… виноваты?
- Нет. Но они знают, кто это сделал. Они за тобой следили, изучали, записывали каждое событие в твоей жизни с самого рождения. – Даже не осознавая этого, последние слова папа произнес так, будто его от них тошнило. – Они знают о тебе больше, чем знал я. Но ты не должна им доверять. Они не станут тебе помогать. Их задача – наблюдать и докладывать.
Это я знала.
- Ватикану. Они отчитываются перед Ватиканом.
Похоже, папа удивился, но добавил:
- Есть и другие. Их называют Дюжиной.
- Да, - кивнула я, - мы о них знаем.
- Их послали. – С этими словами он начал исчезать.
Я бросилась вперед.
- Пап, ты куда?
- Мне пора. Я свяжусь с тобой, как только узнаю что-нибудь еще.
Когда я оказалась рядом, он положил холодную руку мне на плечо.
- Слушай меня внимательно, Чарли. Я говорю о Дюжине, которую послали. И послал их кто-то очень-очень плохой.
- Знаю, - отозвалась я, глядя, как он становится все прозрачнее и прозрачнее.
- Нет, - покачал головой папа. – Это не те, которых… - Он оглянулся, а секунду спустя исчез, успев напоследок добавить: - Этих послали.
Все еще ощущая на плече холодный след, я смотрела на место, где только что стоял папа, а потом закрыла глаза, не в силах больше видеть оставшуюся передо мной пустоту. Не в силах одолеть пустоту, поселившуюся в сердце.
- Датч, - тихо позвал Рейес.
Я развернулась и, сотрясаясь от рыданий, бросилась в его объятия. Как мне сказать Джемме, что наш папа погиб? Из-за меня! Из-за того, кто я есть! Чувство утраты, какой я никогда раньше не испытывала, разбило меня на куски. Вцепившись в Рейеса, я впустила в себя боль, дав ей волю добраться до костей и отравить мою плоть.
Промучившись целую вечность, я наконец отлепилась от Рейеса и пошла в ванную умыться. А когда вернулась, сама почувствовала, как решительно расправились мои плечи.
- Я не могу уехать, - готовясь к спору, заявила я охрипшим голосом, как будто от слез умудрилась простудиться. Сколько же я ревела, если футболка Рейеса вся промокла? – Надо выяснить, кто убил моего отца, а из «бункера» в горах этого не сделать.
Рейес опустил голову.
- В этом ты должна довериться своему дяде.
- Он не знает, с чем связался. А я знаю.
Рейес угрожающе шагнул вперед.
- Мы уезжаем. Это не обсуждается.
Я тоже шагнула ближе, подняла руку и слегка сжала ему пальцами горло.
- Я могу хоть сейчас уйти, бросив тебя корчиться на полу.
Он кивнул и заговорил тихо и спокойно, как будто пытался наладить контакт с раненым животным:
- Со мной ты можешь сделать все, что угодно, Датч.
От удовольствия потеплело в груди.
- Но сначала подумай о нашей дочери.
От этих слов я будто очнулась. Опустила руку и отошла назад. Мне не хотелось думать ни о чем, кроме того, что папу застрелили и бросили истекать кровью в каком-то треклятом складском отсеке.
- Мы должны обеспечить ей безопасность, - продолжал Рейес и приподнял мою голову за подбородок. – Ты знаешь это не хуже меня. Как только нам ничего не будет угрожать, мы выясним, что случилось с твоим отцом.
- Когда, Рейес? Когда нам ничего не будет угрожать? Мы понятия не имеем, как остановить псов. Тем более не знаем, как их убить.
- Узнаем, - уверенно отозвался он. – Но не здесь. Здесь мы слишком уязвимы и на каждом шагу подвергаемся опасности. Обещаю, мы все выясним.
В приступе ярости я дернулась, вырвавшись из его пальцев, схватила сумку и стала бросать в нее шмотки не глядя.
- Продолжай и дальше себя в этом убеждать, - рявкнула я напоследок, схватила аквариум с миссис Тибодо и пулей вылетела из квартиры.
Я поеду куда угодно. Ради дочери запру себя в каком-то никому не нужном монастыре. Но в тот самый миг, когда на земле она окажется в безопасности, когда я пойму, что никто не причинит ей вреда, я устрою ад всем тем, кто принес мне столько горя. Не говоря уже о папаше Рейеса, которому очень скоро предстоит узнать, каково это – лезть между озлобленной матерью и ее ребенком.
С каждым моим шагом, с каждой крепнущей в сознании мыслью под ногами гремела земля. Если придется, я собственными руками из неведомых глубин подниму наружу ад и разорву этого ублюдка на куски.
Хочет войны – получит. (1) (Ит.) Красавица.
(2) (Ит.) Поняла? Ясно?
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 20:46 #490

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8645
  • Репутация: 652

Картинка с сайта: [ Нажмите, чтобы развернуть ]


У меня на глазах Датч выскочила из квартиры с такой скоростью, что из аквариума расплескалась вода, а из набитых под завязку сумок посыпалось содержимое. Свет, который она излучала, от ярости раскалился и превратился в темное мерцающее золото, как ее глаза. Все это вместе с болью из-за смерти отца хлынуло на меня наэлектризованной волной. Силы в Датч столько, что сложно поверить, и с каждым днем она становится все сильнее и сильнее. Очень скоро она выйдет за всевозможные рамки. Станет той, кого невозможно остановить. Превратится в бога, которым родилась, и поймет, что я ей больше не нужен.
Услышав ее шаги на лестнице, я вызвал шавку, которую Датч называет Ангелом и своим помощником в расследованиях. Как только он появился, я склонил голову набок, ожидая ответа.
Пацан засунул руки в карманы и кивнул:
- Ты был прав. Он шпионит.
- Кто послал? – Настроения играть в игры не было.
- Слушай сюда, pendejo. Я это делаю только ради нее. Я работаю на Чарли, а не на тебя. А она офигеть как заслуживает все знать.
Сопляк всегда меня боялся, но почему-то осмелел. В ближайшее время я сдеру хренову бандану с его башки и затяну вокруг горла. Но не сейчас.
Подавив инстинкты, я смерил его злым взглядом.
Сработало. Мелкий поник и заговорил:
- Я не знаю, кто это был. Какой-то перец на черном «роллсе», у которого бабла больше, чем мозгов. Если, конечно, он и правда занимается тем, чем ты думаешь.
Я кивнул. Наверняка это эмиссар – посланник моего отца. А шпион, которому я приказал пацану упасть на хвост, станет очередной проблемой для Датч. Потому что он уже давно за ней следит. А я слежу за ним.
Как ей сказать, что мертвец, которого она считает другом, шпионит за ней по приказу моего отца? В нынешних обстоятельствах эта новость ее точно не порадует.
Его зовут Дафф, и Датч, как многие до нее, купилась на детскую рожу и наивное заикание. Но я знаю, какое у него нутро. В конце концов, не просто так он попал за решетку.
- Не спускай с него глаз. И дай знать, если будут новости.
- А если я понадоблюсь Чарли?
- Тогда мчись к ней, а когда освободишься, назад к мертвому ублюдку.
Кивнув, пацан уже собрался раствориться, но затормозил.
- Этот гад ей навредит?
- Дафф? – уточнил я.
- Нет, богатый перец.
- Только если мы дадим ему такую возможность.
Пацан опустил голову:
- Я могу его прикончить.
- И лишить меня удовольствия? – Я шагнул вперед. – Такое развитие событий мне не по нраву.
Сопляк попятился.
- Хрен с тобой. Сам с ним разбирайся. Но призрак мой.
- Когда мы с Даффом закончим, не вопрос. Сделаешь с ним все, что сочтешь нужным.
- Это, блин, уж точно! – с довольным видом сказал напоследок пацан и испарился.
Вслед за Датч я вышел из квартиры, на пороге вздрогнув от боли после стычки с Дюжиной. Надо признать, я был всерьез озадачен. Казалось, псов невозможно убить. Но способ наверняка есть. И я должен его найти. Ради Датч и ребенка. Нашего ребенка. Мне недостает всего нескольких кусочков мозаики. Как только узнаю, кто их призвал, я его уничтожу. И псы станут уязвимее. Шансы раздавить их возрастут.
Еще мне предстоит выяснить, какую роль во всем этом играет даэва Ошекиэль, но, пока он приносит пользу, я его терплю. Стоит ему хотя бы неправильно моргнуть, и я разрублю ему позвоночник. Как минимум.
Я вышел в чернильно-черную ночь. С суровым лицом Датч сидела в своем джипе, движок которого работал вхолостую. Я обошел машину и открыл водительскую дверь. В меня, как товарняк на полном ходу, врезались эмоции Датч, и я тут же почувствовал, как она изо всех сил старается не утонуть в скорби.
- Надо позвонить Джемме, - выдавила она.
- Позвонишь по пути. Я поведу.
Выходя из машины, Датч сердито стерла скатившуюся по щеке слезу. От невероятной по силе энергии шумела под ногами земля. Я хотел остановить Датч, но не осмелился, поэтому молча смотрел, как она идет к пассажирскому сиденью. В ней бурлили эмоции такой силы, какую можно сравнить только с атомной бомбой на той стадии, когда расщепляется первое ядро, а всем остальным остаются доли секунды до взрыва. У Датч безграничная сила, которой она совершенно не умеет управлять. Но так будет не всегда. Сейчас она может в мгновение ока уничтожить миллионы жизней и даже не поймет, как это произошло, пока не увидит последствия. А если такое случится, это подкосит ее сильнее, чем все, что было раньше.
Поэтому я не стал ей мешать. Отступил. Не хотел брать на себя ответственность за разрушения, которые она может спровоцировать. И тем более не хотел попасть ей под горячую руку и закончить на этом свое существование. Я хочу увидеть нашу дочь. Хоть на минуточку. Увидеть создание, которому суждено сокрушить моего отца раз и навсегда.
А после этого спокойно умру, зная, что он заплатит за все свои преступления против человечества, и проведу целую вечность с единственным во всей вселенной созданием, к ногам которого я готов упасть по первому зову.
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 20:47 #491

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8645
  • Репутация: 652
Эпиграфы к "Седьмой могиле..." [ Нажмите, чтобы развернуть ]
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 20:48 #492

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8645
  • Репутация: 652
Нарооодик... Я почти не верю)). Седьмая книга!!! Мы такие молодцы, что столько держимся вместе! :36

всем-всем, кто прошел с нами этот ох..., простите, офигительно длинный путь, и всем-всем, кто присоединился по дороге!

За неиссякаемое терпение, за поддержку, которую мы находим у вас всегда, когда она нужна, за время, за слова, за неугасающий интерес к этим книгам! :36 :36 :36

Спасибо, что вы есть, и что вы - с нами)) : rose : rose : rose


ПС. Файлик в пути к Свете, скоро форматы будут доступны в библиотеке по кнопочке "Скачать" в первом постике темы :51
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 21:34 #493

  • Solitary-angel
  • Solitary-angel аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Дизайнер
  • За пределы выйти невозможно потому, что их нет...
  • Сообщений: 3396
  • Спасибо получено: 8911
  • Репутация: 481
Ирочка, Вика поздравляю с завершение перевода

Ирочка, спасибо огромное за новый потрясающий перевод, побольше времени и сил для покорения новых вершин :63 :59 :36 Мой маленький подарок, долетел до тебя еще в обед, а сейчас шлю мои крепкие пусть и вертульные объятья Спасибо солнышко за перевод!
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, Natala, RuSa

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 21:43 #494

  • Natala
  • Natala аватар
  • Не в сети
  • Читатель года
  • Сообщений: 1043
  • Спасибо получено: 2284
  • Репутация: 109
Девочки, Ируся и Русик, спасибо огромнейшее за то, что вы с нами и за такой изумительный подарок. :60

p.s. Букет подбирала под цвет глаз Чарли. :4
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 22:33 #495

  • llola
  • llola аватар
  • Не в сети
  • Переводчик
  • Сообщений: 1566
  • Спасибо получено: 3236
  • Репутация: 105
Ирина и Руса, поздравляю вас с окончанием перевода!

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 22:43 #496

  • Olyushka
  • Olyushka аватар
  • Не в сети
  • Simila
  • Сообщений: 80
  • Спасибо получено: 153
  • Репутация: 25
Ириша и Вика, девчули, с окончанием перевода вас! Это шикарнейший подарок, который в очередной раз вы нам преподносите! Мы вас любим, вы лучшие!!! flo666
А бонус просто бомба! Рейс оказывается знает много чего) Вот и раскрылся Мистер Вонг...
Жалко папу Чарли, это серьезно ее подкосило. Хорошо, хоть с Диби все тип-топ.
И дождались таки свадьбу! У меня сердце замерло, когда Чарли сама потребовала жениться немедленно)) Вот это напор! :fan
Девочки, всех целую! Изумительная перевод) Огромное вам СПАСИБО!!! :thank
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 23:00 #497

  • Nafisa
  • Nafisa аватар
  • Не в сети
  • Tialas
  • Сообщений: 237
  • Спасибо получено: 579
  • Репутация: 35
Ох, не верю своему счастью, столько глав сразу и окончание книги... ИРИНОЧКА, ВИКА, СПАСИБО, СПАСИБО, СПАСИБО за доставленную радость и удовольствие от прочтения :36 :36 :36 :36 :36 Поздравляю вас с окончанием перевода. flo666 flo666 Столько всего навалилось на Чарли, борьба с адскими псами, спасание дяди, свадьба, смерть отца. Буду с нетерпением ждать следующего перевода... Ирина, Вика, здоровья вам и благополучия и побольше свободного времени..
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 23:01 #498

  • Annabeth
  • Annabeth аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 6
  • Спасибо получено: 9
  • Репутация: 2
Огромное спасибище, вы лучше всех девочки, радуете прекрасным переводом этой замечательной серии. Хочется вас обнять и зацеловать в благодарность=))))
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa, elvira

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 23:06 #499

  • Euphony
  • Euphony аватар
  • Не в сети
  • Переводчик, Редактор
  • Сообщений: 2336
  • Спасибо получено: 8645
  • Репутация: 652
Девули, спасибище всем!
Olyushka пишет:
Вот и раскрылся Мистер Вонг...
Чет я не поняла))). Дафф - это который в баре был, заика, когда Тидвел, козлина, Куки хотел из-за размерчиков ее, а Вонг пока ни слова не сказал)). И "роллс-ройса" при нем пока не замечено)). Про Вонга все в 8М будет :4

Annabeth пишет:
Хочется вас обнять и зацеловать в благодарность=))))
Эт мы всегда рады :lol
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: RuSa

Даринда Джонс - Седьмая могила без тела 26 Фев 2016 23:51 #500

  • Lullaby
  • Lullaby аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 15
  • Спасибо получено: 29
  • Репутация: 8
Я даже поверить не могу... Уже который раз перечитываю последний абзац и давлюсь слезами :tearfully2 Мне хочется и улыбаться до ушей, что этот нелёшкий путь пройден, ну, и из-за швадьбы Рейеса и Чарли, и рыдать из-за смерти папы и всех тех несчастий, свалившихся на их сверхъестественные бедные головы. Но в победе Чарли (или Пип) Я нисколько не сомневаюсь!
Спасибо вам ОГРОМНОЕ за ваш колоссальный труд! Вы такие молодчинки, слов не подобрать! :60 А я уже с нетерпением жду ЯС :65
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Euphony, RuSa, elvira