Дорогие пользователи и гости сайта. Нам очень нужны переводчики, редакторы и сверщики. Мы ждем именно тебя!
Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4

ТЕМА: Кресли Коул - Наваждение Темного Воина

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:02 #1

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60
Кресли Коул "Наваждение Темного Воина"

Название: Dreams of a Dark Warrior / Наваждение Темного Воина
Автор: Kresley Cole / Кресли Коул
Описание: Паранормальный роман, валькирии, вампиры, оборотни
Количество глав: пролог + 57 глав + эпилог
Год издания: 2011
Серия: Immortals After Dark / Бессмертные с приходом ночи - 11 книга
Статус перевода: переведено пролог и 22 главы

Перевод: Akonit (пролог), lennis (c 1 главы)
Сверка: Neos, Nara, Nagaina (с 4 главы)
Редактура: Neos, Nara, Кото-фейка (с 4 - 21 главы), Nikita (c 22 главы)
Худ. оформление: Solitary-angel
Аннотация

ОН ПОКЛЯЛСЯ, ЧТО ВЕРНЕТСЯ К НЕЙ…

Убитый прежде, чем успел обвенчаться с Реджин Лучезарной, лорд войны Эйдан Свирепый в течение многих столетий ищет свою возлюбленную, снова и снова возрождаясь в новом теле, ничего не помня о прошлом – лишь снедаемый бесконечной тоской.

ОНА ЖДЕТ ЕГО ВОЗВРАЩЕНИЯ...

Когда в яростной схватке Реджин случайно сталкивается с Декланом Чейзом, ожесточенным кельтским солдатом, она узнает в нем своего перевоплотившегося воина. Но Деклан пленит ее, намереваясь использовать валькирию как орудие возмездия против всех бессмертных, не ведая, что сам принадлежит к их миру.

ЧТОБЫ УТОЛИТЬ ЖЕЛАНИЕ, БОЛЕЕ МОГУЩЕСТВЕННОЕ ЧЕМ САМА СМЕРТЬ…

Каждое возрождение требует своей платы, для Эйдана - это смерть, настигающая воина всякий раз, когда он вспоминает прошлое. Чтобы спастись от жестоких пыток Деклана, сможет ли Реджин разжечь в нем воспоминания о былой страсти— даже если это приведет к тому, что она в очередной раз потеряет единственного мужчину, которого когда-либо любила.

Содержание [ Нажмите, чтобы развернуть ]

Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, Asema, iris$, Natala

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:03 #2

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


ЛЛОР

«… а те разумные существа, что не являются людьми, объединятся в одну страту, тайно сосуществуя с человечеством»
♦ Большинство из них бессмертны и способны самостоятельно восстанавливаться от полученных ран. Самых сильных из них можно убить только с помощью мистического огня или отрубив голову.
♦ Цвет их глаз под воздействием сильных эмоций меняется на особенный свойственный только их виду.

Валькирии

«Когда дева воительница, умирая в сражении, издает бесстрашный крик, полный отваги, Один и Фрейя внимают ее призыву. Эти два бога поражают ее молнией и переносят в свои залы, тем самым навсегда сохраняя ее храбрость в образе Валькирии - бессмертной дочери девы»
♦ Валькирии живут за счет электрической энергии земли, которую возвращают назад со своими эмоциями в виде молнии.
♦ Обладают сверхъестественными силами, скоростью и чутьем.
♦ Без специальных тренировок большинство из них могут быть зачарованы блестящими предметами или драгоценными камнями.

Берсерки

«Одинокая жизнь берсерка преисполнена лишь яростными сражениями и жаждой крови».
♦ Каста людей-воинов, поклявшихся в верности Одину, известная своей беспощадной жестокостью.
♦ Выносливее и быстрее простых смертных, они несут в себе дух медведя и могут перенаправить его свирепость в боевую ярость, на время становясь такими же сильными, как бессмертные.
♦ Когда берсерк одерживает победу во славу Одина в своем двухсотом сражении, бог дарует ему охаллу - бессмертие и необычайную силу.

Орден

«Похитители бессмертных. Схваченные Орденом бессмертные - не возвращаются…»
♦ Многонационая военная организация, созданная для изучения - и истребления - тех, кто не является человеком.
♦ Считался обычной городской легендой.

Вампиры

♦ Падшие - вампиры, пьющие кровь прямо из источника - человека - и тем самым его убивающие. Отличаются от других красными глазами.
♦ Обладают способностью телепортироваться. Могут перемещаться только в то место, где уже когда-либо были, или которое видели.

Обращение

«Только умерев, можно возродиться в другом обличии»
♦ Некоторые бессмертные могут обратить человека или даже другого обитателя Ллора в свой вид, но катализатором изменения всегда является смерть, при этом успешный исход не гарантирован.

Воцарение

«И придет время, когда все бессмертные существа Ллора от валькирий, вампиров, ликанов и демонов всех демонархий до призраков, перевертышей, фей, сирен… будут сражаться и уничтожать друг друга»
♦ Вид мистической системы, сдерживающей и уравновешивающей силы при неуклонно увеличивающейся плотности населения бессмертных.
♦ Происходит каждые пятьсот лет. Или прямо сейчас…
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$, Natala

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:03 #3

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


Внемлите! Услышьте эту легенду об Эйдане Свирепом и Реджинлейт Лучезарной, о двух влюбленных, навеки связанных вместе и проклятых судьбой.
Как и повелось во множестве сказаний, все началось со встречи, предначертанной свыше, бессмертной девушки, которой никогда не суждено умереть, и пресыщенного смертного мужчины, который жил ради того, чтобы убивать.
Их история, полная боли и невзгод, станет предостережением другим… Следите и слушайте внимательно…

Часть I

Северные Земли
Много веков назад…


- Так вот что такое оргия, - заметила Реджинлейт, пока двое стражников вели ее через трапезный зал прославленного военачальника Эйдана Свирепого. В свои двенадцать лет, только что покинув рай Валгаллы, Реджин увидела весьма занятное зрелище. Пока они петляли среди толпы сотен берсерков, она в изумлении взирала на захмелевших воинов, чуть что пускающих в ход кулаки, одетых лишь в набедренные повязки, в то время как полуголые девицы вволю оделяли их элем, подносами с мясом и… другими услугами.
К счастью, маскировка Реджин скрывала выражение ее лица - и сияющую кожу. Она еще раз проверила плащ затянутыми в перчатки руками. Глубокий капюшон, выдаваясь вперед, целиком закрывал голову.
При свете горящего в чашах огня, дым которого струился к крытой тростником крыше, Реджин мельком видела поцелуи, ласки и некоторые действия, которым ее юный ум еще не мог дать определения.
Однако никто в этом лагере, расположенном на передовом рубеже защиты, не смеялся, не доносилось ни звука веселой музыки. Хотя сегодня они одержали кровавую победу - с вершины утеса, возвышающегося над полем битвы, Реджин наблюдала за сражением берсерков с полчищем вампиров, - большинство воинов, находящихся здесь, казалось, едва держали себя в руках, до сих пор рыча. Почти как медведи, которых почитали эти смертные.
Чучела голов этих хищников с оскаленными клыками ровными рядами висели на стенах. Норвежские руны, изображающие разъяренных медведей, украшали стропила и двери.
Все, что Реджин когда-либо слышала об этих варварах, несомненно, являлось правдой. Любимая сводная сестра, Люсия, как-то сказала: «Берсерки - беспощадные, жадные собственники, мгновенно приходящие в ярость, если отнять то, что принадлежит им. Они одержимы войной и женщинами - и не думают ни о чем другом. Даже наши старшие сестры избегают их».
Реджин осознавала, сколь опасно появляться в таком месте, но совершенно не боялась. Как ни предупреждала ее Люсия: «Думаю, иногда, ты действуешь слишком безрассудно, хотя следовало бы испугаться», Реджин интерпретировала это так: «Ты бесстрашна, О Великая Реджинлейт».
Кроме того, у нее нет другого выбора. Она нуждалась в помощи этих смертных. У Реджин не было лошади, и она едва избежала засады вампиров всего несколько дней назад. Живот подвело от голода - от вида подносов с тушеным мясом и оленьих окороков на ломящихся от еды столах у нее потекли слюнки.
И Люсия находилась в опасности.
Вспомнив о цели визита, Реджинлейт расправила плечи. Поскольку берсерки стоят на страже интересов ее отца, то их долг выказать почтение и ей. Но если она нарвется здесь на неприятности, то не постесняется использовать длинный меч, висящий в ножнах за спиной. Или даже когти, выглядывающие сквозь прорези на пальцах перчаток, скрытых длинными рукавами…
Двое почти обнаженных, сцепившихся в поединке воинов, спотыкаясь, миновали ее. Вокруг то и дело вспыхивали драки из-за женщин, вина и оружия. Эти мужчины впадали в боевую ярость, сверкая глазами и увеличиваясь в размерах, по любому ничтожному поводу.
Разбить лагерь у горного перевала на границе между сражающимися сторонами разумное решение. В течение многих десятилетий берсерки защищали этот стратегический проход от угрозы бессмертных, оберегая деревни, расположенные внизу в долине; теперь Реджинлейт начала понимать - все, что способно удержать варваров в этом месте - и подальше от цивилизации, - есть благо.
Как только валькирия и ее провожатые прошли дальше, Реджин резко остановилась. Неподалеку, развалившись на троне, стоявшем на возвышении, сидел мужчина, ранее замеченный ею в яростном бою. Тот самый, за которым она восхищенно наблюдала.
Учитывая непревзойденную скорость и силу, с которой берсерк орудовал боевым топором, Реджинлейт подозревала, что мужчина является предводителем варваров - Эйданом.
Полногрудая брюнетка, расположившаяся на подлокотнике его трона, то и дело подносила ему высокую кружку с элем и что-то шептала на ухо.
Глаза распутной девки возбужденно горели, дыхание прерывалось. Она находит воина красивым? Внимательный взгляд Реджинлейт прошелся по мужчине. Похоже, наши мнения совпадают.
Берсерк обладал широкими плечами, мускулистыми руками и мощным, таким же как у медведя, телосложением. Несколько прядей его светлых густых волос были заплетены в косицы, чтобы не мешать обзору. У мужчины сохранились целыми все зубы, ровные и белые. На загорелом лице выделялись холодные серые глаза.
Сегодня днем, когда воин находился во власти боевой ярости, эти глаза сияли, словно штормовые облака, озаренные молнией.
Тотчас же он притянул женщину к себе на колени, без сомнения, собираясь присоединиться к оргии. То-то сейчас начнется... Варвар принялся расшнуровывать затянутый корсаж.
- Мой повелитель, подождите, - поспешил упредить один из сопровождающих.
Остановится ли военачальник прежде, чем станет слишком поздно?
- Что такое?
Эйдан ни на секунду не отвлекся от своего занятия, стараясь высвободить полные груди женщины. Как только удалось ослабить шнуровку, его большая рука тут же нырнула внутрь, стискивая одну из них.
- Этот мальчик потребовал встречи с вами.
Мальчик. Мужчины всегда предполагали, что она одного с ними пола, просто потому что надевала узкие штаны и носила меч.
Эйдан повернулся, наткнувшись взглядом на Реджин.
- Кто ты? - пророкотал он глубоким низким голосом. По всему залу постепенно затихали бурные стычки и звуки совокуплений.
Она честно ответила:
- Утомленный путник, нуждающийся в помощи.
После ее слов брови берсерка сошлись на переносице.
- Твой голос кажется… знакомым. - Вынув руку из корсажа женщины, воин сел прямее, его поведение изменилось, он заметно напрягся. Как будто звук ее голоса заставил его нервничать. - Хотя у тебя странный акцент.
- Ваша речь не родная для меня.
Основным для Реджинлейт был древний язык бессмертных, а вторым - его норвежский.
- Подойди ближе.
Хотя валькирию ужасно раздражала необходимость повиноваться приказам простого смертного, Реджин вышла вперед.
Его пристальный взгляд стал настороженным, оценивающим. Она знала, что предводитель тщательно изучает ее всю - походку, необычайно красивый материал, из которого сшит плащ, золотую брошь, удерживающую на месте капюшон.
Шлюха попыталась привлечь внимание Эйдана, обхватив пальцами его лицо, но воин отвел ее руку в сторону. Когда женщина с явным намеком принялась извиваться на его коленях, берсерк нахмурился и прошептал ей на ухо нечто такое, отчего та тут же вскочила, кипя от возмущения. Однако, уходя, девица не удержалась и бросила на мужчину тоскливый взгляд через плечо.
По какой-то причине то, что он отправил восвояси пышногрудую брюнетку, обрадовало Реджин. Валькирия предположила, что женщина получила отставку, чтобы не мешать Эйдану полностью сосредоточить внимание на ней.
- Я видел тебя сегодня на поле брани, военачальник. Ты славно сражался.
Как обычно, ляпнула первое, что пришло в голову. Слова Люсии вспылили в ее сознании: «Ты должна научиться держать язык за зубами. Или хотя бы просто сохранять хладнокровие».
Эйдан подался вперед.
- Мальчик, мы - берсерки - все сражаемся хорошо.
Неправда. Реджин указала большим пальцем на молодого человека с черными волосами, сидящего справа от Эйдана.
- Кроме этого. У него слишком слабая защита.
Заткнись, Реджин!
Спустя несколько секунд после охватившей зал гробовой тишины послышалось несколько сдавленных смешков. Даже Эйдан усмехнулся, но тут же застыл, казалось, поразившись собственной реакции.
Человек, которого она оскорбила, вскочил на ноги и, гордо выступив вперед, сузил от злости зеленые глаза.
- Я покажу тебе слабую защиту.
Реджин тут же выхватила из ножен длинный меч и выставила его между собой и берсерком.
Мужчина одарил ее полным отвращения взглядом.
- Этот меч больше тебя, щенок.
- Самый подходящий размер, чтобы научить тебя защищаться, жалкая дворняга.
Раздалось еще несколько смешков, воин сжал кулаки, его мускулы напряглись, увеличиваясь в размерах… Почти на грани боевой ярости.
- Держи себя в руках, Бранд, - приказал Эйдан.
Наверное, она ошиблась, явившись сюда. Эти мужчины слишком свирепы и вспыльчивы, чтобы ждать от них помощи. И нормальная валькирия могла бы сразу об этом догадаться!
Даже Эйдан, который вначале произвел впечатление человека, владеющего собой лучше других, теперь словно был охвачен… чем-то.
Несмотря на то что берсерки являлись стражами Одина, пожалуй, они жестоко обойдутся с ней, если узнают, что она женщина. Что бы на моем месте сделала Люсия? Как можно скорее покинула бы лагерь, пока это не обнаружили.
- Мальчик, ты либо очень храбр, либо очень глуп, если пытаешься дразнить одного из моих самых сильных воинов, - заметил Эйдан. - Немедленно объяснись, зачем ты пришел ко мне на пиршество. - Он подался вперед к Реджин. - И почему скрываешь свою кожу, словно древний друид.
Бранд проскрежетал:
- У молокососа наверняка оспа.
Оспа? Ей едва удалось подавить готовое вырваться шипение, когда Эйдан отрезал:
- Довольно.
Он потер рукой светлую щетину на подбородке.
- Ну что, ты болен? Возможно тебе стоило набраться сил, чтобы орудовать таким длинным мечом или насмехаться над мужчинами больше тебя.
Глаза Реджин расширились.
- Набраться сил?
Может, ей и было всего двенадцать и она еще оставалась уязвима для ран, да и этот треклятый меч, бесспорно, слишком велик для нее, но, если потребуется, Реджин уничтожит всех этих смертных одним клыком и когтем…
Бранд напал без предупреждения, сделав стремительный выпад. Прежде чем она успела защититься, он нанес два весьма ощутимых удара плашмя по запястью, ослабившие ее хватку.
Когда он выпрямился, самодовольно ухмыляясь, Реджин с радостью отбросила оружие, поскольку инстинкты уже возобладали над ней. Она вскочила на стоящий справа стол, тотчас же оттолкнулась влево и, в прыжке оказавшись перед Брандом, молниеносно полоснула когтями поперек его груди.
Боги, ощущение разрываемой плоти… и зачем она только таскает с собой меч?
Мягко приземлившись, Реджин припала к земле, готовая прыгнуть снова, когда высокий воин проревел:
- Он носит спрятанные под плащом кинжалы?
Берсерк уставился на глубокие борозды на груди - порезы, которые рассекли даже кожаные ремни от ножен.
- Эйдан, я лично лишу его жизни! Еще чуть выше, и он бы перерезал мне горло.
Реджин съязвила:
- Я решил не перерезать тебе глотку. Отблагодаришь меня за это элем.
Внезапно огромная ладонь сдавила ее затылок. Вторая - скрутила руки за спиной. Зашипев от ярости, валькирия резко повернулась и вонзила свои маленькие клыки в мускулистое предплечье.
Это предводитель! Ее поймал Эйдан. Как ему удалось так быстро приблизиться?
Молния ударила снаружи, раскаты грома сотрясли зал. Если бы только молния поразила меня!
- Прекрати немедленно!
Варвар так грубо отпихнул ее, что Реджин вынужденно разжала зубы. Но не успела даже пикнуть, как он стиснул в кулаке плащ.
- Нет! Не надо!
Эйдан рванул ткань на спине. Резко втянул воздух. И тут же отбросил Реджин от себя.
Со всех сторон, вытаращив глаза, ее окружили мужчины. Она снова зашипела, вертясь из стороны в сторону, держа их в поле зрения и стараясь предугадать нападение, выставила когти и обнажила клыки.
Один из них выдохнул:
- Кто она?
Эйдан взглядом заставил ее молчать.
- Она - просто маленькая… девочка.
Бранд пробормотал:
- Одинова борода, она сияет!
Реджин выплюнула:
- Он не носит бороду!
На лице Эйдана вспыхнуло узнавание. Его пристальный взгляд замер на ее остроконечных ушках, затем на глазах. По тому, как он уставился, Реджин догадалась, что ее радужки переливаются от янтарного до серебряного.
- Ты - валькирия. Та, чья кожа светится в ночи. Мы слышали о тебе.
- Ничего ты обо мне не знаешь!
Вызывающе выгнув бровь, Эйдан продекламировал недавно сочиненную в ее честь эдду:
- «Очи - расплавленный солнцем янтарь, кожа и локоны - золота цвет. Рождена для войны, отважней и краше красавицы нет». Ты - Реджинлейт Лучезарная.
Тут же несколько мужчин зашептали «Реджинлейт» испуганными голосами.
Но не Эйдан. Тот покачал головой.
- Солнышко, ты забралась очень далеко от дома.
Ну и конечно, эта задница Бранд пробасил:
- Она что - одна из драгоценных дочурок Одина?
Гордо выпрямив плечи, Реджин провозгласила:
- Самая драгоценная. Из всех моих сестер.
За исключением Люсии. И Никс. И, вероятно, Кэдрин. Но этим смертным необязательно знать, что, судя по всему, она не самая любимая дочь. На данный момент.
- Тогда почему ты в самом эпицентре войны, вместо того чтобы находиться в безопасности Валгаллы?
Эйдан, казалось, рассердился из-за этого.
- Ты такая маленькая.
Его взгляд изменился, наполнившись особенным глубоким чувством, отличным от того, что она видела в глазах других мужчин, став более… покровительственным.
- Какое тебе дело до того, где я нахожусь? - Она откинула заплетенные в косы волосы со лба, вздернув подбородок. - И я не такая уж маленькая.
- Ты, - Эйдан провел ладонью по лицу, - молода.
Стоящий подле него Бранд спросил:
- Что с тобой, дружище? В твоих глазах разрастается гнев.
Эйдан раскрыл и тут же закрыл рот. Затем огляделся вокруг, так, словно увидел представшее зрелище впервые.
- Боги. - Потянувшись к Реджин, Эйдан поднятой рукой, как щитом заслонил ей обзор. - Идем со мной, малышка. Это место не для тебя.
Она отступила назад.
Взглянув на нее, Эйдан неодобрительно нахмурился.
- Я поклялся жизнью, что буду служить твоему отцу - ты родилась от его молнии. Я причиню тебе вреда не больше, чем себе. - Видя, что это ее ни капельки не убедило, он добавил: - Пойдем. Ты, должно быть, проголодалась. Пообедаешь в моем обществе. - Эйдан подобрал меч и протянул его Реджин рукояткой вперед. - Еды более чем достаточно.
Продовольствия у них в избытке. Его армия, подобно саранче, очистила эту сельскую местность. Дичь, которую она могла добыть охотой, истреблена полностью.
Реджин внимательно изучала его лицо. Казалось, у смертного действительно честные намерения. И, возможно, он выполнит ее просьбу или, по крайней мере, даст ей лошадь и достаточно провизии для путешествия.
Валькирия приняла меч и вложила в ножны. Но когда Эйдан покровительственно обнял ее рукой за плечи, напряглась.
- Я могу ходить самостоятельно, берсерк.
Он проговорил вполголоса:
- Это демонстрация расположения, которое я выказываю тебе перед всеми.
- Демонстрация расположения, - уточнила она сухо, - от смертного. Как же мне без нее дальше жить?
Она позволила ему провести себя через толпу пристально глазеющих воинов и распутных девок.
Несколько берсеркеров попытались дотронуться до ее «прекрасных локонов» или «сияющей кожи», но рука Эйдана тут же крепче сжималась вокруг ее плеч, а огонь в глазах вспыхивал ярче. Он смотрел на мужчин с таким грозным видом, что те с побледневшими лицами отступали, не проронив ни слова.
Как только они с варваром пробрались сквозь строй находящихся в зале людей и вышли в летнюю ночь, военачальник заметно расслабился, хотя все равно выглядел чем-то озабоченным. Реджин тут же воспользовалась возможностью как следует изучить его.
Вблизи высокая фигура Эйдана казалась еще более внушительной: рост достигал по меньшей мере шести с половиной футов. Белая туника, сшитая из тонкой ткани, плотно облегала широкие плечи. Мягкая кожа черных обтягивающих штанов подчеркивала сильные ноги. Когда снизу из долины повеял легкий бриз, принеся с собой запах спелой пшеницы и разметав светлые волосы Эйдана в стороны, ей вдруг захотелось томно вздохнуть.
На небе наконец появилась луна, и, идя по лагерю, варвар пристально смотрел на звезды, словно ориентируясь по ним. Всю прошлую неделю, пока Реджин искала Люсию в этом странном мире смертных, она частенько делала то же самое.
- Каким бы ни был твой вопрос, военачальник, звезды не дадут ответа.
Эйдан взглянул на нее глубокими серыми глазами, вновь разжигая в ней нелепое желание вздохнуть.
- Возможно, они уже ответили.
Прежде чем Реджин успела уточнить - что, он остановился перед длинным домом1, распахнув для нее дверь. От убранства дома веяло богатством, плетеные коврики застилали утрамбованный земляной пол. Выскобленный добела стол с двумя лавками для сидения - с одной стороны, и высокое ложе из расстеленных меховых шкур - с противоположной. Посреди комнаты в углублении горел огонь.
Варвар вытащил пару свечей из большой связки и, запалив фитили от пламени очага, установил их в подставки, расположенные по бокам отполированного медвежьего черепа.
- Ты богат? - поинтересовалась Реджин. - Для смертного?
- Я завоевал достаточно трофеев. Но что ты знаешь о монетах? Ты же дочь богов.
- Я знаю, что у меня нет ни одной, а я нуждаюсь в них, чтобы получить еду.
Эйдан вернулся к дверному проему и приказал одному из слуг снаружи принести обед, затем уселся за стол, жестом указав ей на другое сиденье.
Когда Реджин стянула перчатки и плащ, вид ее мальчишеской одежды - обтягивающих штанов и туники - заслужил еще один неодобрительный хмурый взгляд. Валькирия, передернув плечиками, присоединилась к нему, осознавая только то, что, подобно взрослой, разделит трапезу с лордом. Пусть даже это всего лишь лорд войны.
- Этот мир - опасное место для девочки, Реджинлейт. А ты не неуязвима.
Валькирия покачала головой. Нет, она пока не достигла своего бессмертия. Реджин все еще можно было ранить, она могла тяжело заболеть и даже умереть. Когда станет взрослой валькирией, ей не понадобится пища, но пока Реджин нуждалась в еде, чтобы расти.
- Тогда что же заставило тебя покинуть твой безопасный дом, дитя?
- Я не ребенок! И мне не угрожала никакая опасность.
Пожалуй, за исключением тех кровососов, с которыми пришлось столкнуться, пробираясь в этот лагерь.
- Я убивала вампиров.
Всего лишь была близка к этому. И потеряла меч в той схватке.
Эйдан отмахнулся от ее слов, как от сущей выдумки.
- Реджинлейт, ответь мне.
Хотя Реджин понимала, что необходимо оставаться скрытной и осторожной с незнакомцами вроде берсеркера, но так этому и не научилась. И потом - ей нужна его помощь. Правда ручьем потекла из уст валькирии:
- Я последовала за любимой сестрой, когда она ушла с мужчиной. Он обещал жениться на Люсии, но мне как-то неспокойно. Люсия для меня все на свете, и я полагаю, что ей грозит опасность.
Реджин не могла объяснить, откуда у нее такая уверенность, но чувствовала, будто время, отведенное сестре, уже на исходе.
- Ради нее ты покинула небеса? Зная, что никогда уже не вернешься?
- Валькириям запрещено возвращаться.
- Тогда я одобряю подобную преданность.
- Люсия сделала бы то же самое для меня.
Как бы Реджин ни раздражала ее - собственно, как и всех остальных сестер, - она знала, что Люсия все равно ее любит.
- Ты искала меня этой ночью, - продолжил Эйдан, - зачем я понадобился тебе?
- Мне нужна помощь, чтобы найти Люсию.
- Она у тебя есть, - произнес воин, пожав плечами. - Я сделаю все возможное, чтобы воссоединить вас друг с другом.
Реджин моргнула.
- Потому что почитаешь Одина?
- Нет. - Эйдан вскочил с места и принялся ходить по комнате, потирая рукой челюсть. - Потому что мы будем почитать друг друга.
- Не понимаю, о чем ты говоришь.
- Мне нелегко объяснить это. Когда ты подрастешь, Реджинлейт, то станешь моей женой.
- Ты что, смертный, выжил из ума? - воскликнула она, а ее кожа запылала ярче. - Как моя сестра Никс?
- Никс Всезнающая, предсказательница?
- Она свихнулась от своих видений. А у тебя какое оправдание?
Он постарался сдержать усмешку.
- Ты выражаешься прямолинейно, хорошая черта. Но я не сумасшедший. Я - берсерк. Ты понимаешь, что мы за люди?
- Я слышала о вашем виде. Вы сильнее и быстрее других смертных. И всецело одержимы духом зверя. Раздражительность, стремление подраться, ревностное отношение к добыче - все повадки, как у голодного медведя зимой.
- Это правда. И зверь во мне почуял свою пару, пробудившись после первых же твоих слов. Я представлял, что ты окажешься старше, когда мы встретимся, но счастлив просто от того, что мне повезло найти тебя.
И он так преспокойно об этом сообщает. Реджин потрясенно молчала. Что вообще было большой редкостью.
- Утром я отвезу тебя на север, в земли, принадлежащие моей семье, - продолжил Эйдан. - Мои родители завершат твое воспитание и уберегут от опасностей, пока я не вернусь за тобой. Я привезу твою сестру, чтобы вы могли быть вместе.
Перед ней стоит настоящий сумасшедший! Ситуация становилась все более занимательной. Реджин решила, что ей бы понравилось забавляться с обезумевшими смертными. Стараясь сохранить серьезное выражение, она спросила:
- И как скоро ты вернешься за мной?
- Возможно, через пять или шесть лет. Когда ты подрастешь, а я выиграю достаточно битв, чтобы заслужить собственное бессмертие. Тогда мы поженимся.
Ах, теперь она вспомнила. Берсерки могли получить от Одина охаллу - бессмертие, - как только одержат двести побед в его честь. Они наносили на грудь знак бога - татуировку в виде двух парящих воронов.
Реджин стало интересно, что появилось раньше – победы в сражениях, за которые давалась награда, или награда, ради которой сражались?
- То есть, я обязана сидеть там и ждать тебя? А что если другой смертный решит, будто я должна принадлежать ему?
Ладони Эйдана сжались в кулаки.
- Ты предназначена только для меня, - произнес он странным голосом. - Понимаешь, что я имею в виду?
- Я не невежественна в таких вещах.
Она была абсолютно невежественна в этом вопросе - в самцах, в совокуплениях. Реджин не понимала, зачем сестре вообще понадобилось добровольно оставить рай Валгаллы, чтобы последовать за мужчиной.
Которому я не доверяю.
- Реджинлейт, ты не познаешь другого мужчину. - Эйдан удерживал ее взгляд. - С этого момента я считаю нас мужем и женой.
Какой сумасшедший смертный - так тронуться головой. Ее отец обратил бы этого берсеркера в прах, если бы он посмел похитить ее и принудить к женитьбе. Может, не стоит больше играть с Эйданом?
- Посмотри на это с другой стороны. Ты слишком стар для меня. Одной ногой уже стоишь в могиле, а вторая - трясется на краю.
Воин глянул на нее с негодованием.
- Я не так уж стар! Мне всего тридцать зим.
Реджин начала опасаться, что его будет невозможно разубедить, поэтому согласилась:
- Я рассмотрю твое предложение, но только если ты поможешь спасти Люсию.
Эйдан твердо кивнул.
- Ты скажешь, где ее искать. И я поеду за ней после того, как благополучно передам тебя своим людям.
- Без меня тебе никогда не определить ее местонахождение. - Как сестра валькирии Реджин могла ощутить присутствие Люсии, если находилась на небольшом расстоянии от нее. - Нам некогда тратить время впустую.
- Ты пришла ко мне за помощью, и вот мое решение…
- Помощью! Ты ненормальный. И высокомерный. Я - дочь богов. Я пришла к тебе, чтобы получить лошадь, еду и, возможно, пару человек для сопровождения. Я могла бы уже быть в пути!
- Дело решенное, солнышко. В этом мире последнее слово остается за мной.
Их спор прервала та самая брюнетка из зала, теперь держащая в руках поднос с едой и напитками. Раскладывая на чем-то вроде двух дощечек аппетитное тушеное мясо, девица делала все возможное, чтобы ее пышная грудь была хорошо видна Эйдану.
Реджин подумала о собственной, едва намечающейся груди. Впервые в жизни ее охватило чувство неполноценности. И, возможно, ревности.
Ах, но это же Реджин, словно взрослая женщина, сидит за столом военачальника. Это же на Реджин, хочет жениться упрямый безумный смертный. Она послала нахальную усмешку распутной девке.
- Никакого эля для девочки, Биргит, - распорядился Эйдан. - У нас разве нет молока?
Лицо Реджин вспыхнуло. И хуже всего - она действительно с удовольствием выпила бы немного молока.
Когда Биргит принесла напиток, Эйдан так рассеяно отослал ее прочь, что враждебное отношение Реджин к девице малость поутихло.
От вкуснейшего запаха тушеной дичи голод проснулся в ней со зверской силой, и Реджин не мешкая набросилась на еду. Мясо просто таяло во рту. Боги! Смертные действительно умеют готовить.
- Расскажи мне о своем доме, - попросил Эйдан, отламывая кусок лепешки и кладя ей на поднос.
- Это прекрасная туманная земля, - пробормотала она между укусами. - Тихая и спокойная.
В большинстве случаев. Пока на них внезапно не нагрянет Локи2 или кто-нибудь не выпустит гигантского волка Фенрира3.
- Что за жизнь ты вела?
Реджин проглотила хлеб, которым набила рот.
- Ты действительно хочешь, чтобы я рассказала?..
Большую часть времени сестры просили ее заткнуться - по-хорошему.
- Мне все о тебе интересно.
Она пожала плечами, посчитав, что тоже может наслаждаться, проводя то немногое отведенное ей время в обществе упрямого, непоколебимого воина - ибо, если его невозможно заставить изменить решение, она сбежит этой же ночью и продолжит поиски.
По крайней мере, теперь она наелась и, может, украдет лошадь.
Поэтому Реджин развлекала его историями о Валгалле и глупости полубогов. Эйдан смеялся над всеми рассказами и, казалось, был искренне удивлен.
В какой-то момент выражение лица Эйдана показалось ей даже… гордым, за что он заслужил очередной недоверчивый взгляд:
- Тебя не беспокоит мой юмор?
- Нисколько. Я не смеялся так… - брови Эйдана сошлись на переносице. - Думаю, я никогда так не смеялся.
- Обычно люди сердятся на меня. И я часто шучу в неподходящий момент. Например, во время казни. Фрейя говорит, что это мой дар и мое проклятье - раздражать остальных.
- Мне нравится твоя манера общения, Реджинлейт. Без юмора жизнь тянется бесконечно.
Ей тут же захотелось засиять перед лицом этого воина со стальными глазами, наградившего ее похвалой, пока он не добавил:
- Мы прекрасно подойдем друг другу, солнышко.
Валькирия вздохнула.
- Все еще веришь в то, что мы будем вместе.
Хотя Реджин чувствовала, что Эйдан благородный мужчина, в этом случае он заблуждался. Один никогда бы не позволил ей выйти замуж за смертного воина.
А охалла, к которой стремился Эйдан? За все время она слышала только об одном берсерке, получившем бессмертие. Остальные погибали в сражениях задолго до своей двухсотой победы.
О чем прекрасно знал хитрый Один.
- Уверен, что будем, маленькая жена.
Покончив с едой, Эйдан поднялся и, подойдя к ложу, разделил шкуры на две стопки, уложив их вдоль противоположных стен. Затем указал ей на одну из лежанок, а сам устроился на другой. Растянувшись на боку, он подпер подбородок рукой.
- Когда станешь старше, то поймешь, что каждой женщине нужен мужчина, даже валькирии.
- Зачем? - Реджин плюхнулась на постель напротив воина.
- Узнаешь это, когда изменишься.
- Имеешь в виду, когда стану бессмертной?
И превращусь из растущей уязвимой девочки в почти неукротимую женщину. Ее сестры шепотом говорили об этом времени, но Реджин не знала почему. Может быть, этот мужчина расскажет ей.
- Те месяцы будут полны наслаждений. - Эйдан лег на спину, закинув руки за голову. И тоном знатока добавил: - Тогда ты наверняка захочешь меня.
- Почему? Что произойдет?
- Ты станешь женщиной. И будешь нуждаться во мне так же, как я в тебе.
- Ты бы попытался поцеловать меня? - спросила она лукаво.
- Будь уверена.
- И?
- И теперь ты должна заснуть. У нас впереди долгое путешествие.
- Военачальник, ответь мне! - Реджин сердито скрестила руки на груди, а снаружи ударила молния.
Эйдан тихо рассмеялся.
- Почему я должна буду целоваться именно с тобой?
Он снова повернулся на бок, взглядом удерживая ее внимание.
- А почему бы не со мной?
- Ты все дни проводишь в сражениях.
- Точно, и я чертовски хорош в своем деле. А значит, всегда смогу защитить тебя. И к тому моменту, когда ты подрастешь, я завоюю достаточно трофеев, чтобы потакать всем твоим прихотям.
- Ты не знатного происхождения и не обладаешь изысканными манерами.
Эйдан легко согласился:
- Во мне нет ни капли утонченности. Но это также означает, что я абсолютно бесхитростен… Ты всегда будешь знать, что у меня на уме.
- И ты действительно веришь, что имеешь право заполучить в невесты валькирию?
- Я - самый могущественный берсерк из всех когда-либо живших, - ответил он без тени тщеславия, просто излагая бесспорный факт. - Поэтому, если не я, то кто?
Реджин пожала плечами.
- Но я не уверена, что очарована тобой, Эйдан.
Тоже бесспорный факт.
- Есть и другая причина…
- Скажи мне.
Неожиданно погрубевшим голосом он пояснил:
- Ты сама выберешь меня, потому что… я полюблю тебя, Реджинлейт.
Ее сердце, казалось, пропустило удар.
- Как ты можешь говорить такое? Ты не знаешь, что произойдет в будущем!
- Знаю, потому что в свои двенадцать лет ты уже завоевала меня остроумием и храбростью. А также непоколебимой преданностью.
Он снова откинулся на спину, усмехаясь в потолок жилища.
- А когда ты обучишься соблазнительным женским хитростям, я не стану сопротивляться и заранее признаю свое поражение.
- Когда я вырасту, другие будут соперничать за мою руку.
- Несомненно. Но ты принадлежишь только мне.
От охватившего ее чувства разочарования снаружи ударила молния. Эйдан действительно полагал, будто у него есть право лишить ее свободы, хранить, словно девственный приз, в то время как сам продолжит вести распутную жизнь. Может, это и обычное дело у смертных.
Но для таких, как она, подобное неприемлемо.
- Берсеркер, услышь мои слова, - произнесла Реджин. - Я клянусь в том, что, буду хранить верность тебе, так же как и ты мне.
Это заставит его умолкнуть. Он и недели не протянет без Биргит.
- Каждая распутная девка на твоих коленях означает, что я так же сяду на колени воина. Рот каждой женщины, которую ты поцелуешь, обернется губами мужчины на моих устах.
Его яростный взгляд схлестнулся с ее, глаза Эйдана полыхнули снова - как будто простая мысль о Реджин в объятьях другого мужчины пробуждала в нем едва сдерживаемый гнев. Стараясь изо всех сил удержать себя в руках, он проскрежетал:
- Тогда я даю тебе клятву, что не коснусь другой. Теперь ты довольна, маленькая жена? Будут еще требования?
- Я должна отправиться с тобой на поиски Люсии.
- В этом вопросе я непреклонен, Реджинлейт. Ты уязвима. Тебя можно ранить. Я не смогу этого пережить.
Прежде чем погасить свечи, Эйдан наклонился и легко коснувшись поцелуем ее волос, потрепал за кончик подбородка.
- Солнышко, время, проведенное в ожидании, пока ты вырастешь, покажется мне вечностью. Каждую ночь я буду мечтать о женщине, которой ты станешь.
Эйдан возвратился к своему ложу, и в темноте Реджин видела, как закрылись его глаза, а губы изогнулись, словно в предвкушении.
Она мысленно вздохнула.
Ты никогда не увидишь меня повзрослевшей, лорд войны. Но иногда я буду вспоминать об упрямом смертном, который был добр ко мне.
_________________________________________
1Длинный дом (англ. Longhouse – общинный дом – особый вид жилища у древних скандинавов.
2Локи - в скандинавской мифологии бог хитрости и коварства.
3Фенрир - гигантский волк, пожиратель богов, одно из порождений великанши Ангрбоды от Локи.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:04 #4

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


Девять лет спустя.

- Что ты делаешь, сестра? - потребовала ответа Люсия Лучница, врываясь в комнату Реджин.
Хотя Реджин надеялась, что ночью удастся тайком улизнуть из поместья, в котором они жили с Люсией, но сестра-охотница оказалась весьма проницательной.
Наверное, мне лучше солгать. Но все же она выплеснула правду:
- Размышляю о том, какие одежды больше всего понравятся военачальнику.
Люсия ахнула, пальцы вцепились в лук, который она всегда носила при себе. Нервно перебирая тетиву, она спросила:
- Ты нашла берсерка?
Реджин кивнула. Скоро она полностью станет бессмертной, и, хотя она еще окончательно не изменилась, ее переполняли терзавшие тело желания.
Когда она задумывалась об удовлетворении своих потребностей, перед глазами возникало лицо только одного человека. Все случилось так, как предсказывал Эйдан, - Реджин теперь нуждалась в нем.
- Он рядом. Его армия расположилась лагерем в темных лесах.
За прошедшие годы, пока она и Люсия разыскивали сестер на этой и других равнинах, Реджин часто слышала истории о своем берсерке. Он мало приблизился к дару бессмертия, проводя больше времени в поисках валькирии, чем в сражениях. И ему уже минуло сорок зим.
Поговаривали, что Эйдан изменился - звериная натура все сильнее брала над ним верх. Он стал скор на расправу, выходя из себя и впадая в боевую ярость по малейшему поводу.
Но тем не менее Реджин не могла не думать о нем.
- Пожалуй, стоит надеть почти прозрачную юбку. - Валькирия задумчиво постучала себя по подбородку. - Или штаны, которые обтягивают меня, словно вторая кожа?
Сестра фыркнула.
- Да, верно говоришь Люсия. Мужчины действительно больше пожирают меня глазами, когда я в штанах.
Реджин с трудом натянула кюлоты на свой великолепный зад, после чего, лежа на кровати, зашнуровала тугие завязки. Затем надела кожаный жилет с глубоким вырезом. И хотя одеяние прикрыло грудь, живот остался обнаженным.
Люсия заметалась по комнате.
- Мы же с тобой обсуждали это.
- Ты обсуждала, - отрезала Реджин, заплетая дюжину косичек вокруг лица. Большую часть волос она оставила свободно струиться по спине.
- И я вообще ничего не обещала.
Люсия хотела, чтобы Реджин присоединилась к скадианкам - ордену соблюдающих обет безбрачия лучниц, в который вступила сама, - но Реджин до чертиков интересовалась отношениями с противоположным полом, и ей не терпелось выяснить, какие обещания скрывались за многозначительной улыбкой Эйдана.
Но это не единственная причина, по которой она искала берсерка. Упрямый и высокомерный, воин тем не менее смеялся вместе с ней и наслаждался ее чувством юмора. За эти годы мужчины постоянно глазели на нее с вожделением, благоговением и бывало даже с уважением, - но с той ночи никто не смотрел на нее так, как Эйдан.
С пониманием. Он принимал ее такой, какая она есть.
- Обращаться к нему - безумие, Реджин. Варвар считает, что только он один будет обладать тобой. Как какой-то… вещью, каким-то предметом. Он никогда не отпустит тебя!
- Значит, не получит меня. Мы заключим сделку сроком на три месяца, другого варианта не будет.
За это время она выяснит природу своего влечения к берсерку, утолит страсть и освободится от его власти над ней.
Реджин нырнула в объемный ларец с драгоценностями - в котором, естественно, отсутствовали сверкающие камни. Она остановилась на украшениях из полированного золота. Мужчин завораживало, то как Лучезарная заставляла его блестеть. Нацепила витые браслеты на предплечья рук и опоясывающий голову венец с ниспадающими на лоб нитями жемчуга.
- Если ты твердо решила это сделать, выбери другого мужчину, любого, но только не берсерка! Они - животные, и я ни в коей мере не приукрашиваю действительность, - умоляла Люсия, все еще тая в глазах ужас собственного первого опыта, который ей пришлось пережить девять лет назад.
Мужчина, которого она думала, полюбила, оказался изменившим внешность монстром, тем кто силой овладев ею, причинил невообразимую боль.
Реджин тогда справедливо беспокоилась и правильно поступила, сбежав от Эйдана. Опоздай она хотя бы на день…
- Я не могу выбрать никого другого. Иначе нарушу обещание. - Казалось, что те нахально брошенные слова все эти годы преследуют ее. - Я поклялась Эйдану в верности, как и он мне. Люсия, ходят упорные слухи, что он отвергает женщин. Если это правда…
Именно это и тревожило Люсию больше всего.
- В нем живет ненасытный зверь, который постоянно хочет спариваться, покорять и захватывать. Мне остается уповать на милость богов, что для твоего же блага берсерк не стремился держать себя в узде все это десятилетие.
- Я иду к нему, - просто ответила Реджин, направляясь в сторону лестницы. Валькирия приняла окончательное решение. Она была не из тех, кто ведет мысленные дискуссии. Реджин редко анализировала свои намерения и никогда не размышляла о них. Она просто действовала.
Люсия вздыхала, следуя за ней по пятам к выходу.
- Тогда хоть на этот раз будь осторожна. - В дверях она вручила Реджин накидку с капюшоном.
- Внимательно оцени ситуацию, прежде чем войдешь в лагерь его армии так, будто он принадлежит тебе. Обещай мне.
- Хорошо.
Реджин пожав скрытыми под плащом плечами, шагнула наружу, всматриваясь в темнеющее небо. Приближалась весенняя гроза.
- Пожелай мне удачи, - бросила она радостно, удаляясь от неодобрительно дергающей тетиву Люсии.
Выйдя за пределы поместья, Реджин подгоняемая нетерпением, отправилась по покрытым подтаявшей ледяной коркой полям напрямик к лесу. Она так спешила, что легко опередила надвигающийся ливень.
Приблизившись к лагерю армии Эйдана, валькирия среди мужских различила женские голоса. Лагерные шлюхи, как обычно. С какими непристойными сценами ей придется столкнуться на этот раз?
Может, в эту самую ночь Эйдан делит ложе с женщиной.
От этой мысли когти валькирии агрессивно распрямились. Он поклялся мне. Окажись это правдой, Реджин точно бы почувствовала себя преданной, но сейчас ее желания были столь острыми, что она бы запросто отшвырнула девку в сторону и заняла ее место.
Нет. Если он нарушил клятву, она не станет дарить ему невинность.
Я должна узнать…
На краю поляны валькирия остановилась и, запрыгнув на дерево, расправила накидку, скрывая сияющую кожу. Вокруг огромного костра расположились берсерки всех мастей, кто с женщинами, кто с кувшинами, наполненными медом, или сразу и с тем и другим, зажатым в мясистых кулаках.
За исключением одного.
Эйдана.
Он сидел в одиночестве на другом конце длинной скамьи, вцепившись руками в свою белокурую голову. Казалось, будто он пальцами сдавливает виски.
Бранд, этот жалкий пес, плюхнулся рядом с ним, держа на коленях шлюху, одной рукой он шарил у нее под юбками, лаская зад. Другой - похлопал Эйдана по плечу.
- Будут и другие подсказки, друг.
- Я был так уверен, – угрюмо выдавил Эйдан, подняв голову. - Прошлой ночью мне приснилось, что я нашел ее.
У Реджин перехватило дыхание от его вида. Печать тоски и обреченности исказила прекрасные черты лица воина. Однако, несмотря на груз прожитых лет, варвар все еще оставался самым красивым мужчиной, которого она когда-либо встречала.
Бранд вручил ему кувшин.
- Вот. Хлебни-ка этого.
Эйдан отставил посудину в сторону.
- Мне нужна ясная голова. Завтра мы отправляемся на север.
- Забудься хоть на одну ночь, - настаивал Бранд, смачно шлепнув по заду девки.
Эйдан хмуро посмотрел на него, затем на расположившихся вокруг мужчин жадно тискающих своих партнерш и извивающихся женщин. Берсерк взял кувшин и поднес к губам. Одним махом опустошив его, он вытер рот рукавом туники.
- Боги, что это было? У меня горло просто пылает.
- Это - отменная выпивка! Теперь присоединяйся к остальным с отменной женщиной.
Нет, не делай этого!
- Один разок, Эйдан.
Один разок? Он действительно сдержал клятву?
После того как Эйдан ответил ему очередным хмурым взглядом, Бранд тяжело вздохнул. Затем рывком поставив женщину на ноги, приказал ей:
- Пойди, пока доставь удовольствие другим. Я найду тебя через час.
Как только мужчины остались одни, Бранд произнес:
- Эйдан, так дальше не может продолжаться. Я - твой друг и больше не могу смотреть, как ты страдаешь.
- И что мне, по-твоему, сделать?
- Стань тем вождем, каким был прежде. Во имя всех богов, Эйдан, я ближе тебя к охалле, а ведь ты старше на полдюжины лет. Оставь эту одержимость. Ты не думаешь ни о чем, кроме нее.
- И можешь ли ты осуждать меня за это? Только представь себе женщину, которой она стала.
Эйдан пристально уставился на облачное небо, будто мысленно рисуя в своем воображении облик валькирии, и сердце Реджин вновь сжалось. Затем повернулся к Бранду:
- Нет, не представляй.
Бранд вздохнул:
- В этом лагере полно женщин. Женщин, которые умирают от желания запрыгнуть к тебе в постель. Несомненно, ты можешь заменить ее.
- Глупое предположение. И ты прекрасно это знаешь.
- Я бы лучше держал пылкую женщину в своих руках, чем равнодушную валькирию в голове.
Я не равнодушная!
- Между прочим, - продолжил Бранд, - в кувшине было достаточно выпивки, чтобы свалить коня. Ты скоро рухнешь. Скорее всего, действительно проспишь всю ночь напролет.
Сердито рыкнув, Эйдан вскочил на ноги и, пошатываясь, двинулся к ближайшей палатке.
- Ну и отправляйся в свою одинокую постель, старина! - выкрикнул Бранд.
В один прекрасный день мы обязательно скрестим с Брандом мечи, решила Реджин. Затем, перепрыгнув с ветки на ветку, перебралась на дерево, растущее возле жилища Эйдана. Отсюда, через откинутый полог, она могла рассмотреть освещенное тусклым светом убранство палатки.
Внутри воин сердито сорвал тунику, открывая взгляду широкие плечи и крепкую спину, переходящую в узкие бедра. Когда он двигался, мускулы играли под гладкой загорелой кожей.
Великолепный мужчина. Валькирия шипя испустила дрожащий вздох.
Берсерк опрокинул щит, пнув по нему ногой, потом ударом смахнул со стола пивную кружку. Он походил на надвигающийся ураган, его ярость нарастала, и он принялся крушить все вокруг - оружие лязгало, дерево трещало.
Реджин, удивленно наклонив голову, хмуро наблюдала за неистовством смертного.
Когда небеса пронзил первый зигзаг молнии, Эйдан застыл. Ей послышалось, будто берсерк пробормотал:
- Молния. Молния?
Эйдан, шатаясь из-за выпитой ранее крепкой медовухи, выбрался из палатки и устремился прочь от лагеря.
Реджин спрыгнула на землю и незаметно следовала за ним, пока он продирался сквозь лесные заросли к раскинувшемуся поблизости лугу. Эйдан остановился возле древнего рунного камня - вертикально стоящей скальной плиты высотой более десяти футов с вырезанными на ней глифами. Подобные валуны во множестве встречались в северных землях, каждый из них создавался для того, чтобы якобы открыть прямой путь к уху Одина.
Воин встал лицом к камню.
- Этим вечером ты даруешь мне молнию? - Он говорил все громче и громче пока его голос не сорвался на крик:
- Чтобы напомнить о том, что я потерял?
Он обрушился на плиту огромным кулаком.
При виде такого богохульства Реджин разинула рот. Эйдан снова нанес удар, разбив руку до крови.
- Чтобы напомнить о том, что я не могу найти?
С каждым словом она все острее чувствовала его боль. Страдание нахлынуло на Реджин, словно поток, на время притупивший ее желания. Валькирия в жизни не знала такой всепоглощающей муки - не тела, но разума.
Сердца?
Реджин и представить не могла, что военачальник дойдет до такого состояния.
Будто невидимой силой ее потянуло к берсерку, и она подошла ближе. Когда он снова занес окровавленный кулак, валькирия прикосновением остановила его.
Эйдан замер, однако каждый его мускул, казалось, звенел от напряжения. Так же как и Реджин; ее собственная молния, рожденная бурными эмоциями, озарила небо.
Мужчина медленно повернулся к ней. Его дрожащая рука потянулась к ее накидке. Реджин догадалась - воин не осознает того, что разговаривает вслух:
- Будь ею, будь ею, боги, пожалуйста, пусть это будет она.
Он расстегнул одеяние, позволив ему упасть к ее ногам. При виде открывшегося лица Эйдан едва не задохнулся. Его налитые кровью глаза засверкали стальным блеском, в них, как в зеркале, мерцало ее отражение. Меж бровей залегла складка, словно он испытывал боль. Берсерк тронул ее локон, просеяв волосы сквозь пальцы.
- Такие красивые.
Начавшийся мелкий дождик, небольшими каплями заморосил по коже, но Эйдан, казалось, не замечал ничего вокруг, поскольку не отрываясь скользил взглядом по ее телу. Покачиваясь, он проскрежетал:
- Боги, ангел. Я воображал тебя именно такой. Каждую ночь. - Затем хмуро пробурчал себе под нос:
- До сих пор в плену видения. Отменная была выпивка.
- Это не сон, военачальник…
Одна здоровенная ручища метнулась вперед, обхватывая Реджин за плечи; другая - обвилась вокруг рук и талии, притягивая ее к нему. Она кожей ощутила низкий стон в груди Эйдана, когда их тела соприкоснулись.
Никогда Реджин не была так близко к мужчине.
- Ты вернулась ко мне. Больше мне не надо тревожиться, что ты совсем одна в этом опасном мире, - пророкотал Эйдан, его голос срывался, огрубев от волнения. - Ты была всего лишь маленькой девочкой. Без моей защиты. - Он уткнулся носом в ее волосы, вдохнул их аромат и снова застонал. - Но теперь ты стала женщиной.
Его эрекция уперлась ей в живот, когда он прорычал:
- Моей женщиной.
Она чувствовала щекой гладкую кожу его обнаженной груди, такую горячую под холодным моросящим дождем. Запах Эйдана окружил ее, возбуждая так же, как и сила его рук, сомкнутых кольцом вокруг нее. Он потерся подбородком о чувствительный кончик ее заостренного ушка, и когти Реджин загнулись, готовые вонзиться в его плоть и притянуть к себе еще ближе.
И все же воин нашел в себе силы отпрянуть от нее, на его лице застыло подозрительное выражение.
- Ты возлежала с мужчиной?
Реджин, нахмурившись, поинтересовалась с неподдельным любопытством:
- А если и так, ты не захочешь меня?
У него заходили желваки. Эйдан проигнорировал ее вопрос.
- Был ли у тебя другой, валькирия? - В диких глазах берсерка заклубился серый туман. - Скажи мне! Зверь во мне волнуется. Он не может делиться парой. Я не могу делиться суженной.
Реджин нервно сглотнула под напряженным пристальным взглядом. Он ни за что не отступится от нее, никогда не согласится на те несколько месяцев, которые она намеревалась ему предложить.
- Э-э-это было ошибкой.
- Значит, был.
Эйдан взревел, запрокинув голову, словно раненое животное. Одной рукой прижав Реджин к себе и едва не ломая ей кости, мужчина вгонял кулак другой в мокрый от дождя камень - снова и снова.
- Ты была предназначена мне, только мне!
- Эйдан, остановись, - закричала валькирия, вцепившись в него, стараясь высвободиться, но берсерк мертвой хваткой придавил ее руки к бокам. - Выслушай меня!
Он не стал.
- Я был верен тебе, валькирия! - Под его натиском рунный камень начал крошиться. - Я убью каждого, кто прикоснулся к тебе…
Ждать помощи неоткуда, и Реджин немедля вонзила клыки в твердые мышцы его груди.
Казалось, он даже не почувствовал укуса. Тогда она сильнее сжала челюсть, раздирая его плоть до крови.
Наконец он замер.
- Ты кусаешь меня? - невнятно спросил Эйдан.
Закатив глаза после столь дурацкого вопроса, Реджин разжала зубы.
- Если хочешь причинить мне боль, придется постараться. Девять лет мучительных страданий души и тела неплохо закалили меня.
- Необходимо было сделать хоть что-нибудь, чтобы ты меня выслушал. Эйдан, я невинна. Но вряд ли это должно иметь какое-то значение - ты-то уж точно не девственник.
Его колени подкосились от облегчения.
Реджин насмешливо добавила:
- Тебе все еще разрешается пролить мою девственную кровь.
Он очень серьезно воспринял ее слова:
- Это мое по праву. Ты принадлежишь мне! Если бы у тебя был другой, я заставил бы его сожрать собственные кишки.
Реджин моргнула:
- Это ты так выражаешь свои чувства?
- Во мне нет ничего поэтичного, Реджинлейт. Никаких красивых слов. - Эйдан уставился на нее, его пристальный взгляд, казалось, поглощал ее всю. - Тебе достался не совершенный человек.
Необузданный, жестокий лорд войны.
Он взял ее руки в свои окровавленные мозолистые ладони.
- Примешь меня?
Глаза Эйдана горели, капли дождя стекали с ресниц.
Молния расколола небо, и Реджин затаила дыхание - его лицо, озаренное вспышкой, стало еще прекраснее.
- Воин, ты когда-то сказал мне, что я всегда буду знать твои мысли. О чем ты думаешь сейчас?
- В первую очередь о том, как бы ни опозориться, кончив прямо в штаны просто от того, что ты рядом.
Его ладонь сползла, оглаживая и крепко сжимая ее ягодицы.
- Оу!
- И немного боюсь того, что снова напугаю тебя.
- Ты не пугал меня прежде. Меня ничто не может испугать.
- Тогда почему ты сбежала от меня?
- Потому что ты не хотел меня слушать. Ты стремился лишить меня свободы.
- И отдать тебе взамен свою, женщина! Тогда зачем ты пришла ко мне теперь?
- Главным образом из-за… превращения. Меня совсем обуяли желания, вот я и пришла, чтобы облегчить их.
И снова он неподвижно застыл.
- Ты пришла ко мне, - хрипло повторил Эйдан. - К своему мужчине. Реджинлейт, мое сердце разрывается от гордости. - Кончики его губ приподнялись в ухмылке. - А мой член уже вздыбился. Я жажду попробовать на вкус все волнующие изгибы, которые ты преподнесла мне.
- Тебе нравится моя внешность? - Реджин смущенно распрямила плечи. - Боюсь, что выросла не достаточно высокой.
- Нравится? - Он засмеялся. - Ты ошеломляешь меня. Ах, маленькая жена, если ты и не подросла, то уж точно обрела нужные формы.
Эйдан накрыл рукой ее грудь, нежно сжав выпирающий холмик. Он содрогнулся от наслаждения, а Реджин с головы до пят пронзило острое желание.
- И ты пришла ко мне, чтобы я облегчил твои страдания вот здесь? - Другой рукой он скользнул между их телами, мягко обхватывая ее промежность.
Задыхаясь, она прошептала:
- Д-да.
В глазах Эйдана горело возбуждение, страсть, гордость.
- Я сделаю так, что от твоих молний искры посыплются. - Он крепче прижал ладонь, и голова Реджин запрокинулась.
- О да! Займись со мной любовью, воин.
- Слова из моих фантазий. Но я не могу. Мне нужно больше времени.
Она недоуменно воззрилась на него:
- Не понимаю.
- Мне от тебя нужно большее. Я хочу вечность.
- О чем ты говоришь?
- Если я лишу валькирию девственности до того, как женюсь на ней, то никогда не заслужу охаллы. Один никогда не одарит меня.
- Женишься? - Она оттолкнула его руку. - Бессмертные не могут вступать в брак со смертными! Это чудовищно.
Каждый день наблюдать, как он понемногу стареет, пока с возрастом не угаснет совсем…
- Вот именно. Поэтому я должен стать таким же, как ты. Но даже если бы это не возбранялось, я бы все равно не женился на тебе без охаллы. Я не знаю ни одного воина старше шестидесяти зим. Мне сорок. За два десятилетия я даже не успею почувствовать вкус жизни с тобой.
Удрученным тоном Реджин спросила:
- Ты хочешь, чтобы я… подождала?
Ее задумка в высшей степени провалилась. Она не только не получит то, за чем пришла, но еще и будет наказана за попытку.
- Всего лишь того, чтобы я полностью овладел тобой. Будь уверена, до тех пор я стану удовлетворять тебя другими способами.
Но она хотела знать и испытать все и сразу.
- Сколько битв тебе осталось выиграть?
Эйдан вздернул подбородок.
- Не больше шести дюжин или около того.
- Да наберется ли вообще столько войн? - воскликнула Реджин.
- Между вампирами и недружественными демонархиями наберется на целую жизнь.
- Семьдесят сражений могут растянуться на годы! Я пришла сюда, потому что хотела, чтобы ты стал моим первым любовником.
- Клянусь всеми богами, что стану, женщина. Но не сейчас. Ты подождешь меня, Реджинлейт. Я завоюю охаллу для тебя, для нас.
- А чем мне, по-твоему, заниматься, пока ты отсутствуешь, сражаясь? Моя природа валькирии жаждет войны так же, как и твоя. И я не испытываю никакой любви к вампирам.
Народ ее матери - Лучезарные - был истреблен кровососами.
- Ты останешься…
Глаза Реджин расширились, она уже открыла рот, чтобы дать ему гневный отпор.
- …чтобы тренироваться, как делают все мои воины, прежде чем им разрешается принять участие в битве, - закончил Эйдан.
- Тренироваться? - усмехнулась Реджин. - Я готовилась к войне всю жизнь.
- Используя неподходящее оружие. Ты все еще дерешься длинным мечом?
- Да.
- С твоим небольшим ростом и скоростью валькирии ты должна сражаться двумя короткими мечами. Я обучу тебя этому.
Реджин поджав губы, невольно прислушалась к его словам.
- И как только я научусь… - напомнила она.
Так, словно каждое слово из него тянули клещами, Эйдан выдавил:
- Ты сможешь присоединиться ко мне на передовой. Но только после того как я решу, что ты действительно готова.
Реджин прикусила клыком губу, как ни странно, заинтересовавшись его предложением.
Эйдан, должно быть, принял ее молчание за согласие, поскольку наклонился и поцеловал ее шею, его рот под проливным дождем казалось опалял огнем. Замерев возле ее горла, он хрипло произнес:
- И, солнышко, знай еще вот что… - Его язык порхая касался ее кожи, слизывая стекающие дождевые капли. - Клянусь, что буду твоим единственным любовником.
Она не способна думать, когда он проделывает с ней такое!
- Я-я не соглашалась на подобное. Или у меня нет права голоса? Опять?
Он вздохнул, словно пытаясь взять себя в руки, затем вскинул голову:
- Дай мне шанс, и я завоюю твое сердце. Все, что мне нужно, - время.
Реджин не верила, что такое возможно. Такая бессмертная, как она, никогда не сможет полностью, без остатка полюбить смертного. Ее инстинкты бунтовали против нежных чувств, подобных этим.
Она ни за что не подарит сердце человеку, который заберет его с собой в могилу, оставив ее сломленной и тоскующей по нему целую вечность.
Однако было что-то захватывающее в непоколебимой уверенности Эйдана. Словно он знал о ней нечто такое, чего даже она о себе не знала. И ее неуправляемые желания не позволяли дать ему от ворот поворот.
- У тебя есть три месяца, военачальник. Три месяца, чтобы завоевать меня.
- Ах, валькирия, - Эйдан обвел пальцем ее подбородок. - Твое сердце будет моим уже через два.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:04 #5

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


Семь месяцев спустя

Где он? Я тут с ума без него схожу.
Реджин металась по их жилищу, поскольку снаружи свирепствовала снежная буря. Минула неделя, как Эйдан не вернулся из похода. Она объехала всю местность, в течение многих дней разыскивая его, но не обнаружила ни следа.
Ходили слухи, что берсерка захватили в плен.
Жив ли он?
Эйдан. Медведь в теле воина, которого она никогда бы не позволила себе полюбить, но тот, кого она желала больше всех на свете.
Несмотря на то что теперь Реджин полностью обрела бессмертие - у нее пропал интерес к еде, а потребность сражаться только усилилась, - она оставалась в лагере.
Мне лучше находиться здесь, подле него. Реджин прекрасно научилась управляться с мечами - хотя Эйдан считал, что она еще не готова к войне, и в тайне валькирия опасалась, что берсерк никогда не даст разрешения.
Она стала прекрасной любовницей. Хотя он так и не взял ею полностью.
Семь месяцев назад Реджин неоднократно пыталась обольстить Эйдана, уговаривая дойти до конца. И со временем она жаждала его еще больше. Нет, воин не смог завоевать ее сердца, но завладел ее желаниями. Он неизменно доставлял ей удовольствие, обучая тому, как утолить его потребности.
Каждый раз, когда он отправлялся в бой, Реджин требовала:
- Возьми меня с собой.
У него что, тактика такая удерживать ее в лагере любовью? Эйдан покидал ее полностью удовлетворенной и раскинувшейся на мехах, обессилевшей, но светящейся от счастья. И уже изнывающей в ожидании своего лорда войны.
Так же как и Эйдан много лет назад, теперь и сама Реджин задавалась вопросом, почему бы не он?
Ведь, как только валькирия научилась правильно обращаться со своим неистовым берсерком - узнала, когда можно поддразнить его, когда показать коготки, а когда привлечь в объятья, нашептывая «Ш-ш-ш, расслабься, воин», - жизнь с Эйданом стала на удивление приятной.
Эйдан обращался с ней как с богиней, балуя подарками и часто удивляя. И они постоянно смеялись. Реджин наслаждалась звуками смеха, рождающимися в его мощной груди - так же как и грубоватым выражением привязанности:
- Помнишь, как в нашу первую встречу я поклялся, что однажды полюблю тебя? Я говорил правду.
Мог ли другой мужчина заставить ее пережить те же чувства, что охватили ее в ту ночь, когда Эйдан, слегка потершись светлой щетиной о ее живот, прошептал:
- Я хочу, чтобы у нас были дети - сыновья берсерки и дочери валькирии.
Он приподнял голову, пристально глядя на Реджин ясными серыми глазами.
- Подаришь мне их когда-нибудь?
Обладание валькирией в качестве суженой нисколько не обуздало его амбиций. Эйдан уже вел себя как бессмертный, даже еще более высокомерно и повелительно, тем самым приводя Реджин в трепет.
- Один благосклонно примет меня, - уверял он. - Ни один мужчина не будет дорожить его дочерью больше, чем я.
А правда была проста. Реджин желала Эйдана как никого другого на свете и знала, что так будет всегда, а это в свою очередь подразумевало, что два десятилетия для нее - слишком мало…
Военачальник неуверенно вошел в дверь.
Реджин вскрикнув, вскочила на ноги.
- Слава богам, ты вернулся! Где ты… - Она умолкла, заметив дикое выражение его лица. - Эйдан?
Глаза берсерка пылали, уронив окровавленный топор, он сорвал с себя ножны и заляпанную бурыми пятнами тунику. Его отмеченная знаком Одина грудь тяжело вздымалась, пока он надвигался на нее, застывшие черты предупредили валькирию, что нужно сделать шаг назад. Затем еще один.
- Эйдан, скажи же что-нибудь.
- Они пытались удержать меня вдали от тебя. - Он оттеснил ее к столу, словно хищник, загоняя в угол.
- Кто? Вампиры?
- Никто не удержит меня вдали от тебя. Ни бессмертные, ни мужчины, ни бог. Ничто не может удержать меня вдали от моей суженой.
- Эйдан, ч-что ты делаешь? Ты уже на грани. Успокойся.
- Моя жизнь пролетела у меня перед глазами, Реджинлейт. Я бросаюсь в битву, желая получить тебя навсегда, - чтобы всего лишь пасть на поле боя, ни разу не оказавшись внутри тебя? Эта мысль привела меня в бешенство!
Реджин никогда не видела воина настолько обращенным вне сражения. Они оба старались не позволять ему впадать в священную ярость, зная, что он потеряет контроль, поддавшись живущему внутри зверю.
Зверю, который неистово ревел, требуя свою пару.
- Я проложил дорогу из трупов, чтобы вернуться к тебе. - Его рука метнулась, схватив Реджин за затылок, подтаскивая ближе. - Чтобы сделать тебя своей во всех отношениях.
Эйдан опустил голову и укусил ее за грудь, заставив валькирию задохнуться от желания.
- Сегодня ночью я буду объезжать твое миниатюрное тело, пока ты не начнешь кричать от удовольствия.
- У тебя лихорадка? Ты бредишь? - Реджин оттолкнула его, но он снова приблизился. - Ты знаешь, почему мы не можем!
- Можем! Я заклеймлю тебя как свою пару. Я получу охаллу! Я требую все, что по праву принадлежит мне.
- В тебе говорит ярость берсерка… ты несешь абсурдные вещи. Задумайся о том, что делаешь! Мы же приняли вполне определенное решение и давай его придерживаться.
Реджин знала, что чем ярче разгорится его гнев, тем быстрее и сильнее он станет. Если она не успеет выскочить отсюда прямо сейчас, то все пропало. Она сделала обманный маневр влево, затем уклонилась вправо, бросившись бежать мимо него…
Воин, поймав ее за одежду, рванул назад.
- Эйдан, нет!
Он сгреб ее и перенеся на ложе, уложил, опустившись вместе с ней.
- Невозможно отрицать потребность, предначертанную самой судьбой. Ты знаешь - ты ощущаешь это так же, как и я!
Прежде чем Реджин смогла вырваться, он вцепился в горловину ее туники. С ревом срывая материю, мужчина обнажил ее тело, горящий пристальный взгляд пробежался по ее груди и скользнул ниже к промежности.
Эйдан впадал в невменяемое состояние, его мускулы увеличились еще больше.
- Раньше ты хотела, чтобы я овладел тобой. Это уже не так?
- Конечно, я хочу, но еще не время!
Он стащил с себя сапоги и штаны, приподнявшись над ней. Его огромный член вздыбился от желания, капля влаги выступила на горделивой головке.
Неукротимый варвар. Против ее воли плоть Реджин предательски увлажнилась, груди отяжелели.
Всякий раз, когда дух медведя пробуждался в нем, она откликалась - как будто Эйдан наделил ее какой-то частью своего зверя, оставил его след на ней.
Ибо, стоило тому только восстать, как Реджин всем существом стремилась ответить на его призыв.
Теперь она боролась с нарастающим желанием.
- Нет! Не делай этого! - Реджин колотила его по плечам, но когда Эйдан находился в таком состоянии, он был не по зубам валькирии. Берсерк поймал ее запястья, без труда удерживая руки Реджин за ее головой.
- Эйдан, я-я умоляю, остановись… - Слова застряли у нее в горле, когда, опустив голову к ее груди, он сомкнул губы на соске.
Пока он посасывал твердую вершинку, его палец скользнул в ее лоно.
- Влажная для меня, - прорычал Эйдан. Второй палец присоединился к первому, когда его алчущий рот переместился к другой груди, жадно вбирая в себя, обволакивая языком.
Соски валькирии напряглись и запульсировали, лоно сжималось от прикосновений.
- Эйдан!
- Ты готова, почти на краю.
Его пальцы выскользнули из нее. Реджин всхлипнула, изгибаясь дугой, чтобы вернуть их назад. Все еще удерживая ее руки над головой, он накрыл тело Реджин своим.
- Ты - моя, Реджинлейт! - Берсерк раздвинул коленом ее ноги.
Она чувствовала, как его толстый член толкнулся, продвигаясь внутрь…
И да помогут ей боги, Реджин, раскрыв бедра, приподнялась, принимая его в себя до отказа…
- Моя! - взревел Эйдан.

- Дело сделано, солнышко, - произнес Эйдан охрипшим от криков удовольствия голосом, его разгоряченное тело расслаблено вытянулось на ней. - Пути назад нет.
Он прижался лбом к ее лбу.
Реджин едва удавалось сдерживать слезы. За прошедшие несколько часов она испытала больше наслаждения, чем могла себе когда-либо вообразить. Но теперь время начало обратный отсчет. А берсерку оставалось еще так много битв.
- Сожалеешь ли ты, воин?
- Только о том, что не обладал тобой каждое мгновение в течение всех прошедших месяцев.
Реджин с трудом заставила себя улыбнуться:
- Тебе придется превратить эти двадцать лет в лучшие годы моей жизни.
- Ты думаешь, я решил отказаться от вечности с тобой? - Он поднялся, возвышаясь перед ней, обнаженный, мощный и смелый. Такой великолепный, что ей хотелось рыдать.
- Если бы ты знала, какой подвиг я совершил, как бился, чтобы вырваться из лап тех вампиров. Разве не понимаешь? Ничто не может удержать меня вдали от тебя! Ничто не в состоянии ранить. С моей женщиной я уже чувствую себя бессмертным.
И боги, он выглядел именно таким.
- Один должен гордиться, заполучив меня своим сыном.
- Эйдан!
- Сможет ли он отказать мне, когда я выиграю тысячу сражений, нося на груди его знак? - Берсерк ткнул пальцем в изображение на своем торсе. - Если понадобится, я завоюю весь мир в его честь!
Могущество, заключенное в теле этого лорда войны. Сила его желания. Мощь его меча…
Он был настолько убедителен, что даже Реджин начала верить. Если они будут вместе, разве не смогут это осуществить?
Эйдан возвратился в ее объятия, снова накрывая своим телом.
- Ты будешь ждать меня. Я не спрашиваю. Я требую этого. - Его губы прижались к ее губам в грубом, не терпящем отказа поцелуе.
Реджин подалась к нему, выгибаясь, понимая, что действительно будет ждать его вечность. Что-то в этом мужчине всегда привлекало и очаровывало ее. Она не могла объяснить что, но уже давно бросила бороться с этим чувством. Любовь это или нет - но он был ее избранником и всегда им останется…
Много часов прошло в блаженном соединении двух людей, приносящем все более немыслимое наслаждение.
Позже, когда Реджин уже погружалась в дрему, Эйдан, все еще находясь в ней, обхватил ее лицо мозолистыми ладонями, целовал ее лоб и щеки:
- Обещаю тебе вечность, Реджинлейт. И с каждым днем буду любить тебя сильнее, чем в предыдущий…
Внезапно острая боль, словно огнем, опалила ее.
- Эйдан!
В нее вошло лезвие? Как? В панике она оттолкнула берсерка. Кровь лилась ручьем, пока Реджин пыталась разъединить их тела, пронзенные острием.
- Реджинлейт? - произнес он в замешательстве. Наконечник меча выступал из его груди.
- Эйдан! - завопила она. - О боги, нет!
Сзади него вырос вампир; убийца переместился в их дом и поразил Эйдана в спину.
Кровосос, выдернув меч, поднял его, чтобы прикончить Реджин.
- За все те жизни, что ты забрал вчера, берсерк! За твои войны… теперь ты и твоя женщина умрете!
Вампир размахнулся; Эйдан закрыл Реджин собой, принимая удар. Прежде чем кровопийца успел снова напасть, ворвавшийся в дверь Бранд, снес ему топором голову. Убийца повалился на пол.
Бранд бросил взгляд на Эйдана и упал на колени.
- Нет, Эйдан, - задрожал он. - Злодей, должно быть, проследил за тобой.
Все еще стремясь защитить Реджин, воин перекатился на рассеченную спину, пытаясь дотянуться до меча.
Бранд, спеша вручить ему клинок, сдавленно произнес:
- Их больше нет, друг мой. Лежи спокойно.
Эйдан повернул голову к любимой, и потрясение от предчувствия беды поглотило Реджин всю, без остатка. Оцепеневшая от скорби, валькирия скорчилась подле него, все еще мысленно вопя, жаждая исполосовать на куски тварь, сотворившую это.
Могучая грудь Эйдана с трудом вздымалась.
- Бранд заслужит охаллу и присмотрит за тобой. - Он взглянул на друга. - Поклянись в этом.
Срывающимся голосом Бранд пообещал:
- Клянусь.
Казалось, успокоившись, Эйдан снова повернулся к Реджин:
- Я люблю тебя, Реджинлейт.
Она подавила рыдание. Этого не может быть, это сон.
- Я-я тоже тебя люблю.
- Нет. Твое сердце… все еще принадлежит тебе. - Он прикоснулся к ее лицу окровавленной рукой, и она увидела, что его глаза уже подернулись пеленой смерти. - Мне нужно было больше времени.
Реджин схватила его ладонь, крепко сжав.
- Тогда возьми его, воин. Хватайся за жизнь - сражайся ради нас! Ты так быстро выздоравливаешь, ты сможешь оправиться от ран!
Но его веки опустились, дыхание перешло в хрипы. Бранд взревел от горя.
- Эйдан, вернись ко мне. - Реджин рыдала над ним, заливая слезами его обнаженную грудь.
- Вернись ко мне, вернись ко мне!
Прежде чем его сердце навсегда остановилось, Эйдан поклялся:
- Как бы там ни было, любимая… я найду тебя.

***

И воин сдержал слово.
В течение последующей тысячи лет он возрождался снова и снова, бесконечно томясь по Реджин, перевоплощаясь в разных обликах и временах, не имея воспоминаний о прошлом. Но каждая последующая жизнь заканчивалась еще трагичнее предыдущей.
Пара любовников - разлученных и проклятых судьбой.
Некоторые говорят, что таким образом Один наказывает берсерка за гордыню, обрекая его на смерть всякий раз, когда он находит Реджинлейт и вспоминает о своей любви к ней.
Другие говорят, что неукротимое желание Эйдана настолько сильно, что время от времени ему удается сбежать из тюрьмы самой Смерти; но ни один человек не может вечно уклоняться от ее черной косы.
Третьи говорят, что поцелуй валькирии был таким сладким, что околдовал смертного, который находит ее даже сквозь вечность, следуя за безумной тоской своего сердца.
Что бы это ни было, но и по сей день Реджинлейт ждет.
И по сей день Эйдан возвращается…
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:04 #6

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60

Семь раз отмерь, один раз отрежь?
Если я еще хоть один чертов раз услышу…
- Реджин Лучезарная, валькирия,
приколистка, прославленная воительница.

Хороший бессмертный - мертвый бессмертный.
- Деклан Чейз, магистр Ордена.


Предместье Нового Орлеана
Наши дни


Деклан Чейз сбросил скорость Хамви на повороте дороги, ведущей вдоль заболоченного рукава реки к Вал Холлу, поместью, в котором проживал ставший притчей во языцех ковен валькирий.
"Там моя цель".
Реджин Лучезарная.
Несмотря на то что голова раскалывалась от недосыпания и не отпускало привычное внутреннее напряжение, Деклан ощущал легкое волнение по поводу своего задания. Получив пару недель назад досье, он с нетерпением ждал возможности захватить эту женщину.
Может, потому, что ни один магистр никогда не брал в плен валькирию?
Тем не менее он напомнил себе, что его сегодняшняя цель не что иное, как очередной трофей, еще одна пленница, добытая им для Ордена - армии смертных, которой он посвятил свою жизнь.
Заметив сверкающие вдалеке всполохи молний, Деклан съехал с дороги в густой кустарник, достаточно далеко, чтобы спрятать автомобиль. И выключив зажигание, быстро, с умением, выработанным годами боевых действий, подготовился к предстоящей операции.
Пристегнул на боку меч, проверил пистолеты в двойной кобуре и особые патроны в темном бронежилете. Дополнительными обоймами наполнил карманы камуфляжных штанов. Деклан прекрасно знал, что бессмертного нельзя убить из огнестрельного оружия, но бронебойной пулей промеж глаз с близкого расстояния можно послать в отключку.
Открыв дипломат, напичканный высокочувствительной электроникой, и найдя крохотный GPS-передатчик, Деклан аккуратно уложил жучок в один из карманов. Затем проверил радио-наушник.
Несмотря на поздний час, в дельте стояла сильная жара, быстро проникшая в салон внедорожника. В жилете, своих извечных перчатках и застегнутой под горло рубашке, Деклан начал потеть. Пот каплями стекал по груди, по бесчисленным шрамам, покрывающим его торс.
Неизгладимые отметины, напоминающие о времени, проведенном в аду…
Задвинув поглубже гнетущие воспоминания, Деклан сосредоточился на задании. Сегодняшнее - одно из двух оставшихся. А потом он сможет вернуться на остров, в свое убежище. «К моим лекарствам…»
С этой мыслью Деклан шагнул во влажный воздух дельты и легкой трусцой припустил по грунтовой дороге.
Он бежал под прикрытием дубов по забрызганным грязью кочкам, пока не достиг открытого подъезда к поместью: паре обветшавших каменных столбов с прикрепленными к ним ржавыми створками ворот.
Завернув за поворот, Деклан остановился ошеломленный представшим перед ним зрелищем.
Довоенный особняк валькирий окутывал плотный туман, который оставался неподвижным даже под дуновением ветерка. Молнии бомбардировали здание со всех сторон, приусадебный участок щетинился металлическими громоотводами. Призрачные духи парили вокруг, защищая поместье от незваных гостей.
Вдоль дороги выстроился ряд роскошных автомобилей, выглядевших здесь неуместно. В доме грохотала музыка и раздавался громкий женский смех. Время от времени ночную тишину пронзали вопли валькирий.
Так вот где обитает Реджин Лучезарная.
Орден располагал большим количеством информации на других бессмертных, таких как вампиры и демоны, но о девах-воительницах у них имелось лишь общее представление.
Валькирии мало нуждались во сне, не ели и не пили, вместо этого питаясь от некоего неизвестного мистического источника. Хотя они различались внешне и своими способностями, все обладали сверхъестественной силой, скоростью и возможностью быстрого восстановления.
Деклан знал лишь один способ уничтожения валькирий: обезглавливание.
Кое какие сведения о Реджин Орден раздобыл. Прошлое: возраст, предположительно, свыше тысячи лет. Особые приметы: рост пять футов три дюйма, хрупкого телосложения с небольшими когтями и клыками. Заостренные уши. Светлые волосы до талии, глаза янтарного цвета.
Но наиболее примечательной чертой была кожа. Ее называли Лучезарной, потому что ее кожа якобы сияла.
В досье хранился нечеткий снимок. В кадре был виден лишь яркий свет, в котором, вероятно, находилась валькирия.
Сияющая кожа. Еще один каприз природы. И тем не менее, она свободно разгуливала среди гражданского населения.
Ходили слухи, что Реджин была выдающейся воительницей, и обычно - даже на людях - носила два коротких меча, крест-накрест располагающиеся за спиной.
Сегодня ночью это мастерство ей не поможет.
Раз Деклана назначили ответственным за захват этой бессмертной, значит, Лучезарная является делом первостепенной важности для Ордена. Он никогда не терпел неудач. В городе его ждал резервный отряд, готовый мобилизоваться в одно мгновение.
Поначалу Чейз планировал штурмовать это место, причинив столько ущерба и разрушений, сколько возможно. Но в доме находились другие валькирии, и, несмотря на то что их вид состоял только из женщин, они слыли одними из самых сильных и жестоких существ в Ллоре.
Может, Реджин и хрупкая на вид, однако, вероятно, в состоянии в одиночку поднять автомобиль.
Приводить команду означало без надобности рисковать жизнями солдат, а он уже потерял людей во время недавнего захвата. Могущественный древний вампир оказал такое сопротивление, на которое мало кто еще был способен.
Кроме того, Деклан понятия не имел, как бороться с призраками, охраняющими дом. Нет, лучше он дождется, когда Реджин Лучезарная отделится от своей родни. Тогда и нанесет удар.
Он приблизился к ряду автомобилей, вынув из кармана жучок. Понять, который принадлежал ей, оказалось достаточно просто. Номерной знак «Крутая Редж» на красном Астон Мартине - проще простого.
В досье ее описывали хвастливой, склонной выставлять напоказ свою уникальность в общественных местах. Ничего удивительного, что она стала мишенью. Одна из задач Ордена - не позволить гражданским обнаружить существование бессмертных, живущих среди них.
Чейз легко вскрыл замок и закрепил жучок под подголовником водительского сидения. Затем, проверив звук в наушниках, осторожно захлопнул дверцу и развернулся, чтобы уйти…
Краем глаза он заметил свет и повернулся на него.
В одном из центральных окон особняка, Деклан увидел Реджин, или, по крайней мере, исходящее от нее сияние.
Она и вправду сияет…
Он тихо подкрался к дому и затаился за деревом в двухстах футах от крыльца. Ее лица Чейз видеть не мог, но сзади фигура валькирии выглядела соблазнительной. Одетая в сидящие до неприличия низко на бедрах джинсы и коротко обрезанную красную маечку.
И спину действительно крест-накрест пересекали два меча в черных кожаных ножнах.
Грива светлых локонов каскадом ниспадала до талии, часть волос была заплетена в косички, которые торчали в разные стороны по всей голове.
Деклан подозревал, что и на лицо она окажется такой же привлекательной, как и большинство женщин Ллора. Он ненавидел всех бессмертных, а в особенности женщин. Они пользовались своей обольстительной внешностью как оружием, средством, лишающим смертных мужчин рассудка.
«Они отвлекут тебя от цели, доведут до погибели». Сколько раз его руководитель говорил ему это?
В кустах между ним и домом послышался шорох. Еще один враг в засаде? У валькирий множество противников. И они понятия не имели, что опасность притаилась так близко…
Входные двери с грохотом распахнулись; наружу стремительно вылетела женщина.
Реджин.
Чейз резко выдохнул.
Те непокорные косички не позволяли локонам падать на лицо, полностью открывая изящные черты. Высокие, четко очерченные скулы, дерзкий нос. Светлые брови сошлись вместе над яркими янтарными глазами, а полные губы приоткрылись.
Она излучала чистейший золотой свет.
Деклана охватило чувство узнавания. В то же мгновение знакомое изнуряющее напряжение, которое он терпел десятилетиями, стало угасать. Почему? Как?
Валькирия не первая неземная красавица на его пути - территория острова, принадлежащего Ордену, переполнена ими - поэтому Деклан считал себя подготовленным к ее привлекательности. Но он боялся, что она может оказаться самой обворожительной.
"По крайней мере для меня".
- Дайте проход, сучки! - крикнула она призракам, бросая одному из них… косу? И как только существа в красных одеяниях расступились, зашагала вниз, стуча по ступенькам каблуками ботинок на высокой платформе.
Выйдя на лужайку, Реджин внезапно остановилась и замерла, затем со смертельной грацией вынула мечи. Одно из остроконечных ушек, оказавшееся на виду, явственно подергивалось, пока валькирия всматривалась в ночь. Она могла заметить Деклана… почувствовать его.
Он уже собирался скользнуть назад, когда в зарослях неподалеку снова зашуршало.
Не раздумывая ни секунды, валькирия нырнула в кусты, атакуя то, что там скрывалось. Мгновение спустя оттуда вылетела отрубленная голова упыря. Когда Реджин выпрыгнула из кустарника, мечи уже были в ножнах, а из ее вкривь и вкось заплетенных косичек торчали прутья. Она потянулась, ощупала их и, пожав плечами, оставила на месте.
К этому времени на крыльцо вышли, пошатываясь, еще три женщины. Реджин величаво вздернула голову и сделала преувеличенный реверанс. Подруги пьяно зааплодировали. Ведьмы, без сомнения. Союзницы валькирий и известные пьяницы.
Одна смеясь, споткнулась, запутавшись в собственных ногах, и рассмеялась вновь.
Реджин обернулась в сторону Деклана. Ее кожа засияла еще ярче, лицо оживилось, когда поддав ногой, она зафутболила голову упыря, а затем театрально закатила глаза. И как только та пролетела высоко над ним в направлении ближайшего болота, завопила:
- Эта. Должна. Долететь. До… Гооол!
Ей не может быть тысячу лет от роду.
Ведьмы снова одобрительно зааплодировали.
Завершив дело, Реджин выхватила спутниковый телефон из чехла на поясе. Она написала кому-то СМС-ку, пальцы мелькали так быстро, что казались размытыми, затем неторопливо подошла к машине и прыгнула на сиденье. Двигатель заурчал, и Астон Мартин рванул с места. Реджин притормозила перед домом, сигналя и опуская стекла.
- Никс! - позвала она. - Тащи сюда свою задницу!
Понизив голос, она что-то сказала ведьмам, и те взвыли от хохота. Однако, стоило Реджин отвернуться от них, как ее легкая ухмылка увяла, вид стал озабоченным.
Еще одна валькирия выплыла из этого сумасшедшего дома - черноволосая, с пустым взглядом, укачивая на руке, словно младенца, нечто, напоминающее парализованную летучую мышь.
Должно быть, это Никс Всезнающая, знаменитая предсказательница. Несмотря на то что выглядела на двадцать с небольшим, Никс являлась одной из старейших и самой безумной из известных бессмертных.
Одета она была в длинную струящуюся юбку, ковбойские сапоги и майку с надписью крупными печатными буквами «ВАЛЬКИРИЯ» со стрелкой, указывающей на ее лицо.
Выпендреж. Наглость. Господи, как же он их ненавидел.
Никс также протянула призракам прядь волос - Это какая-то плата? - и присоединилась к Реджин, посылая ведьмам воздушный поцелуй. Автомобиль тронулся, из колонок заорала какая-то глупая песня, единственными словами которой были «Да-да-да». Валькирии закачали головами в такт музыке.
Когда они проезжали мимо, Чейз, с безумно заколотившимся сердцем, отпрянул в кусты. Но темноволосая предсказательница повернулась, глядя прямо на него своими жуткими золотистыми глазами.
Одними губами, так что волосы на затылке Чейза встали дыбом, прорицательница проговорила: «Ты припозднился».

Реджин Лучезарная, пятой точкой ощутившая какую-то опасность, набирая скорость, помчалась по темным проселочным дорогам.
Поскольку прямо сейчас у нее просто нет времени для смертельной схватки. Реджин необходимо добраться до Люсии, пока не стало слишком поздно.
Она поправила зеркало заднего вида.
- У нас сопровождение?
Никс счастливо кивнула:
- Как обычно. - Свободной рукой она потеребила свой подбородок. - Знаешь, ты думаешь, что тебе это не нравится, но на самом деле, когда уедешь от этого, будешь скучать.
Реджин хмуро взглянула на сестру, изо всех сил игнорируя Бертила, летучую мышь, которую держала Никс. Подарок от тайного поклонника.
- Ну, раз уж мы на пути в Ллоропорт, ты, надеюсь, хотя бы скажешь, куда я сегодня лечу.
Последний отчет Никс о Люсии сообщал, что она находится, кто бы мог подумать, на Амазонке.
- Хмм. Я должна помнить?
- Я. Встреча с Люсией. Которая собирается уничтожить Круаха, ее худший кошмар.
Кром Круах, древний рогатый бог жертвоприношений и каннибализма - и монстр, который обманом выманил Люсию из Валгаллы. Каждые пятьсот лет он пытался покинуть свою тюрьму. В прошлом Люсия со своей верной спутницей Реджин дважды препятствовали его освобождению.
- Это тебе о чем-нибудь говорит, Никс?
Тишина.
- О, боги, у меня нет на это времени!
Люсия там одна, Круах вот-вот восстанет. А Никс в прострации?
- Не ори, - упрекнула Никс. - Ты травмируешь уши Бертила, а они необходимы ему для эхолокации.
Она погладила своего нового питомца в этой люблю-его-и-ласкаю-его-и-зову-его-Джордж манере, и ее глаза стали еще более пустыми, чем обычно. Видения будущего в последнее время настигали прорицательницу одно за другим и наносили тяжелый урон рассудку валькирии.
Находились придурки, делавшие ставки в Книге пари Ллора, что Чокнутая Никс не переживет нынешнее Воцарение сохранив здравый ум. А невредимого там осталось немного.
- Не волнуйся, прелесть моя, - успокаивающе поворковала Никс.
- Как я могу не волноваться… - Реджин осеклась. - Ты разговариваешь с долбанной летучей мышью!
Никс когтем пощекотала животик Бертила.
- Ути-пути.
Реджин могла поклясться, что мышь удовлетворенно причмокнула, уткнувшись в руку ее сестры.
Никс кормила этого маленького летающего вампиреныша своей кровью?
- Разве ты не в курсе, что эти штуки порождают Куджо1. Проклятье, Никси, тебе становится хуже. Ты еще больше ку-ку, чем обычно.
Никс подняла голову и бросила на Реджин быстрый взгляд.
- Точно.
- Угу.
Реджин перешла на пониженную передачу, покрышки взвизгнули, когда она вильнула в сторону, чтобы не раздавить брякнувшегося с перепугу на дорогу опоссума2.
- А что на счет твоего собственного ку-ку, Реджин? Ты отвратительно вела себя в последнее время. Торчишь под алкогольными заклинаниями и нарываешься на драки. Пустилась во все тяжкие, и это просто необходимо остановить, если только не собираешься пригласить меня в компанию.
Тоже верно. Но что еще оставалось Реджин? Год назад они с Люсией предприняли крутую миссию: отыскать способ уничтожения несокрушимого Круаха навсегда. Вместо того чтобы в очередной раз удержать его в заключении. Вдвоем, рискуя жизнями, они объездили весь мир.
Хорошие были времена. Но потом принц Гаррет МакРив, оборотень, поклонник Люсии, принялся повсюду следовать за ней, суя нос не в свое дело. Решение проблемы от Реджин? Эвтаназия.
Выход из положения от Люсии из-за решения Реджин? Покинуть сестру, покуда та приходила в себя с похмелья.
"Бросить меня, словно коллекцию прошлогодних шмоток". Когти Реджин вонзились в руль. После того, как они целое тысячелетие были неразлучны. Но прошлогодний гардероб намерен вернуться.
- Никс, ты обещала сказать, где Люс, если я сделаю все, о чем ты попросишь. Я прибралась у тебя в комнате. Доставила твой Бентли в ремонт после того, как ты снова гоняла по бездорожью. И несколько часов провела в сиротском приюте Ллора с этими маленькими бандитами. - Реджин стала называть его «Ллордурдом» и рассчитывала, что название приживется. - Мне в любом случае нужно уехать. Ты же знаешь, он скоро возвратится.
Эйдан. С улыбкой, от которой замирает сердце, и сильными, властными руками. Несмотря на то, что Реджин страстно жаждала увидеть своего викинга в любом перевоплощении, она решила, что если он никогда не встретится с ней, то сможет жить полноценной жизнью.
Никс вздохнула:
- Ты и вправду отчаялась отыскать возможность остаться с ним?
Реджин взглянула на сестру, стараясь не поддаваться призрачной надежде.
- А есть повод не опускать руки?
- Если не ошибаюсь, мой тебе совет звучал: «Иди найди и трахни своего берсерка».
- Угу, что ж, видишь ли, я пробовала, и со мной это не работает. - Четыре раза! - Я просто не могу… Не вынесу этого снова.
С каждым перевоплощением чувство вины становилось все тяжелее. Реджин была его погибелью. С таким же успехом она могла бы собственной рукой нанести ему смертельный удар.
В первой жизни Эйдан пал от меча, во второй - был отравлен, в третьей - погиб во время кораблекрушения. В четвертой - застрелен. Во всех случаях его смерть наступала сразу после того, как она и он в его очередном воплощении впервые занимались любовью.
- Если только не скажешь, что в этот раз что-то изменится? - вопросительно добавила Реджин.
Проклятье, мог ли ее голос звучать более отчаянно? Хотя Никс помогала другим бессмертным в подобных вещах. "Почему бы не мне?"
- На что ты готова пойти, чтобы быть с ним, а? Чем бы пожертвовала?
- Чтобы разрушить это проклятие, я сделаю почти все на свете.
- Почти? - спустя долгую томительную минуту Никс произнесла: - Мне нечего тебе сказать.
Она не могла предвидеть все, не была всевидящей. Ее называли «всезнающая», поскольку ее пророчества безошибочно сбывались в течение трех тысячелетий.
- Нечего?
Реджин и не ожидала, что Никс выдаст решение проблемы проклятия тысячелетней давности, прежде чем они в очередной раз проскочат на красный свет, тем не менее, было бы неплохо иметь крупицу надежды.
- Не важно, - произнесла Никс. - Ты должна найти, чем себя занять. Жизнь это не только истребление вампиров.
- Верно. Как насчет уничтожения в паре с Люсией злобных богов-каннибалов, - Реджин казалась довольной тем, как ловко перевела тему.
- Неизменно возвращаешься к Люсии. Ты очень предана своим друзьям - даже во вред себе.
- И что? Нет ничего плохого в преданности.
- Но не в том случае, когда покидаешь небеса и остаешься ни с чем. К примеру, кое-какая твоя штучка не используется по назначению. Как насчет той милой стаи леопардов-перевертышей, которые хотели встречаться с тобой? Нельзя недооценивать положительные стороны мужских особей множества разновидностей.
Если остальные сестры - или, не приведи господь, ее приятельницы ведьмы - узнают, что Реджин не трахалась почти двести лет, ей не искупить такого прегрешения. Но словно какая-то глупая, сентиментальная идиотка, валькирия оставалась верна Эйдану и его реинкарнациям.
- Ты счастлива, Реджин?
Редж бросила на Никс тот взгляд, которого заслуживал подобный вопрос.
- Я приколистка, помнишь? Безбашенная. Спроси кого угодно - я самая веселая валькирия. - Она внимательнее взглянула на Никс, замечая тени под глазами сестры. - К чему это ты? А ты счастлива? Выглядишь усталой. - Редж не стала упоминать пронзительные вопли до судорог, исчезновения или странные причуды Никс, которые только усугублялись.
- Я задействована в управлении судьбами многих существ. Что непосредственно затрагивает интересы сотен тысяч, косвенно влияет на миллионы, достигая эффектом волны миллиардов. Скажи кто-нибудь: «Жизнь Никси не фунт изюма», я бы не стала называть его лжецом.
Реджин никогда всерьез не задумывалась, под каким прессингом живет Никс. Если летучая мышь делала ее счастливой и успокаивала, то... Добро пожаловать в семью, Бертил.
Обиженным голосом Никс добавила:
- Да еще все, кому не лень, талдычат, что Враг Древних становится сильнейшим игроком в Ллоре. Его манипуляции просто детские игры, по сравнению с моими.
Как и Никс, Лотэр, Враг Древних, являлся одним из старейших и могущественных существ в Ллоре. Но вампир слыл сущим злом.
- Лотэр не нормальнее меня, - фыркнула Никс.
Только Реджин открыла рот, чтобы поправить ее, Никс уточнила:
- Не намного.
- Ну, успокойся, - Реджин потянулась, чтобы погладить Никс по плечу, но летучая мышь тут же зашипела. - Почему бы тебе не завести с кем-нибудь отношения, на пару недель уединиться с мужчиной? Ты не видишься с Майком Роу3?
- Я скучаю по бархатному баритону этого пройдохи, - вздохнула Никс. - Но прежде всего я деловая женщина. Мне некогда прохлаждаться.
- Ты могла бы взять совсем короткий отпуск, как думаешь? Осмотреть какие-нибудь достопримечательности.
Кажется, это самая вразумительная беседа, которая у меня была с Никс.
- Мне три тысячи лет и три года. - Никс отвернулась, отрешенно глядя в окно. - Я уже все видела... - И внезапно подскочила, глаза сделались дикими. - Белка!
Потрясающее здравомыслие.
- Эй, ты могла бы отправиться со мной на поиски Люсии.
- Возможно, прямо сейчас она не желает быть найденной. Знаешь, она позовет тебя перед финальной битвой с Круахом. Пока Лучница вместе с МакРивом, я же говорила.
- Вместе - в смысле «вдвоем»? Потому что я отказываюсь верить, что еще одна валькирия проводит время с оборотнем. - Особенно сдержанная Люсия.
Ликаны ценили земные радости - секс и брак. Божественные способности Люсии в стрельбе из лука основывались на обете целомудрия. Стоит завалиться в горизонтальную позицию с мужчиной, и ее вышвырнут из скадианок, навсегда лишив мастерства. Мастерства, которое необходимо ей в поединке с Круахом.
Отсюда бегство от МакРива.
- Веришь, не веришь, я говорю как есть, - упорствовала Никс. - А сейчас у меня для тебя последнее задание в Квартале. Нужно, уничтожить нескольких врагов. Соверши образцовое убийство.
- Образцовые у меня по вторникам. Не собираешься поучаствовать?
Никс в ужасе уставилась на сестру:
- А кто будет сидеть с Бертилом?
Реджин застонала.
- Кроме того, я собираюсь посетить магазин вуду Лоа. У нее распродажа в связи с Воцарением. Всем нужно сходить, - хихикнула прорицательница.
- Если соглашусь, ты, наконец, скажешь, как отыскать Люсию?
Никс снова погладила мышь.
- Не волнуйся, дорогая. Ты улетишь сегодня вечером. Обещаю.
- Ты со мной разговариваешь или с Бертилом? Со мной, да? Тогда отлично.
Реджин прибавила газу, автомобиль, набирая скорость, помчался во Французский Квартал.
"Люсия, я уже в пути... только держись".
- Говори, где мои жертвы.
_________________________________________

1Куджо - кличка сенбернара из одноименного романа Стивена Кинга. Во время охоты Куджо был укушен больной летучей мышью. Заразившийся бешенством пес не щадил никого, разрывая свои жертвы на куски.
2У опоссумов есть особенность, раненый или сильно напуганный зверек падает, притворяясь мёртвым. При этом у него стекленеют глаза, изо рта течёт пена, а анальные железы испускают секрет с неприятным запахом. Эта мнимая смерть часто спасает опоссуму жизнь.
3Майк Роу - Актер, продюсер, ведущий телепрограмм на канале «Дискавери».
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$, Niki

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:05 #7

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60



«Припозднился?» Что, черт возьми, имела в виду прорицательница? Деклана так и подмывало устроить очную ставку с Никс и выяснить, однако в приказе руководства она к захвату не значилась.
Так что он ждал своего часа, следуя за парой валькирий. Поскольку у его Хамви не было никаких шансов тягаться со спортивным автомобилем Реджин и ее сумасшедшей манерой вождения, Чейз отслеживал машину по GPS и слушал беседу сестер… или то, что мог разобрать сквозь радиопомехи. Словно электрическое поле внезапно прерывало трансляцию сигнала.
В том что он услышал, имелось мало смысла - говорили о берсерках, каннибалах и какой-то отсутствующей сестре. Наверняка Деклан понял только то, что Реджин отправлялась убивать.
Ни «кого», ни «где» - только «без проблем».
Образцовое убийство.
Исторически врагами валькирий являлись вампиры и некоторые разновидности демонов. Она может навести его на настоящий рассадник бессмертных.
Едва добравшись до Французского Квартала, Чейз сразу заметил автомобиль Реджин. Брошенный Астон Мартин кособоко притулился двумя колесами на бордюре. С машиной, стоимостью триста тысяч долларов, обошлись как с рухлядью. Он придушил бы валькирию только за такое варварское обращение со столь прекрасным автомобилем.
Деклан припарковался за пару кварталов и поспешил смешаться с толпой в поисках сестер. Несмотря на то что добрался на несколько минут позже, он быстро обнаружил Реджин, в одиночестве идущую неторопливым шагом по Бурбон Стрит.
Найти ее не составило труда. Следом за собой Лучезарная оставила вереницу мужчин с отвисшей челюстью.
И реагировали они не только на ее сияющую кожу. Валькирия двигалась с невероятной чувственностью, как пламя мотыльков, притягивая взгляды колышущимися округлостями ягодиц в едва не спадающих с бедер джинсах. Немало мужчин поправляли заметную эрекцию или потирали щеки, недавно припечатанные возмущенными подругами.
Как только Деклан сел на хвост Реджин, даже он почувствовал, что его член дернулся, словно порываясь отозваться, - хотя его «лекарства» напрочь исключали подобную реакцию.
Быть пробужденным вызывающим отвращение выродком? Когда ничто больше не привлекало его бесчувственное израненное тело?
В то время как все в Ордене называли бессмертных анофы, коротко от аномальных форм жизни, Деклан чаще использовал термин выродки, самое грубое определение, имеющееся в человеческом лексиконе для таких как они. Означающее «мерзость».
Именно таковыми он их увидел. Так воспринял навсегда, с тех пор как узнал об их существовании двадцать лет назад...
За то время, пока валькирия проходила один квартал за другим, несколько бессмертных останавливали ее. Преимущественно ведьмы, пытающиеся уговорить отправиться с ними. Две особи с заостренными кончиками ушей - похоже, тоже валькирии, - вертевшие в руках мечи так, словно готовы к сражению, и приглашающие присоединиться.
Реджин отказывала всем с улыбкой, которая быстро исчезала, как только она двигалась дальше.
Еще больше существ избегало ее. Чейз заметил немало крупных мужчин, зашагавших в противоположном направлении при приближении валькирии; все в каких-либо шляпах. Без сомнения, рогатые демоны.
В досье сообщалось, что Лучезарная славилась безжалостными шуточками в отношении демонов. Вампиров же она просто уничтожала.
Когда Реджин приостановилась, чтобы что-то набрать в телефоне, Деклан отступил под прикрытие соседнего здания. Она подняла глаза, и в них отразилась необычайная грусть. Это не соответствовало ее сияющему живому лицу и казалось столь же неуместным, как выражение удовольствия у находящегося при смерти.
Сунув телефон обратно в чехол на поясе, валькирия свернула в переулок позади пятиэтажного отеля. С легкостью запрыгнув на балкон четвертого этажа, она быстро пробежалась по перилам и взобралась на крышу. Там Чейз и обнаружил ее, когда пригнувшись к краю и подергивая ушами, воительница выискивала свою жертву.
Смертоносное совершенство.
Если бы не Орден, бессмертные наверняка бы правили миром.
В последнее время некоторые из существ посмели напасть на известных людей, лидеров мирового масштаба. Руководитель Деклана, Престон Веб, убеждал его: «Даже самые слабые особи нападают на людей, сынок. Какое-либо перемирие между нами невозможно».
Между человечеством и бессмертными должна идти война. Веб как всегда прав...
Деклан потерял Реджин из вида. Он поспешно вернулся к фасаду здания, затем осмотрел крыши соседних домов, но ни на одной валькирию не обнаружил. Где она, черт возьми? Он заметался по улицам, вытягивая шею.
Издалека донесся какой-то звук, похожий на взрыв. Несколько секунд спустя в наушнике раздался вызов командира резервного подразделения. Отвечая, Деклан услышал шум сражения на другом конце.
Крики. Стрельба. Это лязг металла?
- Магистр, мишень...
- У вас не было приказа вступать с ней в бой!
- Сэр, она напала на нас!
Жертвой являлись его люди. Образцовое убийство.
Черт! Деклан бросился на звуки, сворачивая за угол. Реджин он заметил где-то на расстоянии полумили - на набережной в деловой части Квартала.
Он никогда не видел ничего подобного.
Один из трех черных фургонов стоял, перевернутый на решетку радиатора на берегу реки. Второй валялся на боку на улице, изукрашенный прорезями от когтей по всей длине корпуса. Вокруг лежали тела убитых солдат.
Деклан бежал, сожалея, что не доберется до валькирии прежде, чем она снова нападет в вихре своих мечей, словно торнадо, рубя его людей в фарш с немыслимой скоростью.
Более десятка солдат открыли по ней огонь электрическими зарядами из импульсных энергометов. Но это мощное оружие не усмирило ее.
Волосы разметались, хлеща по лицу, когда Лучезарная вбирала электричество, будто поглощая его. Улыбаясь, она вернула мечи в ножны и широко раскинула руки.
Веки прикрылись в удовольствии.
На бегу, тело Чейза безотчетно дрогнуло, откликаясь. Возникли мысли, которых не должно быть, порывы, так долго отрицаемые...
- Это все, на что вы способны, мать вашу? - Реджин засияла еще ярче, освещая улицу. - Придурки, я обожаю электричество! Давайте еще.
Бойцы выстрелили. Она впитала залп. Ближайшие уличные фонари начали взрываться от излучаемой ею энергии.
- А знаете еще что? Я охренительно провожу электрический ток.
Одной рукой Реджин поймала заряд и, пропустив через себя, другой отправила обратно. Удар подбросил солдата в воздух, мгновенно убивая.
Боевая ярость вспыхнула в Деклане. Сила и скорость, которые он с таким трудом пытался скрыть, вырвались на свободу. Кровь прилила к мышцам, разум затуманился. Размытым пятном он приближался к валькирии, на бегу обнажая меч.
- Хочешь немного?
Реджин повернулась к очередному солдату, снова запуская разряд.
- И тебе?
Разряд.
Незримой тенью Деклан скользнул валькирии за спину и, обхватив рукой вокруг шеи, рывком притянул к себе. Он вдохнул ее аромат, почувствовал изгибы тела и заколебался.
«Нанеси ей удар, выведи из строя».
Реджин с немыслимой силой забилась на груди Чейза, и навыки взяли вверх. Он всадил ей в бок меч, проворачивая клинок внутри.
Рядом полыхнула молния. Валькирия задохнулась от боли. Тяжелое ранение, даже для бессмертного.
Кровь запузырилась на ее губах и хлынула из глубокого разреза. Миниатюрное тело затрепетало рядом с Декланом, стынущая кожа, лишаясь сияния, тускнела.
«Неправильно!» - завопил его разум. Головокружение накрыло Чейза, когда давно знакомое напряженное состояние резко усилилось, завязывая узлом каждый мускул, почти калеча. Он отшатнулся, быстро вынимая клинок.
Лишенная поддержки, Реджин рухнула, сворачиваясь в клубок на грязном асфальте. Кровь потоком лилась из ее бока. Валькирия прищурилась, сосредоточив на Деклане взгляд. Сияющий, блестевший серебром. Светлые ресницы словно распространяли вокруг глаз лучики света. Две слезинки скатились по щекам.
«Неправильно».
Чейз стиснул рукоять окровавленного меча, желудок скрутило так, что его едва не стошнило.
- Ты, - выдавила она, глядя на него с узнаванием, нахмурив брови, словно он предал ее. - Ты заплатишь.
Оставшиеся бойцы в замешательстве наблюдали за развитием ситуации. Вспомнивший о своем задании, Деклан прохрипел:
- Пакуйте ее.
Ослабевшая от потери крови Реджин не сопротивлялась, когда двое солдат связывали запястья у нее за спиной. Она было набрала воздуха, чтобы завопить, но они поспешно запечатали ей рот клейкой лентой. Еще пара мужчин склонилась к ней, один - с черным мешком, второй - со шприцом, наполненным транквилизатором. Валькирия исступленно пыталась отдернуть голову, пока ей натягивали мешок.
После укола ее тело дважды дернулось и обмякло. Абсолютно беззащитное.
Существо, продемонстрировавшее чудовищную силу, теперь лежало, словно мертвое.
Люди Деклана разоружили, а затем забросили валькирию в уцелевший фургон. Ее маечка задралась, открывая нанесенную Декланом кровавую рану.
Почему он чувствует себя больным? Чейз зарылся пальцами в волосы, затем сжал виски. Ощущение такое, будто череп раскалывался на части.
Тысячи раз он отлавливал врагов и доставлял в застенки Ордена. Чем этот захват отличается от прочих?
- Магистр? - обратился солдат. - Сэр, вы в порядке?
Деклан посмотрел на пленницу, затем опустил взгляд на свои руки в перчатках, заметив, как они дрожат.
«Нет, ни хрена я не в порядке!»
Он почти жалел, что руки не были обнажены, когда держал валькирию. Ощутить ладонями мягкие изгибы после столь долгого…
Чейз жаждал прикосновения, даже когда наносил удар.
«Извращенец».
Деклан покосился на подчиненного и холодно произнес:
- Конечно, я в порядке, - а про себя добавил: «Ими руководит сумасшедший».
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$, Niki

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:06 #8

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60

В салоне транспортного самолета, лишь слегка обсохнув после только что принятого душа, Деклан, с трудом волоча ноги, добрался до кровати. И, сбросив полотенце, обернутое вокруг бедер, рухнул на пружинящий матрас. Вдавливая ладони, он тер глаза до тех пор пока не почувствовал острое жжение.
Усталость не удивляла. Каждый раз, когда его способности срывались с цепи, Деклан испытывал крайнее истощение, что стало одной из причин подавлять их с помощью лекарств. Кроме того, он редко спал во время охотничьих вылазок.
Через несколько часов после поимки валькирии Чейз с оставшимися людьми вернулся в город и без особого труда захватил ведьму. И теперь, наконец, мог вернуться домой.
Он находился бы «в отключке», если бы не внутреннее напряжение, которое не отпускало, все туже завязываясь в узел. Сколько себя помнил, Деклан испытывал неустанную боль в груди, наряду с гнетущей тоской, которые проели дыру в его внутренностях. К этому добавлялись постоянно повторяющиеся кошмары о враге за спиной, сталью пронзающего его тело, и женские пронзительные крики.
Мучительное чувство потери…
Деклан считал его тяжким бременем. Потому что еще мальчишкой знал: в один день оно его сломает.
Лекарства помогали, но еженощные инъекции не подавляли ощущения полностью. Чувство казалось слишком сильным, слишком въевшимся.
Прямо сейчас тяжесть была непосильной, а он опустошил свой дорожный запас еще вчера. И часы отделяли его от скрытого ото всего мира пункта назначения - секретной базы в неспокойной южной части Тихого океана. А значит, часы до того, как он сможет получить еще.
Деклан полагал, что ему вечно суждено что-то вкалывать.
Полет проходил в сложных метеоусловиях, самолет болтало. Чейз ничего не имел против перелетов, обучался управлять воздушным судном, но даже его подташнивало.
Или, возможно, сказывались последствия ночной работы.
Кроме того, Чейзу не давал покоя обвиняющий взгляд валькирии. При поимке бессмертных его, случалось, тяжело ранили, однажды даже заколдовали, но ни разу никто не смотрел на него с узнаванием, а затем… с болью. Словно он нарушил важное обещание.
И никогда его едва ли не выворачивало в разгар захвата.
Чейз приподнял висящие на шее личные жетоны, окантованные по краям резиновым ободком. На обратной стороне одного он припаял маленький медальон, древний ирландский талисман на удачу. Его купил для него отец, когда Деклан был еще мальчишкой. В такие моменты, как сейчас, Чейз потирал безделушку большим пальцем, несмотря на то что удачи это никогда не приносило.
Медальон служил напоминанием, чего ему стоили бессмертные, на что они были способны.
Валькирия убила десятерых солдат.
И все же Чейз не мог удержаться, исподволь поглядывая на дверь салона. Пленница находилась в транспортном отсеке. Отсюда добраться - раз плюнуть.
"Что же это такое?" Почему Деклан чувствует себя так, словно умрет, если не увидит ее сию же секунду?
Чейз воскресил в памяти выражение экстаза на лице валькирии - и как он отреагировал. Вспомнил, о чем думал в тот момент и устыдился возникших мыслей.
Коснуться этой сияющей кожи, загореться от нее…
Обхватив ее руками, он едва не застонал. Самое близкое соприкосновение его тела с женским за многие годы. Ее изгибы и аромат сводили с ума.
Но в конце концов сказалась подготовка, и он нанес удар.
Чейз потянулся, беря возле кровати меч, который всегда держал под рукой. Он обнажил клинок, поворачивая лезвие то одной, то другой стороной к тусклому свету лампочки. Сталь у рукояти все еще покрывали темно-бурые пятна.
Как много крови пролито этим оружием. Бессмертной крови.
Всего две ночи назад он пользовался им при взятии в плен древнего вампира, убившего, подобно тихой чуме, тысячи людей за долгий срок своей бесконечной жизни.
Престон Веб вручил клинок Деклану на церемонии вступления в Орден со словами:
- Твои родные гордились бы тобой, сынок.
Если бы не были замучены мерзкими тварями у меня на глазах.
Прямо рядом со мной.
То, что они не выжили, даже к лучшему. Иначе стали бы такими же долбанутыми на всю башку, как Деклан. А его брат Колм? Которому в пятнадцать лет разорвали горло?
Колм оказался счастливчиком.
С внутренней дрожью Деклан убрал меч в ножны. "Почему я сейчас думаю о той ночи?" Он глубоко похоронил эти воспоминания; его лекарства помогали удерживать их там.
В течение нескольких месяцев Чейз размышлял над тем, чтобы удвоить дозу. Теперь решил, время пришло. А значит, необходимо обратиться к своему «поставщику» сразу по возвращению на остров. Сейчас же ему оставалось только ждать.
И снова взгляд на дверь…

Реджин очнулась, связанная, с заклеенным ртом и нахлобученным на голову мешком, пристегнутая к какой-то каталке. Она могла бы поклясться, что находится на борту самолета, ощутила солоноватый запах океана далеко внизу.
Может ли эта ночь преподнести что-то худшее?
Воспоминания затопили ее сознание: темные фигуры, стреляющие электрическими зарядами… блаженство от энергии… приближающийся с поразительной скоростью высокий мужчина бросается на нее…
Он всадил в нее клинок? Все еще пульсирующая в боку боль подтверждала ранение…
О, боги! Мужчина - вновь вернувшийся Эйдан.
Реджин, почти истерически хихикая, почувствовала, что теряет способность здраво рассуждать. А она-то надеялась, что худшего этой ночью не случится? "Эйдан, ты пришел, чтобы умереть ужасной смертью? Тогда я твоя девушка!"
За исключением того, что в своих прошлых жизнях он никогда не причинял ей вреда. Если мужчина и вправду Эйдан, а те другие - зло, значит, определенно, действует с ними заодно.
Проворачивая ножи?
Такой быстрый, сильный. Ничего удивительного. Берсерк - в каждом своем перевоплощении, даже если не подозревал об этом.
В любом случае, надо бежать. Реджин натянула путы, стягивающие запястья за спиной. Ничего. Похоже, неразрывные. И, пожалуй, та инъекция ослабила ее.
Придется лежать здесь, связанной, в непроглядной тьме.
Реджин не практиковала Дзен1, не была безумной, как Никс, или уравновешенной, как Люсия. С каждым мгновением, проведенным в самолете, уносящем от места, где следовало находиться, она все больше впадала в бешенство. «Ты улетишь сегодня», - уверяла Никс. Шуточка удалась. Ты мне, ой, как заплатишь.
Но зачем Никс так поступать? Особенно после бомбы, что обрушила на Реджин, прежде чем они расстались на Бурбон Стрит. «Если на этот раз Круах выйдет в мир, грянет апокалипсис. Каждое наделенное чувствами существо на земле заразится потребностью принести в жертву того, кого любит больше всего на свете».
"Ну, Никс, мужайся". Сбывается, как минимум, одна пророческая гадость. ППЦ, гадалка...
Раздался щелчок открываемого замка. Затем послышались шаги. Кто-то сел рядом. Ощутив исходящее напряжение, Реджин поняла - Эйдан.
Который по какой-то причине распотрошил ее на грязной улице.
Встал, прошелся, затем снова сел. Ничего не говорил, не двигался, но Реджин знала, что он внимательно рассматривает ее.
Когда она вспомнила, что нужно дышать, произнес:
- Просыпайся уже, - слабый акцент звенел в его глубоком голосе, но валькирия не смогла его определить. Он стянул с нее мешок.
По мере того, как Реджин моргала, различая детали в тусклом свете лампочки, перед ее глазами представал мужчина. Пресвятые небеса, такой же большой и высокий, как и подлинный военачальник, которого она почти любила.
Он был одет во все черное - от куртки и военных штанов до перчаток. Бледная кожа составляла резкий контраст с черными как смоль волосами, которые ниспадали со лба частично прикрывая шрамы на одной щеке. Зрелый мужчина, слегка за тридцать, с твердой челюстью, четко выраженными скулами и глазами Эйдана. На этом лице они выглядели холодными.
Прошлой ночью на одно короткое мгновение они зажглись неистовым огнем - верный знак, который Реджин заметила, пока истекала кровью посреди улицы.
Эйдан. Она не вообразила его себе. Черт, три десятилетия Реджин жила с осознанием того, что он снова пришел в этот мир, задолго предупрежденная Никс.
- У меня к тебе вопросы, валькирия.
"О, и у меня тоже. Например, почему ты сделал кашу из моих внутренностей".
- Ответь правдиво и больше не пострадаешь этой ночью.
"Этой ночью?" Реджин нехотя кивнула. Рукой в перчатке он потянулся к ее рту. Другой направил пистолет ей в висок.
- Знаю, выстрел тебя не убьет. Но заставит заткнуться. Только попробуй издать один из своих криков валькирии, и я разнесу тебе мозги.
Стопудово не прикидывается. Замечательно. Ее викинг вернулся неправильным. Реджин полагала, что рано или поздно это должно было случиться. Привет, поздно.
Все усилия Реджин, избегать Эйдана последние десятилетия, спасая тем самым его нынешнюю жизнь - псу под хвост.
Так почему же он захватил ее? И кто те мужчины, что были с ним?
- Ты поняла меня, женщина?
Когда она вновь кивнула, он сорвал ленту, оставляя ее губы гореть огнем. Реджин проглотила грязное ругательство, с каждой секундой находя в ситуации все меньше забавного и все сильнее злясь. Валькирия не просто так славилась крутым нравом.
- Откуда твоя сестра Никс узнала, что мы охотимся за тобой? И почему послала напасть на моих людей?
- Послала? - Должно быть, он прослушивал ее автомобиль! Что именно он слышал? - Знаешь, скорее, это было предложение, как устроить барбекю.
Бледные губы мужчины изогнулись в злой усмешке:
- Тебе когда-нибудь стреляли в голову прежде? Я часто задавался вопросом, на что похожа эта боль.
- Стреляли и это больно, - честно призналась Реджин. - Я отвечу на вопросы, если скажешь, кто ты и почему захватил меня.
Его глаза сузились.
- Я Деклан Чейз.
Он думал, его зовут Деклан Чейз. "Но это ненадолго".
- Работаю на Орден, армию смертных, уничтожающую таких как ты.
- Никогда не слышала о такой, - охренеть. - Тогда почему вы взяли меня в плен? Почему просто не убили? - Должно быть, она военный трофей? История повторяется. Реджин сдержала истерический смех:
- Ты пришел бы за мной в любом случае, не так ли?
- Тебя выбрали для захвата. Мы также… изучаем уникальных бессмертных.
Что-то в том, как он произнес последние слова, вызвало у Реджин озноб.
- Имеешь в виду опыты?
- Верно.
Ага. Вот дерьмо. Глаза валькирии заметались по грузовому отсеку. Как, черт возьми, ей выбраться?
- И куда вы меня везете? В тюрьму? Или лабораторию?
- Мы называем это спецобъект. Теперь ответь на мои вопросы, - произнес он с более явным акцентом.
Произношение либо ирландское, либо равнинное шотландское. Нынешний Эйдан - кельт. До этого он был французским рыцарем, испанским капером и английским кавалеристом.
- Никс знает почти все, - сказала Реджин. - Она прорицательница. Более того, уверена, она даже предвидела, где ты меня захватишь. Не знаю, почему сестра хотела, чтобы я напала на твоих людей. - "Если только сама не спланировала мое пленение". Зная Никс, та, вероятно, сочла все это свиданием, устроенным для Реджин и Эйдана. - Я обычно не задаю ей вопросов.
- В любом случае, сами узнаем. - Дуло жестче вдавилось в ее висок. - Скажи, тебе понравилось убивать моих людей?
Реджин закатила глаза:
- Конечно, мочила их и наслаждалась. Вы, парни, пришли на нашу территорию, помнишь? - "Следи за словами, Реджин!"
- Мне следовало бы замочить тебя прямо здесь.
Деклан неосознанно принялся водить стволом пистолета вверх-вниз по ее щеке.
Реджин могла бы завопить, разбивая стекла в иллюминаторах самолета, прежде чем он успел бы прицелиться. Она могла выжить после крушения. Эйдан погибнет.
Но даже сейчас Реджин медлила, не желая причинять ему вреда.
- Не могу передать, как сильно ты пожалеешь об этом.
- Потому что валькирии мне отомстят? - бросил он, кривя губы в жесткой усмешке. - Не могу передать, сколько раз я это слышал.
Реджин покачала головой.
- Нет, не из-за мести. Пожалеешь, что причинил мне боль.
- Из-за этого? Бессмертные для меня ничто. Я наслаждался, прокручивая меч в твоем боку, и предвкушаю следующий раз и многие другие.
Как только Эйдан вспомнит, осознание своих поступков поставит его на колени от страданий.
- Почему ты вела себя так, будто знаешь меня? - спросил он.
Что на это ответить? Чем раньше он вспомнит, тем быстрее умрет. В прошлом Реджин делала все возможное, чтобы оградить его от воспоминаний. "Я не в силах рассказать".
- Спутала с другим. - Реджин с неподдельным безразличием передернула плечами, и боль в ране на боку взорвалась с новой силой. Сквозь зубы валькирия выдавила: - И раз уж ты заговорил об этом - мои сестры действительно отомстят. Они устроят тебе ад.
Он наклонился, словно сообщая секрет:
- Тогда им необходимо поторопиться. Поскольку мы собираемся допросить тебя, исследовать, а затем обезглавить. Ты будешь молить о пощаде, но не дождешься от меня ни капли жалости.
Леденящий ужас пронзил ее.
- Какого черта, - прошептала Реджин, - что я тебе сделала?
Он залепил ей рот лентой и натянул мешок. Затем проскрежетал на ухо:
- Ты существуешь.
Укол в руку, и валькирия вновь провалилась в беспамятство.
_______________________________________
1Дзен - медитации, призванные отстраняться от действительности и искать истину в размышлениях.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:06 #9

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


Вернувшись на объект, Деклан передал находящихся без сознания пленников надзирателю, тучному придурку с крысиными глазками по имени Фигли.
Мужчина ненавидел Деклана. Чувство было взаимным.
Фигли отвечал за оформление заключенных, нейтрализацию их сил, изъятие любого скрытого оружия, проводил официальную идентификацию и одевал ошейники. Пока он работал, медик из исследовательского подразделения собирал биологические образцы для первичного сбора сведений, затем заключенного переводили в одну из трехсот камер, расположенных над двумя изолированными, специально защищенными больничными отделениями.
- В какую камеру ты определил валькирию? – спросил Деклан.
- В семидесятую.
- Почему туда? – в этой камере уже находились двое заключенных. Да, учреждение переполнено, и приходилось размещать по несколько пленников, хотя обычно расселяли их с крайней предусмотрительностью.
Так для чего помещать валькирию с феей-убийцей и полуросликом, страдающим кататонией1?
- Пока вы отсутствовали, поступило много заключенных, - пожал плечами Фигли. - Веб определил ее туда. А я не обсуждаю приказы, - сказал он многозначительно.
Подавив давно сдерживаемое желание ударить этого придурка, Деклан повернулся в сторону лаборатории и собственных комнат.
Несмотря на то, что временами он не понимал мотивов Веба, это также не его дело - обсуждать распоряжения. Или обсуждать что бы то ни было. Даже когда изнемогал от желания узнать, как Веб раздобыл новую информацию об их врагах. Или как этот остров оставался скрытым от ясновидящих и предсказателей выродков…
Добравшись до своих апартаментов, он открыл дверь офиса, также служившего ему и приемной. Из комнаты вели два коридора, скрытые панелями. Один вел к складу – с аварийным выходом. Второй – в его личные покои: многоуровневое пространство с тренажерным залом, кухней, рабочей зоной и местом для сна с прилегающей к нему ванной комнатой.
Единственный дом, который он знал на протяжении почти десяти лет.
Войдя в квартиру, он снял перчатки и куртку. Во всем мире существовало лишь два места, где он чувствовал себя достаточно комфортно, чтобы избавиться от покрова одежды, защищавшей его изувеченную кожу: здесь, в этом убежище, и снаружи, в пустынных лесах острова.
С усталым вздохом он опустился в кресло перед своим пультом управления. Над изогнутым столом и компьютерной клавиатурой располагался девяностосемидюймовый ЖК-монитор. На этом широком экране могли располагаться одновременно несколько изображений передаваемых с камер на объекте.
Одно нажатие кнопки, и он мог видеть – и слышать – обитателей любой камеры, мог применить к ним меры воздействия.
Сидя за этим пультом, он мог управлять всей базой, чем он, в действительности, частенько занимался.
Некогда эта военная база использовалась исключительно для содержания под стражей и допроса пленных. Теперь же объект вмещал в себя и исследовательское подразделение в специально предназначенном для этого помещении. При ней проживала команда ученых, исследующих защитные механизмы бессмертных, их физическую силу – и в особенности их слабости.
Десять лет назад Веб передал контроль над базой Деклану. С тех пор жизнь Деклана погрязла в рутине: по утрам занятия спортом, чтобы приглушить свою аномальную силу, контроль над ходом операций, допрос некоторых наиболее важных пленных.
Сейчас он просмотрел несколько текущих дел, рассеянно поглощая военный сухой паек, и ждал вызова из дома врача.
Покончив с едой, он поместил изображение из камеры номер семьдесят вперед, по центру монитора. Фигли с охраной просто бросили валькирию на пол внутри камеры. Она все еще находилась без сознания, с мешком на голове.
- Новая соседка по комнате, фея, - сказал надзиратель женщине-убийце, находящейся в камере. - Валькирия. Может быть, хоть эта поговорит с тобой.
Фея не двинулась ей на помощь, а лишь уставилась на Реджин с холодным безразличием.
Странно. Насколько он понимал, феи и валькирии были давними союзниками. Конечно, убийца была не совсем феей.
Другой заключенный, подросток-полурослик, продолжал биться головой о стену. Парнишка не подозревал, что он выродок, не знал, что они существуют, пока не был доставлен сюда одним из четырех других магистров. Предположительно, он не совершил иного преступления, кроме того, что положил глаз не на ту девушку – дочь магистра.
Попав сюда и увидев живых, дышащих монстров, парень почти заболел кататонией.
Деклану еще восемнадцати не было, когда он впервые столкнулся с этими существами. Он остался жив.
Но не невредим…
Долгое время Деклан смотрел, как равномерно поднимается и опускается грудь валькирии. Ее футболка задралась, обнажая плоский живот и рану. Кожа там уже срослась.
Типичная способность к восстановлению у бессмертных. Сколько раз он проклинал ее? Со своей способностью к регенерации они были кошмарными противниками.
Не говоря уже об их прочих возможностях. Таких как телепортация у вампиров и демонов или заклинания ведьм. Не контролируй Орден их численность, управы на них бы не было.
Он барабанил пальцами по столу. Валькирия совсем недавно убила десятерых, но все еще интриговала его, он жаждал узнать о ней больше, чем те немногочисленные сведения из ее файла.
«Что со мной не так?» Из всех бессмертных, за которыми посылали Деклана, он мог бы ненавидеть ее больше всех – за откровенную демонстрацию того, кем она была, за гордость, что замочила его людей.
И Деклан не думал, что заинтересуется ею, он собирался просто действовать – согласно приказу. На протяжении почти двадцати лет он следовал командам, являлся оружием, которое Орден использовал.
Он не был удовлетворен своей жизнью, но, по крайней мере, осознание цели помогало бороться с напряжением. Он всем обязан Вебу – жизнью, карьерой, тем рассудком, которым еще обладал.
Раздался звонок. Только три человека могли осмелиться на такое: Колдер Винсент, бывший рейнджер и его правая рука, Веб во время своих редких визитов и доктор Келли Диксон, лечащий врач исследуемых заключенных.
Он взглянул на изображение с видеокамеры в коридоре. Диксон со знакомым металлическим кейсом в руке.
Несмотря на то, что единственное, чего он хотел, это наблюдать за валькирией – чтобы насладиться ее реакцией, когда она очнется и осознает свое положение, – у него дело к доктору. Он надел перчатки и сообщил, что она может войти.
Она вошла с заискивающей улыбкой на губах. Которую он презирал. Иногда Диксон вела себя как его фанатка-школьница. Он знал, что ее влекло к нему. По каким-то причинам так всегда было с женщинами. Чем холоднее он к ним относился, тем сильнее, казалось, они желали его.
Но даже если бы в Диксон с ее незапоминающейся внешностью и плоской фигурой было хоть что-то, чтобы соблазнить его, она больше чем кто-либо другой должна понимать, почему нечто большее было невозможным.
Она ждала, когда он предложит ей присесть. Поскольку единственным подходящим местом в этой части комнаты была его кровать, он этого не сделал.
- Как прошла поездка?
- Охота была плодотворной.
- Это мы слышали, - она окинула его профессиональным оценивающим взглядом, поправляя большие очки на носу. - Выглядишь изнуренным. Тебе удалось поспать?
- Наверстаю на следующей неделе, - обычно он спал всего четыре часа в сутки, которые сократил до двух на время этой охоты. А отсутствовал он две недели, что стало завершением длительной подготовки к последним трем захватам.
- Что с пульсом? Учащенное сердцебиение? Какие-нибудь побочные эффекты от препаратов? – Диксон снабжала его лекарствами более десяти лет – с тех пор, как стала проводить его ежегодное медицинское обследование.
Она хранила его секреты и контролировала его дозы все это время.
- Никаких побочных эффектов. Я решил, что мне нужно удвоить дозу.
Она поставила свой кейс на пульт управления. Внутри он обнаружил двухнедельный запас пузырьков и шприцов, удобный допинговый набор.
- Чейз, то, что ты вкалываешь себе, может свалить с ног лошадь. Это начинает оказывать воздействие на твой мозг и может вызвать осложнения.
Он давно подозревал, что в какой-то момент она начала добавлять в препарат опиаты, постепенно увеличивая их дозу. Теперь он был в этом уверен.
- Тогда, должно быть, у меня выработалось привыкание, потому что лекарства не работают.
Во время захвата вампира и даже валькирии он испытывал знакомое неистовство, а с ним появились и сопутствующие физические симптомы.
Все мысли улетучились из головы, в то время как сердце готово было взорваться. Мышцы напряглись и вздулись, словно не справляясь со всей прилившей к ним кровью. Он испытывал ощутимый всплеск силы и скорости, но после был совсем истощен от усталости.
Диксон украдкой бросила на него взгляд из-под очков.
- Если бы я лично тебя не обследовала, то могла бы поклясться, что ты один из них.
- Я не проклятый выродок.
Услышав это грубое название, она вздрогнула.
- И ты ничего не обнаружила во время обследования, - напомнил он ей. Несмотря на то, что он исцелялся быстрее других, его клетки оставались уязвимыми для инфекций и смерти. На коже оставались шрамы. Сломанные кости восстанавливались посредством костного ремоделирования; кости бессмертных же восстанавливались так, будто никогда и не ломались.
Естественно, он не чувствовал никакой необходимости рассказывать ей о том, что словно животные, мог видеть в темноте или слышать шепот на расстоянии в полкилометра.
- Диксон, именно ты пришла ко мне с идеей инъекций. Теперь идешь на попятную?
- Мне необходимо еще раз тебя обследовать, провести дополнительные тесты, - сказала она, - Тогда мы, наконец, смогли бы докопаться до сути.
Его внимание вернулось к валькирии.
- Больше никаких испытаний. У тебя достаточно объектов, - кроме того, он опасался, что знал причину роста своей силы.
Чужая кровь…
- Если бы мы смогли понять причину, - произнесла она, - нам не нужно было бы подавлять все.
Это они уже проходили. Помимо подавления его способностей, эти препараты убивали эмоции и некоторые аппетиты, будь то еда – или секс.
Казалось, она никак не могла поверить, что он был в восторге от подобного побочного эффекта.
- Чейз, мы были друзьями на протяжении десяти лет.
В некотором роде. «Я использую тебя». Она была его источником, дилером, дважды в месяц пополняя его запасы.
От одного препарата к другому. «Пожалуйста-пожалуйста, всего на парочку баксов». Он отогнал непрошеную мысль.
Она облокотилась на пульт управления – встав прямо перед экраном.
- Ты - мужчина в расцвете сил. Ты не чувствуешь… нехватку этого?
Нет. Он не чувствовал. Даже если бы его не снедало это изнуряющее беспокойство во время каждого полового акта, его тело разрушено.
- Чейз, послушай, мне нужно кое о чем с тобой поговорить.
- Это не может подождать до завтра? – «Валькирия пошевелилась?»
- Это займет всего секунду. Это важно для меня. Для нас, - добавила она многозначительно.
«Для нас?» Он бросил на нее грозный взгляд, совершенно ясно говорящий: «У тебя нет желания перепихнуться со мной сегодня».
Она побледнела.
- К-конечно, мы можем поговорить позже. Я дам тебе отдохнуть, - она едва не положила руку ему на плечо, но ужасающий взгляд заставил ее отпрянуть, пятясь к двери, - И к этому времени у меня будут дополнительные ампулы, если ты хочешь удвоить дозу. Только до тех пор, пока я не смогу разработать для тебя более сильный препарат.
«Поторопись с этим».
- Очень хорошо, доктор.
Как только дверь за ней закрылась, он осознал, что разубедить Диксон будет нелегко. Глупая сука думала, что влюблена в него. Как может она хотеть мужчину, которого боится?
Он раздраженно выдохнул. Черт возьми, он просто хотел смотреть в экран своего монитора, видеть свое новое завоевание…
Валькирия просыпалась.
Потому что смертоносная сокамерница пинала ее ногами.
____________________________________
1Кататония - нарушение мышечного тонуса (напряжения), которое может быть связано с органическим поражением головного мозга (например, в результате роста опухоли) или возникает как симптом различных психических расстройств, чаще всего - шизофрении.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:07 #10

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60



- Где я? – несвязно пробормотала Реджин, силясь очнуться. Это что, кто-то пинает ее в бедро? – Ты кто? Почему здесь темно?
- Сними мешок с головы, тупица, - послышался женский голос с британским произношением.
Мешок. Похищение. Это не сон.
- Больше не бей меня, - предупредила Реджин.
Когда в следующий раз сапог коснулся ее бедра, она выбросила руку, хватая его, выкручивая ногу, пока ее владелица не грохнулась на пол. Движение заставило Реджин поморщиться от боли в боку, но она быстро сорвала с головы мешок, пока пыталась встать на ноги.
Взгляд метался по сторонам. «Я в камере?» Значит, это была база Ордена.
Темноволосая женщина вновь вскочила, сузив глаза пурпурного цвета. На ней были обтягивающие клубные шорты, кожаный топ с завязками на шее, дырявые чулки в сетку и сапоги на шпильках, с которыми Реджин уже познакомилась.
- Я узнала тебя, - сказала Реджин. - Точно, ты – Наталья Мрачная. Темная фея-убийца. – Она вспомнила ее из-за губ цвета черного оникса и когтей. Ядовитых когтей. Ходили слухи, что сама ее кровь была черной.
- А ты - сияющая валькирия.
В прошлом их отношения были неоднозначными. Ради шутки Реджин с сестрами называли Наталью Динь-Динь убийца. До тех пор, пока она не забросала их отравленными кинжалами. И теперь Реджин в поиске защиты потянулась к своим мечам…
- У тебя больше нет мечей, - Наталья отбросила назад свою гриву прямых, как палки, иссиня-черных волос и принялась кружить вокруг Реджин, обнажив когти.
- А у тебя нет кинжалов, которые ты могла бы бросить.
Кружа друг напротив друга, Реджин взмахнула собственными когтями, пытаясь сохранить равновесие.
В маленькой камере располагались две койки, туалет и раковина. Три стены были полностью металлическими, тогда как передняя – из толстого стекла. В углу находился второй заключенный, молодой мужчина, возможно, подросток. Непонятной разновидности. Он бился головой о металлическую стену, взгляд был безжизненным.
Дальше по коридору располагались еще камеры.
Внимание вернулось к Наталье.
- Разве ты не должна быть мертвой? – спросила Реджин, пока обе присматривались друг к другу в поисках слабых мест. Пристальный взгляд Натальи пробежался по следу от раны, Реджин остановила внимание на странном ошейнике, который был на Наталье.
Валькирия прикоснулась к своей шее. Что за… «У меня тоже?» Она дернула металлический обод, но не смогла сломать.
- Не мертвой, - сказала Наталья. - Просто в вынужденном отпуске.
- Итак, мы опять враждуем, или у тебя привычка пинать людей в качестве приветствия?
- Ты сначала нападаешь, а потом уже задаешь вопросы. Я поступаю так же. Сдается мне, что такой роскоши у нас не будет, если мы хотим выбраться из этого места, - она опустила руки. - Возможно, нам придется объединить силы.
Феи и валькирии, как правило, были союзниками. Но Наталья была темной феей – наполовину благородная фея, наполовину демон-раб.
- Я согласна на перемирие, но выберусь отсюда в любом случае, с твоей помощью, или без нее, - сказала Реджин, также опуская руки.
Ей не нужна никакая темная фея, мертвым грузом висящая на ее шее. Как только Реджин разузнает месторасположение, план и протокол системы безопасности, она что-нибудь придумает.
- В любом случае, сестры скоро придут за мной.
- Так говорит каждый заключенный, но пока еще никто не спасся. Мы считаем, что эта база скрыта от внешнего мира.
- Ни у кого из них нет Никс Всезнающей, - самодовольно произнесла Реджин. «Хотя, возможно, именно Никс упрятала меня сюда!»
- Сдается мне, самая могущественная из ныне живущих прорицательница могла бы и предостеречь тебя от захвата.
- У нее на все есть причина, - правдиво ответила Реджин. Малейший намек или странное поведение Никс могли стать основой в создании будущего. Но расшифровка этих предзнаменований требовала большего терпения, чем обладала Реджин.
- У меня есть нужная тебе информация, - сказала Наталья. - У бессмертных имеется способ передачи сообщений от камеры к камере. За две недели пребывания здесь я собрала много сведений об этом месте. И о наших похитителях. Например, я знаю, что магистр твоим захватом занимался лично.
- Магистр?
- Деклан Чейз. Высокий, бледнолицый, с бездушным взглядом.
- Абсолютно бездушным, - на этот раз. - Как ты узнала? – Реджин внимательно изучила расположенные над ними камеры слежения, фиксирующие каждую мелочь. Она могла поспорить, что прямо сейчас он наблюдал за ней. Жуть.
- Потому что он ранил тебя в бок. Он также известен как Меченосец. Иногда Орден ловит нас пачками, но иногда они нацелены на кого-то конкретного. Кажется, ты была у магистра в списке приобретений.
- А магистр значит здесь главный? – Великолепно. Эйдан оказался боссом этих смертных – достаточно ненормальных, чтобы связываться с бессмертными.
- Полагаю, магистр на ступеньку ниже командора.
Голова молодого человека позади них застучала в ускоренном темпе.
- Ух, а у этого, не расскажешь, что за трагедия?
Он был темноволосый и привлекательный, атлетического телосложения, но ему было не больше семнадцати-восемнадцати лет. Выглядел он совсем как человек, что сбивало с толку, одетый в рубашку игрока футбольной команды старшей школы, драные джинсы, на ногах - ковбойские сапоги.
- Судя по тому, что я вижу, этот торопится поизноситься раньше времени.
Волосы на его правом виске были в крови.
- Он ведет себя так с тех пор, как его бросили сюда четыре дня назад. Не ест, не пьет, лишь пялится куда-то, да бьется головой о стену.
- Кто он такой?
- Никак не могу его раскусить. У него нет ни рогов, ни заостренных ушей – очевидно, и необходимости питаться тоже. Имеются небольшие клыки, но при этом он щеголяет линией загара.
- Ты проверяла? Наталья, да ты грррязная потаскушка.
- Эй, я должна была выяснить, кровопийца он или нет. Теперь я не знаю, что и думать.
Не обращая внимания на стук, Реджин спросила:
- Кого еще они захватили в плен?
- Тех, кто относится к Ллору.
Реджин одарила фею взглядом, которого заслуживало ее замечание.
- Тот факт, что я здесь, подтверждает это.
- Волóс – король кентавров и ликан Уильям МакРив здесь уже пару недель. Прямо перед тобой доставили Кэрроу Грей.
- Кэрроу? – Реджин с ведьмой были хорошими подругами. «И это все сделал мой мужчина?»
- У них тут куча упырей, вендиго, несколько могущественных колдуний. Множество суккубов и вампиров…
Краем глаза Реджин заметила двух охранников, которые тащили за собой высокого заключенного. Повернувшись, она ахнула.
Лотэр Враг Древних.
Движения вампира были заторможенными, голова безвольно поникла, светлые волосы окрашены кровью. Очевидно, что одежда на нем была дорогой: мускулистые ноги облегали кожаные штаны, рубашка пошита по его худощавой фигуре.
Но сбоку на рубахе виднелся окровавленный разрез.
- Меченосец сбил спесь с Лотэра? - пробормотала Наталья.
Русская Орда вампиров была просто дьявольской. Если эти люди смогли захватить и обуздать его
Он с трудом поднял голову, и глаза полуприкрытые веками вспыхнули при виде Реджин, окрашенные красным радужки потемнели. Ни слова не говоря, он оскалил на нее свои окровавленные клыки.
Как только он и охрана прошли мимо, Реджин выдала:
- Это двое с Лотэром… Они и вправду люди? Мне кажется, я наконец поняла, что такое взрыв мозга.
- Это все ошейник. Смертные называют их торками. Они ослабляют нас, каким-то образом приглушая наши силы с помощью магии.
Реджин вновь рванула свой.
- Так почему ты его не снимешь?
- Его нельзя сломать. Только надзиратель или магистр могут открыть его – при помощи отпечатка большого пальца.
«Да, я в заднице».
- Ну что ж, о`кей. Насчет того сотрудничества, - Реджин бросила быстрый взгляд на камеру и почесала затылок. - Сколько тебе лет? – спросила она у феи.
- Зачем тебе?
- Ты могла бы кое для чего сгодиться, - она перешла на язык древних бессмертных. - Потому что могла бы меня понять.
- Я понимаю, - ответила Наталья на том же языке.
- Отсюда кому-нибудь удавалось сбежать? – спросила Реджин, хотя боялась, что ответ ей уже известен. Именно поэтому Реджин никогда не слышала об Ордене.
- Лиса-перевертыш из соседней камеры находится здесь уже многие годы – она слушает все, а также общается с другими камерами. На свободу еще никто не выходил.
- Должен быть какой-то способ.
- Говорят, что мы на далеком острове, а воды вокруг кишат акулами. Стены темницы сплошные, а стекло небьющееся. Чтобы получить шанс на свободу, сначала нужно выбраться из камеры. Существуют лишь три причины, по которым нас выпускают наружу: пытки, опыты и казнь.
- Запомни мои слова, фея. Я выберусь из этого места. И если ты поможешь и поддержишь меня здесь, я заберу тебя с собой.
Наталья постучала по подбородку черным когтем.
- Если бы я не знала, как все обстоит, то могла бы подумать, что у тебя в рукаве припрятан козырь.
- Возможно, так и есть, – Реджин знала, что будет дальше.
Неминуемая гибель Деклана Чейза.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:07 #11

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


«О чем, черт возьми, они говорят?»
Деклан с интересом наблюдал за напряженным общением валькирии с феей. Его очаровывали иерархии и альянсы Ллора, типичная предсказуемость их каст и классов.
Однако как только первые разногласия исчезли, они спокойно принялись беседовать на другом языке, который казался Деклану знакомым.
Много лет он изучал языки своих врагов – русский язык вампиров, гэльский ликанов, грубый демонический язык различных демонархий – но этот определить не смог.
Нажав кнопку, он запустил программу перевода, уверенный, что вскоре получит полную расшифровку.
Неверный ввод.
Что за черт? Программа не может определить язык. Он позвонил в техподдержку.
- Я хочу перевод разговора из семидесятой камеры. Немедленно.
- Они говорят на неизвестном языке, сэр.
Деклан повесил трубку, заталкивая поглубже свое разочарование. Он слышал рассказы о всеязычной фее – эльфийском существе, которое каким-то образом знает любой язык, когда-либо существовавший на свете. Он поместил ее в свой список трофеев.
Раздался телефонный звонок. Единственным, кто звонил по его персональной линии, был Веб. Ни друзей, ни семьи у Деклана не было.
Когда он снял трубку, Веб произнес:
- Ты справился со всеми захватами! Хорошая работа, сынок.
Даже спустя столько времени Деклан наслаждался похвалой. Он понимал, что отвел Вебу роль отца, но Веб, в свою очередь, довольно быстро увидел в нем сына. Они оба потеряли близких в этой войне.
- Благодарю, сэр. Однако мы понесли потери при задержании и вампира и валькирии.
- Я смотрел видео захвата. Естественно, мы понимали, что взятие Лотэра не будет легким. Ты изъял у него кольцо?
- Скромный золотой ободок. Утратив его, он впал в ярость, стал даже более одержимым жаждой убийства.
- Должно быть, в нем содержится магическая сила. Узнайте, в чем она заключается. А что на счет валькирии? Как она узнала о нашем приближении?
- Сестра-прорицательница натравила ее на моих людей.
- Никс Всезнающая сделала это? – спросил Веб не своим голосом. - Когда по графику тестируют эту сияющую особу?
Деклан вывел расписание на экран.
- Диксон не будет заниматься ею до следующей недели.
Объект был переполнен заключенными, а Веб все настаивал на пополнении, несмотря на протесты Деклана.
- Допроси Валькирию перед этим. Откопай для нас всю инфу, которую только сможешь, прежде чем док разберется с ней. Необходимо понять, как она вырабатывает энергию, как направляет…
- Ты знал, что она может направлять электричество? – этой ночью такая инфа могла спасти жизни.
- Не знал, пока не увидел ее захват, - произнес Веб. - Только подумай, Деклан, она не ест и не пьет, но производит постоянную, бесперебойную энергию. Она словно ходячий реактор. Подключение к ее источнику энергии могло бы решить проблему TEP-C1.
Метательные аппараты ордена, или боевая электрошоковая импульсная пушка были невероятно эффективными против выродков – по крайней мере, против большинства из них, кроме Реджин Лучезарной – но они обладали ограниченной огневой мощью.
- Если ты сможешь обнаружить, на каком топливе она работает, мы используем это против ее собственного вида…
Обратить их силу в слабость. Научная команда Диксон вскроет валькирию на операционном столе, чтобы докопаться до истины. А поскольку им необходимы неоднократно выверенные результаты, они повторят это несколько раз.
Деклан взглянул на монитор, с недоумением рассматривая женщину.
- В любом случае теперь, когда мы наконец заполучили валькирию, нужно узнать все возможное о ее виде, в чем ее особенности.
В прошлом, каждый раз, когда Орден был уже близок к захвату валькирии, цель ускользала, словно ее кто-то предупреждал. Возможно, Никс Всезнающая.
Так почему же Никс позволила захватить Реджин?
Почему сказала, что он припозднился?
- И необходимо разузнать о кольце вампира, - сказал Веб, - Я понимаю, как сложно заставить анофов говорить, но уверен, ты способен получить эти ответы для меня.
Хоть Деклан и стал настоящим экспертом в области пыток, бессмертные были невероятно скрытными, не выдавая информацию даже о своих врагах. Единственным способом добиться результата было причинение боли кому-то близкому или второй половине, однако у Деклана не было возможности воздействовать таким образом ни на валькирию, ни на вампира.
Не имеет значения. Так или иначе, он их сломает.
- Да, сэр, - рассеянно произнес он.
- Сынок? – вздохнул Веб, - Уж не чувствуешь ли ты жалость к валькирии? Ты ведь должен будешь причинить вред женщине.
Самые разные вещи, произошедшие за тридцать пять лет, пронеслись перед глазами.
- Не забывай, что красота – это их оружие. Она, не колеблясь, воспользуется им, - пауза, - Неужели она поколебала твои взгляды? Каким-то образом искушает тебя?
- Нет, сэр! – проскрежетал Деклан. Орден стер бы память и вышвырнул любого члена, связавшегося с выродком. Даже невольного восторга достаточно для того, чтобы расстаться со своей памятью.
«Если только такое не случится со мной».
Два года назад ведьма околдовала Деклана, прокляв заново пережить каждый ужас и страдание, которые он когда-либо испытал.
Веб раздобыл контрзаклятие прежде, чем Деклан тронулся умом – по крайней мере так, чтобы это стало заметно. Затем начальник скрыл все следы произошедшего.
Как много правил старик готов нарушить ради него? Станет ли он улаживать другие проступки?
Этой ночью Деклан наслаждался ощущением плененного тела в своих руках. «И я… меняюсь». Его дозы едва сдерживали это.
Хватит.
От этой мысли пот выступил на его верхней губе. Орден - это все, что есть у Деклана. Он скорее умрет, чем потеряет его.
- Я добьюсь результатов, сэр.
- Возможно, в следующем месяце или около того я выберусь посмотреть, как идут дела. Грядет хорошее время, которое сулит нам большое будущее.
- Очень хорошо, сэр. И возможно, тогда мы сможем поговорить об отбраковке кого-то из заключенных. - Деклан не хотел держать их или, Господи упаси, размножать. У него было одно желание: истребить их всех. - Этот объект забит до отказа.
- Приеду - поговорим.
Повесив трубку, Деклан позвал Винсенте. Деклан полагал, что бывший рейнджер достаточно надежен, хотя никогда полностью не доверял никому, кроме Веба.
Здоровенный охранник явился в мгновение ока. Не в первый раз Деклан задумался, а спит ли этот мужчина хоть когда-нибудь.
Он вручил Винсенте защитный контейнер, в котором хранилось кольцо вампира.
- Я хочу, чтобы вы исследовали это кольцо. Пусть металлург проверит его на наличие каких-либо магических свойств. Обычные меры предосторожности – никто не должен к нему прикасаться. Вернешь его до того, как я допрошу Лотэра.
Кивнув, мужчина забрал контейнер и вышел.
Даже несмотря на предупреждение, полученное по телефону от Веба, Деклан повернулся к монитору, чтобы бросить еще один взгляд на валькирию. Она сидела на полу своей камеры, перед стеклом, прижавшись к нему лбом и руками, словно ожидая, что дверь откроется в любую минуту.
Вместо того чтобы почувствовать удовлетворение, видя ее такой, он испытывал еще большие страдания от необъяснимого конфликта внутри.
Он выполнял свой долг. Тогда откуда это чувство… вины? Он сжал раскалывающийся от боли лоб.
«Почему я словно схожу с ума?» Если так, то это длится уже давно.
Он всегда знал, что не был идеальным солдатом, знал, что был неудачником. А кем ему еще быть? Пытки, которые он пережил, оставили его эмоционально недоразвитым, оскверненным. Но он получил кровавую работу, которая вкупе с изнуряющими тренировками, контролировала его странности и отклонения.
Каждый день он занимался спортом в своей комнате, поднимая тяжести с выматывающей интенсивностью, затем пробегал не менее сорока миль – половину ширины острова. Ел он лишь для того, чтобы побороть голод.
Все лишь бы ослабить себя, казаться нормальным.
Годами инъекции делали из него робота, бездумно осуществляющего тайные планы Ордена. Эти годы были самыми терпимыми за всю его жизнь.
Очевидно, ему просто необходимо увеличить дозу, чтобы вернуться к прежнему состоянию. Сегодня ночью он удвоит ее. Это поможет игнорировать новую заключенную и, наконец, немного поспать.
Полный решимости, он снял одежду и схватил кейс. Устроившись на краю кровати, он рванул из упаковки иглу, пользуясь ею, чтобы извлечь прозрачное содержимое из двух стеклянных пузырьков.
Упираясь локтем в колено, он сжал правый кулак, подготавливая дорожку, отметившую внутреннюю сторону его руки.
Жаждущая вена откликнулась. «Убей боль и напряжение, дай мне отдохнуть». Он надавил на поршень… Довольно вздохнул, едва сердцебиение выровнялось, а дыхание замедлилось. Увеличенная доза оправдала его ожидания.
О, да, Диксон добавила что-то запрещенное. Благослови ее Господь.
Напряжение ослабло, боль от старых боевых ран уменьшилась, пока он укладывался, – не выпуская из поля зрения монитор.
Веки отяжелели, а он все смотрел на валькирию, и, в конце концов, заснул.
Но вместо ожидаемого беспамятства он увидел во сне ту ночь в Белфасте2, когда ему было всего семнадцать, ночь, когда его жизнь навсегда изменилась.
___________________________________
1TEP-C (tactical electroshock pulse cannons) – боевая электрошоковая импульсная пушка.
2Бе́лфаст (Belfast) — город в Северной Ирландии, у устья Лагана, на Ирландском море, главный город (местопребывание правительства) и порт Северной Ирландии.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:08 #12

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


Деклан скатился с девицы на спину, уставившись в гниющий потолок ночлежки над матрасом.
Может, в этот раз его не будет? "Этого ощущения внутри моих кишок, в моей груди".
Ожидание…
Девушка – ее имени он не помнил – невнятно произнесла:
- Ах, Декко, это было просто великолепно.
Бред собачий.
Она была из тех вольных пташек, что ошивались в банде наркоманов, с которой он связался три года назад. Их город был суров. С тех пор половина умерла. Вторая половина была такой же, как и он: жаждущая еще двадцатку, грабящая все и всех.
- Хотя в какой-то момент, - пробормотала она, - я подумала, чё ты ваще не кончишь…
Затем она вырубилась.
Деклан стянул пустой презерватив. Я и не кончил. Уже предчувствуя подступающие муки, он заскрежетал зубами, борясь до конца, как мужчина. И не смог.
Он взглянул на нее, чувствуя растущее напряжение. Неправильно. Не та женщина рядом, не то время, не то место. Деклан потер пальцем медальон, который висел на шее, яростно выписывая на нем круги…
Он резко сел, затыкая рот кулаком, чтобы удержать внутри ту скудную бурду, которую он заставил себя съесть днем. Его охватил озноб, мускулы дрожали.
Так он себя чувствовал каждый раз, когда был с женщиной.
Черт, он постоянно ощущал напряжение. Всякий раз, как Деклан просыпался, его тревога была сильнее, чем накануне, будто в животе бурлила кислота, а вокруг сердца затянулась колючая проволока.
«Дорожки» бороздили его руки; он мог принимать пищу или избавляться от нее, тем не менее, продолжал расти, словно сорная трава; приступы кошмаров преследовали его.
Сколько он себя помнил, у него было безумное чувство, что он что-то должен сделать. Где бы он ни был, он ощущал, что должен быть где-то еще.
И это напряжение убивало.
После секса оно становилось сильнее, словно внутри него жил зверь, разрывающий его внутренности, чтобы вырваться на свободу. И хотя ему было всего лишь семнадцать, он готов был полностью отказаться от женщин.
На данный момент он приглушал чувство единственным известным ему способом. Он потянулся к потрепанному ящику, находившемуся на полу возле матраса, и схватил приготовленный шприц.
Почему каждый раз после секса он ожидал, что почувствует себя иначе? Когда это он знал что-то лучшее?
«Потому, Декко, что ты не готов поставить крест на себе, как на мужчине».
Он нахмурился, ощутив вес шприца у себя в руке. Он сидел на героине три года и знал, что тот был слишком легким. Ужас охватил его, когда он глянул вниз. Пусто.
Злость нарастала, он швырнул шприц через всю комнату и повернулся к девушке. Растолкав ее ото сна, он закричал:
- Ты гребаная шлюха! Ты сперла его?
Это все, что у него оставалось. Денег на новую дозу не было.
Она проснулась, промямлив:
- Нужна была легкая встряска…
- Убирайся, - заорал он, пиная ее так, что она приземлилась на задницу, и швырнул ей одежду, прежде чем хлопнуть перед лицом дверью.
Он ударил о стену и покрытая плесенью штукатурка полетела в разные стороны. Сегодня ему вновь будут сниться кошмары. Чудовище за его спиной. Жгучая боль, разрывающая грудь. Горестные крики женщины.
Эти крики…
Отчаявшись избавиться от сновидений, не в силах сопротивляться напряжению, он натянул штаны и набросил куртку, собираясь уйти. Проходя мимо той суки в коридоре, он плюнул в ее сторону.
Полчаса спустя он умолял своего дилера:
- Всего лишь на пару фунтов. Дай мне ща дряни, и если будет надо, я стяну у мамы какие-нить драгоценности.
Мог ли он на самом деле украсть у собственной матери?
О да. Но чтобы добраться до дома родителей и обратно, требуется время.
Вердикт:
- Деньги вперед, Декко.
Еще больше времени потребуется, чтобы сбыть с рук драгоценности. Возможно, это займет целый день, прежде чем Деклан сможет вернуться сюда с баблом. Он не может ждать столько.
- Умоляю, - еще немного - и его стошнит. Очевидно, дилер думал, что это из-за ломки. Нет, совсем из-за иного безумия. Он бы сделал все на свете, лишь бы избежать того, что его ждет. Все. У других членов банды проблем с оплатой не возникало. Имея это в виду, он сказал: - Должно быть кое-что, что я могу те дать?
Глаза дилера расширились от удивления. Он не думал, что Деклан Чейз способен отсосать ради этого.
Я тоже. Может ли что-то быть хуже, чем это чувство?
- Убери свою задницу на фиг с моих глаз, Декко.
Мужчина наподдал ему пинка, вышвыривая его, шатающегося, за дверь.
Не зная, испытывает ли облегчение или нет, Деклан поплелся обратно на улицу.
Когда с моря начинал дуть пронизывающий ветер, его озноб усиливался до такой степени, что зубы стучали. С отчаянием он оглядывался по сторонам, желая ворваться в одно из помещений, расположенных справа на первой линии, но куда бы он не повернулся, окна баров были закрыты.
Ничего другого, как отправиться к родителям, не оставалось. Они принадлежали к рабочему классу; все драгоценности его мамы были получены от ее собственной матери либо с трудом заработаны отцом.
«Но они не нужны ей так, как мне».
Спустя час Деклан проходил мимо обветшалого собора, где он, будучи мальчиком, прислуживал в алтаре. В четырнадцать лет он признался в своей непрекращающейся боли и напряжении в животе приходскому священнику – суровому старику, который посоветовал оставить при себе жалобы на болячки и найти себе занятие.
Вместо этого Деклан открыл для себя героин. Он больше никогда никому не рассказывал, с чем ему приходилось сражаться каждый день. Даже своему брату, Колму – даже до того, как они рассорились.
Мама не стала бы первым членом семьи, у которого он что-то украл.
К тому времени, как он добрался до родителей, было три часа утра, он сильно дрожал, зрение затуманилось. Под воздействием этого напряжения его уже дважды стошнило. Эти крики…
Входная дверь была открыта, в доме тишина. Он пробрался внутрь, направляясь сразу на кухню за бутылкой виски, которую как он знал, найдет в одном из шкафов. Может, она поможет ему пережить следующие несколько часов. Он поднял ее. Послышалось какое-то пыхтение…
Опустив бутылку, он вгляделся в темноту. Кто-то лежал на полу в темном углу кухни. Его брат потерял сознание?
- Боже, Колм. Ты так молод. Хочешь кончить так же, как я? – Деклан надерет ему за это задницу. - Колм? – спросил он, приблизившись. - Что за проклятый…
Брат лежал с широко распахнутыми глазами, устремив невидящий взгляд в потолок. Горло было перерезано до самого позвоночника.
- К-Колм? – прохрипел он. Мертв? Кто-то убил его младшего брата? Он молча смотрел, на глаза наворачивались слезы. Пока не послышались приглушенные крики из гостиной.
«Кто-то причиняет вред и моим родителям!» В нем вспыхнула ярость, выжигая слезы. Ошеломленный, Деклан проскользнул в родительскую спальню и схватил биту, стоявшую у кровати со стороны отца.
Войдя в гостиную, он заколебался, едва осознавая то, что видит перед собой. Красноглазые существа с когтями и клыками заполонили пространство. У этих созданий были человеческие тела. Помимо них еще были крылатые чудовища с выпученными глазами и торчащими отовсюду конечностями.
Крылатые заткнули рты его родителям и связали их, лежащих на полу, чтобы… не спеша кормиться. Их деформированные рты отрывали по полоске плоти – а его мама и папа еще были живы, крича в агонии под кляпами.
«Я сейчас лишусь рассудка, этого не может быть, не верю, что это происходит на самом деле». Но как только Деклан подумал, что упадет в обморок из-за бешеного сердцебиения, один из монстров поднял голову от папы, а кровь капала из его рта.
Кровь отца.
Безумный гнев овладел Декланом, и он бросился на них. Все, что он мог слышать, это оглушительный стук своего сердца, свой рев, и звук снова и снова встречающейся с костями биты. Он понятия не имел, откуда берется эта неистовая сила, но вминал металлическую биту в их черепа.
Однако каким бы могучим он ни был, они были намного сильнее. Они все наступали и наступали, пока не взяли над ним верх, прижав его мечущееся тело к полу. Даже сопротивляясь, он заметил проблеск какого-то жуткого интеллекта в ужасных глазах крылатого монстра, и в это мгновение Деклану стало ясно.
Колм был счастливчиком…
Как и ранее, мозг Деклана оказался не готов вновь пережить то, что эти существа делали с ним – невообразимые мучения, до тех пор, пока он не отключался; двадцать лет спустя его сны с легкостью перескакивали прошлое, возвращаясь к тому времени, когда сознание вновь заструилось в нем. Снаружи он услышал голоса, и наконец тьма дрогнула.
Он почувствовал, как острое напряжение в связанных запястьях и лодыжках ослабло, и едва не закричал, когда кровь вновь стала поступать к рукам и ногам. Как долго он был связан?
Дни…
Он осознал, что мужской голос говорит ему, что он будет жить, что помощь уже здесь.
- Эти создания убиты, сынок. Они больше никому не причинят вреда.
- Па? – прохрипел Деклан, прежде чем темнота вновь накрыла его.
Как в каком-то тумане, он чувствовал, как вправляют ему кости, кожу прокалывают снова и снова, сшивая бесчисленные раны.
Очнулся он в госпитале, покрытый бинтами и гипсом. Высокий темноволосый мужчина сидел у его кровати.
- Я командор Веб, - сказал он с явным американским произношением. - Ты находишься в частной больнице. Теперь ты в безопасности.
Деклан узнал голос человека, спасшего ему жизнь. Он был среднего возраста, с коротко стрижеными волосами. Одет во что-то, напоминающее военную форму, но Деклан раньше никогда такой не видел.
- Ч-что произошло?
- Уверен, сейчас ты находишься в стоянии шока. Врачи поражены тем, что ты выжил…
- А моя семья? – он возненавидел свой дрогнувший голос.
- Мне жаль Деклан, но они все мертвы.
Он знал, но до этого момента питал надежду.
- Ты один из тех, кто вытащил меня оттуда?
- Это сделали мы с моей командой. Я принадлежу к организации, называемой Орденом, и наша работа защищать людей от тех анофов. К несчастью, нашим разведчикам никак не удавалось обнаружить эту стаю, пока не стало слишком поздно.
- Анофы? Стая? – Деклан схватился за голову, вздрагивая, когда кожа на тыльной стороне руки плотно натянулась под повязкой.
Веб кивнул.
- Аномальные формы жизни. Бессмертные существа. Почти все, что ты считал вымыслом, где-то там, разгуливает по улицам. Иногда различные виды образуют союзы.
Рот Деклана приоткрылся. Он все же питал надежду, что это происходило не наяву. Что он сошел с ума. И вот теперь компетентный человек, смотрел на него, подтверждая то, что видели его глаза. Помимо своей воли Деклан поверил в это.
- Вы их убили?
- Да, истребили подчистую. Повторюсь, слишком поздно для твоих родителей, брата и…
«И тебя», - мужчине не было необходимости произносить это вслух.
То, что эти чудовища сотворили с ним, с его кожей. «Кровь у меня во рту, кровь, которая была не моей…»
Вспыхнув, Деклан со стыдом отвернулся.
- Они… они кормили.
- То были Неоптеры, одни из самых кошмарных среди них.
- Почему мы? – голос Деклана был хриплым от злобы. Он осознал, что до этого самого момента не понимал, что такое злоба. Ненависть, которая обжигает ледяным пламенем.
- Насколько мы можем судить, вас выбрали наугад. Они нападают просто потому, что могут. Некоторые из них поедают людей, словно скот. Другие играют с нами, причиняя боль, - сказал он. - Вот почему мы выслеживаем их и убиваем безо всякой жалости.
Весь внимание, Деклан вновь повернулся к нему. Иметь возможность охотиться на них…
- Они называют себя ллореанцами, - продолжал Веб. - Мы предпочли бы звать их мертвыми сукиными детьми, - он порылся в кармане куртки и извлек талисман Деклана. - Мы нашли вот это. Твой?
- Да, мой.
На кожаном шнуре висел медальон с двумя выгравированными птицами. Па купил его для Деклана на ярмарке.
«Мой отец мертв».
Деклан выбросил вперед руку, выхватывая медальон. При этом движении швы на теле натянулись. Сжимая талисман в кулаке, он проскрежетал:
- Я хочу к вам.
- Я предполагал, что ты можешь так сказать. Но это так непросто. Тебе даже нет восемнадцати. Возможно, когда ты повзрослеешь, с некоторой военной подготовкой за плечами…
- Сейчас, - отрезал Деклан. - Сейчас, черт побери!
- А что насчет наркотиков? Я видел твои анализы.
Деклан снова вспыхнул.
- Я завяжу.
- Даже если бы мы сделали для тебя исключение, в Орден может вступить не каждый. Ты должен пройти боевую подготовку, а она очень сурова. Рейнджеры и морские пехотинцы говорили, что их тренировки - просто детский сад по сравнению с нашими.
- Да мне насрать.
Веб впился в него взглядом.
- Тебе придется ежедневно сталкиваться с болью, чтобы закалиться и быть в состоянии сражаться с этими дьяволами. И каждую секунду ты будешь доказывать искреннее стремление, одержимое желание уничтожить бессмертных.
- Я имею на это право, Веб. Больше чем кто-либо. Ты это знаешь.
- Поразмышляй об этом. Усердно и не спеша. Поскольку, чтобы сражаться с этими чудовищами, ты должен будешь стать одним…
Проснувшись в поту, Деклан резко сел. Капли стекали по груди, мимо личных жетонов, по выпуклым шрамам.
Он с дрожью уставился на раны, вырезанные на теле от шеи до талии. Другие покрывали спину и спускались по обеим рукам к пальцам.
Он уронил голову на руки. Неоптеры взяли его плоть и заставили пить кровь тех, кого он убил. Зачем? И сколько его собственной крови было испорчено этой кровью в ту ночь?
Возможно, именно таким образом Деклан получил свою силу, скорость и обостренные чувства. Может, все это время наркотики держали его изменение в узде. Чем еще это можно объяснить?
Господи, превратиться в подобное существо…
«Ничем, кроме глока1 во рту, не вылечить тебя, Декко».
Он заставил себя лечь и взять под контроль сумасшедшее сердцебиение. Было слишком рано для очередной инъекции.
«Спустя двенадцать лет я все еще колюсь».
Сон был чрезвычайно реалистичным, захватив его сильнее, чем это бывало в воспоминаниях. Он смотрел в потолок, вспоминая последующие годы, стараясь сосредоточиться на работе, которую проделал, чтобы занять то место, где сейчас находился…
После детоксикации – суровое время жестокой тошноты и ломки – и физического восстановления от ран Орден принял его в свои ряды.
Как и обещал Веб, подготовка была изнурительной. Деклан испытывал боль ежедневно, но это закалило его. Командоры, причинявшие наибольшие страдания, были теми, кого он уважал более других.
Когда он слышал, как другие новобранцы выражают недовольство «методами промывки мозгов», Деклана удивлялся. Как кто-то может не соглашаться – или сопротивляться – тому, что прививает им командование?
И можно ли заставить его ненавидеть выродков больше, чем он их уже ненавидел?
Физически Деклан во всем превосходил прочих новобранцев. Даже в семнадцать он был больше, быстрее, мощнее. Веб приписывал это отказу от героина, тренировкам, витаминам и режиму питания.
Впервые в жизни он выгодно отличался, даже преуспевал.
Обучаясь владению оружием, тактике слежения и военной стратегии, он параллельно занялся своим воспитанием и маскировкой акцента; он не хотел, чтобы враги разузнали о нем что-либо.
Он скрыл все следы своего прошлого так, что никто не смог бы найти взаимосвязь между ним и невежественным семнадцатилетним наркоманом, умолявшим о смерти, пока его мучители смеялись, набивая рты его кожей и кровью.
Вступив в Орден, Деклан принялся охотиться на предков и потомков существ, безжалостно убивших его собственную семью. Однако этого было недостаточно, чтобы удовлетворить его. Он был одержим желанием выследить и стереть с лица земли еще больше.
И не важно, как сильно умоляли выродки – а умоляли они всегда, – он жестоко с ними расправлялся. Ничто не доставляло ему большего удовольствия.
Но затем две вещи изменились.
Его способности стали слишком заметными, и появилась Диксон со своими инъекциями.
Веб передал ему контроль над этой базой, поручив заниматься захватами и арестом существ, которых Деклан хотел лишь убивать.
Естественно, вопреки своим глубинным желаниям, Деклан подчинился приказу. В конце концов, этот человек спас ему жизнь, а затем придал смысл существованию.
Напомнив себе обо всем, что Веб для него сделал, Деклан внутренне пообещал лучше стараться контролировать себя и свои… порывы.
«Я не знаю человека дисциплинированнее себя». Он посмотрел в монитор и увидел на одной из коек сияющую валькирию, длинные светлые волосы которой рассыпались в разные стороны. Словно ореол.
«Я подавлю этот интерес».
С ненавистью прищурив глаза, он встал и выключил экран.
______________________________________
1Глок - австрийский пистолет, разработанный фирмой Glock
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:08 #13

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


- Сегодня обход совершает магистр Чейз, - многозначительно прошептал перевертыш из соседней камеры.
Реджин закатила глаза.
- О, скорее, что у меня с прической.
Она лежала на спине около стеклянной перегородки камеры, поднятыми вверх ногами упираясь в металлическую стену, а руки скрестив за головой. Несмотря на то, что фраза произносилась как насмешка, ей хотелось поправить волосы.
С нижней койки послышался зевок Натальи, очнувшейся от дремы. В задней части камеры Сосед Номер Три бился головой о стену. Или как минимум о свернутую куртку, которую Наталья подложила там.
Бам… Бам… Бам…
Так и прошла неделя в Доме Ужасов. Со своего места на полу Реджин наблюдала за процессией злобных ученых и охранников, идущих выполнять свою отвратительную работу.
Надзиратель Фигли, истинный бич их существования, совершал лишь первый из трех своих ежедневных обходов. Этот важничающий тролль обожал издеваться над бессмертными, провоцируя тех к насилию, а затем, смеялся, когда охранники пускали ядовитый газ в их камеры.
А теперь и Чейз нарисовался. Молодец какой.
- Все еще разрабатываешь план побега? – спросила Наталья, - Здесь играет роль фактор времени, валькирия. Вскоре меня заберут на осмотр. А ты, вероятно, пойдешь раньше меня, поскольку твоя поимка значилась как приоритетная.
Определение осмотр служило эвфемизмом1 вивисекции2. Когда объект исследования разрезали, пока тот находился в сознании. К настоящему моменту они видели, как мимо проносили двух таких жертв. Глаза их потускнели, грудные клетки были вскрыты, две половины удерживались вместе скобами, словно нательными молниями.
Наталья сказала:
- Я слышала, что ты испытываешь такую боль, какой в жизни не знала. Они разрезают нервы или тянут за них, просто чтобы посмотреть, как ты дергаешься. Ты находишься в сознании, когда они взламывают твои ребра, чтобы добраться до сердца. А закончив, скрепляют их проволокой.
К несчастью, плана спасения у Реджин пока не было. Что она знала наверняка? То, что чем больше она узнавала о Деклане Чейзе, тем больше хотела уничтожить его.
Он действительно руководил этой ненавистной базой. Все операции – от экспериментов до мучительных допросов – находились под его безжалостным контролем. Должно быть, он и сам был мастером пыток.
Она внимательно осмотрела свои когти. Одна только мысль о Меченосце заставляла их выпрямиться и агрессивно заостриться. Для Эйдана они закруглялись, свидетельствуя о ее жажде прижаться крепче к его телу.
- Собираешь информацию для своего плана? – спросила Наталья – Налаживаешь обратную связь? На самом деле у меня имеется некоторый опыт побегов.
- Я дам тебе знать.
Действительно, у Реджин был припрятан козырь в рукаве. Если Чейз вспомнит ее, то вскоре будет мертв. Но черт, прежде ее могут подвергнуть вивисекции или казнить.
Реджин начинала понимать, отчего некоторые заключенные сходили здесь с ума. Их третий сосед не был единственным, кто бился головой о стену. Время тянулось мучительно медленно. Душ отсутствовал, чтобы помыться, имелась лишь чертова раковина. Ее бок полностью зажил, но одежда была жесткой от засохшей крови.
Каждую секунду злость на Чейза все росла, а настроение приближалось к красной черте по шкале боеготовности Реджин.
На древнем языке Наталья произнесла:
- Я вспомнила, что о тебе говорят. Правда, что твой поцелуй действует на мужчину как наркотики?
- Так говорят.
На самом деле Реджин… не знала. Эйдан клялся, будто ее губы опьяняют. И каждую реинкарнацию поцелуй служил катализатором для воспоминаний. Как только их губы соприкасались, прошлое настигало его.
Но слыть обладательницей «одурманивающего поцелуя» круто, поэтому Реджин придерживалась этой версии.
- Ты могла бы поцеловать Фигли или Чейза, а затем приказать нас освободить! – сказала Наталья.
Что может быть хуже? Они были в равной степени непривлекательны.
Уши Реджин дернулись.
- Вспомни, вот и оно.
Скрип дешевой ортопедической обуви Фигли послышался ближе.
Каждый раз, появляясь около их камеры, надзиратель с вожделением пялился на обнаженную талию Реджин. Откровенно. Обычно когда люди смотрели на нее косо, она платила им той же монетой. Лежа на полу, она повернула голову в одну сторону, затем в другую.
- Я наконец поняла, что такое зеркальная болезнь. Это когда у мужика такое огромное пузо, что свой член он видит только в зеркале.
Прижимая руку ко рту, Наталья захохотала.
Фигли прищурил свои крысиные глазки и грохнул дубинкой по стеклу, прямо рядом с головой Реджин. Что послужило сигналом для Соседа Номер Три ускорить свой темп. Валькирия стиснула зубы, силясь сохранить самообладание.
- Твое время на исходе, Валькирия.
Стукнув еще раз напоследок, Фигли заскрипел прочь.
Реджин провожала его прищуренным взглядом до тех пор, пока он не скрылся из вида.
- Однажды я сделаю так, что этот поросеночек будет плакать всю дорогу домой.
Вздохнув, она поднялась на ноги и направилась к парню.
Единственное, что скрашивало тюремное однообразие, это изучение их загадочного товарища по несчастью, пытаясь понять, к какому виду он относится. Сейчас она знала наверняка три вещи.
Поскольку он не соответствовал на сто процентов характеристикам какого-либо вида, он должен быть неким гибридом или полукровкой.
Серая спортивная футболка говорила о том, что он играл в футбол за Крутых Тигров Харли.
И, несомненно, он был привлекательным.
Шести футов3, с хорошо очерченным мускулистым телом. Глаза орехового цвета с голубыми вкраплениями, взъерошенные густые каштановые волосы.
Когда Реджин впервые неловко погладила его по голове, чтобы успокоить, фея вопросительно приподняла брови. На что Реджин красноречиво ответила:
- О, поцелуй меня в задницу.
Той ночью Наталья стерла кровь с его волос и укрыла своей курткой, пока он спал. После этого они обе стали смотреть на него как на домашнего питомца, словно де факто они являлись опекунами морской свинки.
Опустившись около него на колени, Реджин пробормотала:
- Не позволяй этому ничтожеству Фигли добраться до тебя, - все еще глядя прямо перед собой, парень замедлил стук. – Хороший… мужчина неопределенного вида. – Через плечо Реджин произнесла, - Мы должны дать ему имя.
- Почему бы нам не звать его Тигр? – предложила Наталья.
- Как его футбольная команда? Хорошая мысль.
- Не совсем, - когда Реджин вопросительно изогнула бровь, Наталья призналась, - Тигр у него в штанах. Выше пояса. У него может не быть других физических реакций, но прошлой ночью во сне он должно быть очень крепко мечтал о болельщицах.
- Да ну на фиг.
Наталья подняла правую руку.
- Клянусь богиней.
- К разговору о больших кошках. Львица, он по сравнению с тобой еще слепой котенок.
- Думаешь поможет, если я просвещу его на этот счет? Целую вечность не была в компании доступных мужчин.
- Как так?
- Меня взяли в заложники в Битве у Семи Холмов.
Реджин щелкнула пальцами.
- Теперь припоминаю, - она злилась, что пропустила то эпическое столкновение между феями и кентаврами. Ничто так не ранило чувства Реджин, как когда ее не звали принять участие в военных действиях, - Мы слышали, что ты погибла в той битве.
Наталья покачала головой.
- Старый добрый король Волос планировал запросить за меня выкуп, но очень некстати осознал, что я низкого происхождения, и никто не станет за меня платить. Мне потребовалось десятилетие, чтобы сбежать.
- И как ты это сделала?
- Его племянник – и наследник престола – вытащил меня из камеры, чтобы сделать своей наложницей. Я была податливой ровно до тех пор, пока не разорвала его своими ядовитыми когтями, а затем обезглавила, - спокойно произнесла Наталья, но при этом глаза ее горели. Обычно ее глаза были цвета сливы, но под влиянием эмоций появлялись прожилки черного. – Я наконец сбежала. А затем, менее чем неделю спустя, меня захватили эти мерзавцы. Вывод из этой истории такой: Мне необходимо потрахаться.
Она бросила пылкий взгляд на парня.
- Он лет на шестьсот моложе тебя, - Реджин подняла палец вверх и заявила, - Я отказываюсь быть светочем нравственности в нашей камере! Большую часть выходных у меня во рту бонг4 с наркотическими заклятиями, словно респиратор. Мне нравится непристойный юмор, и я коллекционирую «шалости с ядерными отходами», а «принуждение демонов к поеданию различных предметов» - считаю своим хобби.
Автомобильные диски, огнетушители, коробки из-под пиццы. Несмотря на то, что у нее были приятели среди многих разновидностей демонов, прочих она заставляла страдать.
- Валькирия, если бы это было совращением младенца… Боги, да ты только взгляни на него.
По правде сказать зрелище достойное. Но Реджин лишь пожала плечами.
- А что ты будешь с ним делать, если он проснется? Исполнять порно перед камерами слежения, пока я, заткнув уши, бубню «ла-ла-ла»? Кроме того, он еще не совсем бессмертный. Поцарапаешь его, и он умрет.
Наталья взглянула на свои когти.
- Посмотри правде в глаза, Нат. Этот тигр никогда не станет прыгать сквозь твой горящий обруч…
Реджин уловила звук приближающихся шагов Чейза. Она узнала его широкую поступь, эхо тяжелых военных ботинок.
- Сюда идет Меченосец...
___________________________________________
1Эвфемизм - замена грубых или резких слов и выражений более мягкими.
2Вивисекция - проведение хирургических операций над живым существом с целью исследования функций организма, либо извлечённых отдельных органов.
3183 см.
4Бонг - кальян для курения марихуаны.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:08 #14

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60

- Что-то не так, магистр? – с заискивающим выражением на лице спросила Диксон, когда они шли по коридору, оценивая новых заключенных.
- Нет, - его тон был резким, ответ лживым.
У Деклана выдался дерьмовый день, а еще нет и полудня.
Эксперименты с кольцом вампира ни к чему не привели – что делало допрос Лотэра сегодня днем еще более необходимым.
Деклан до сих пор не избавился от своего пугающего влечения к валькирии; а скоро уже покажется ее камера.
А еще он узнал, что в данный момент на пути к его базе находятся пленники другого магистра. Хотя Деклан не успел осмотреть даже тех, кого доставили за время его охоты.
Диксон предложила ввести его в курс дела по вновь прибывшим. Он согласился, поскольку она принесла ему дополнительные дозы, и потому что предполагал – совершенно справедливо – что в ближайшее время она не осмелится поднимать тему о них двоих.
Сейчас, проходя мимо камер, недавно заполненных новыми «мифическими» существами, она озвучивала подробности их поимки и подноготную.
В одной камере находились церунносы, разумные существа с головой барана и телом змеи. В другой содержались ревенанты – зомби, контролируемые неким невидимым хозяином-чародеем.
Взяли в плен даже крылатого врекенера – демонический вариант ангела с рогами.
Деклан нехотя признавал, что улов был неплохой, хотя и не дотягивал до его новой цели. «Разных полей ягоды с моей следующей добычей». Он готовил ловушку для самого могучего бессмертного из всех когда-либо живших. Для демона-вампира…
Когда они проходили мимо камеры Уильяма Макрива, ликан произнес:
- Это ты магистр? – говорил он с сильным шотландским акцентом, глаза были голубыми от ярости.
Деклан лишь пристально взглянул на него. Менее чем через полчаса у Диксон запланировано изучение вервольфа. Она со своей командой собиралась провести ряд обычных исследований, и кроме этого протестировать акустическое оружие, разработанное для обездвиживания существ с таким острым слухом, как у ликана.
Обращение силы в слабость.
Макрив обнажил клыки.
- Когда я выберусь отсюда…
Деклан молча продолжил свой путь, не обращая на него внимания. Если бы ему платили по фунту всякий раз, как кто-то говорил: «Когда я выберусь…»
«Я был бы даже богаче, чем сейчас».
Все эти бессмертные самодовольно считали, что вскоре освободятся, предполагая, что люди не в состоянии их удержать. Но за столетия существования ордена никому еще не удавалось сбежать.
И никто не нарушит этого правила под зорким наблюдением Деклана. Он предпринял столько мер безопасности, что коммандоры и другие магистры посмеивались над ним. Они называли это Сооружением Избыточной Мощи.
То, что они считали дорогостоящим излишеством, он рассматривал как обычные меры безопасности.
Металлические стены камер были из цельной стали, три фута толщиной. Переднее стекло сделано из специального материала, используемого в космических шаттлах. Если попадание в плотные слои земной атмосферы не могло расколоть такое стекло, то бессмертный с торком и подавно.
Но стоит кому-то все же повредить стекло, как рухнут шестифутовые стальные гидравлические перегородки, - изолируя каждый из трех коридоров. И как только эти заграждения упадут, сработает система самоуничтожения, отключить которую сможет лишь кто-то из командующего состава.
Планируя каждый вариант, он погружался в размышления. Вопрос безопасности беспокоил его не меньше, чем перенаселеннось тюрьмы.
- Ты выглядишь рассеянным, - произнесла Диксон. - Это из-за предстоящего допроса?
- В итоге Лотэр окажется лишь одним из многих вампиров, - ответил он спокойно, опровергая свою заинтересованность в нем. Несмотря на то, что орден многое знал о вампирах – происхождение, слабые стороны, все необычные силы – как и о любых других видах, Лотэр оказался загадкой.
Некоторые вампиры могли получать воспоминания, если пили напрямую из плоти. А убивая при кормлении, могли овладеть физической силой и магическими талантами жертвы. Со временем те, кто постарше впадали в безумие от большого количества воспоминаний, а радужки их глаз становились красными.
У Лотэра были такие способности, и он являлся одним из древнейших среди ныне живущих вампиров, но его глаза не полностью окрасились красным. В отличие от собратьев, ему каким-то образом удалось сдержаться и не выпить слишком много, ловко цепляясь за остатки здравомыслия.
Враг Древних был аномалией. А аномалии завораживали Деклана.
Тем не менее, вампир похитил достаточно воспоминаний, чтобы страдать от приступов неуравновешенности и галлюцинаций. Деклан замечал, как тот черными когтями надрезал себе запястья, кормясь собственной кровью, разговаривая при этом сам с собой. Тогда как в остальное время в красных глазах будто горят ум и хитрость.
Деклан задавался вопросом, с какой стороной Лотэра столкнется этим днем.
Так или иначе, он ожидал достойного противника. Урожденные вампиры, как Лотэр, были физически не способны лгать, поэтому прибегали к хитрости и словесному отвлечению; по отзывам, Лотэр был мастером уловок.
Не имеет значения. «Я возьму над ним верх. Также как возьму верх над валькирией на завтрашнем допросе».
При приближении к ее камере кожу стало покалывать. По большей части Деклан игнорировал валькирию – вплоть до сегодняшнего утра, когда любопытство взяло верх, и он вывел ее камеру на монитор.
Она заплела волосы в беспорядочные косы, которые почему-то ему нравились, хотя казалось бы, за тысячу лет можно стать и поопытнее в плетении кос. Когда в одной из камер вспыхнула драка, она закусила костяшки пальцев и громко крикнула:
- Неужели мы не можем поладить друг с другом?
Смотрела ли она на это как на своего рода игру? Едва завтра Деклан закончит с нею, она поймет, в каком опасном положении оказалась…
Сейчас зрелище валькирии в клетке, заключенной бок о бок с другими неестественными существами, мог напомнить ему, что несмотря на прекрасное лицо, внутри она одна из них. Выродок.
Красота лишь делала ее еще опаснее.
Орден научил его, что они были мерзостью, обитающей среди людей, полные невыразимой злобы на весь человеческий род… извращением естественного порядка вещей, неудержимо увеличивающие свои бессмертные ряды… чумой для человека, подлежащей обязательному искоренению…
Опыт не научил его ничему другому.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:08 #15

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


Услышав приближающийся низкий голос Чейза, ведущего резкий разговор, Реджин вернулась на свое привычное место на полу.
Шаги все ближе… ближе…
И вот он появился – бледный, сердитый, взгляд устремлен вперед. Зрачки расширены – каждый находившийся здесь знал, что он на чем-то «сидит». И он все еще был в тех черных кожаных перчатках. Ходил слух, что Чейз ненавидит, когда к нему прикасаются, и носит перчатки, чтобы этого избежать. Долбанутый.
Рядом с ним находилась доктор Диксон, главный исследователь/потрошитель. Хотя сама по себе Диксон не была безнадежна – у нее была спортивная фигура и некая изюминка, – красоткой ее тоже не назовешь. У нее были тусклые каштановые волосы, а такие огромные очки могла надеть только очень уверенная в себе женщина.
Казалось, Чейз слушает женщину в полуха, отвечая односложно, тогда как Диксон очевидно его хотела. Больная смертная дешевка.
Когда они остановились у камеры, находившейся по диагонали от Реджин, она попыталась определить, что же в нем увидела эта женщина.
Реджин допускала, что густые угольно-черные волосы были хороши, а черты лица - довольно привлекательные. У него был волевой подбородок, четко очерченная линия челюсти и выступающие скулы, бросающие тени на впалые щеки. Нос был тонким и прямым.
Широкие плечи он держал прямо с горделивой военной статью, а армейская одежда смотрелась мужественно – начищенные до блеска берцы1, черный пуловер с нашивками на плечах и камуфляжные брюки, ладно сидящие на узких бедрах и мускулистых ногах.
В целом, пройди он мимо нее на улице, она вполне могла обернуться и проводить его взглядом, но он ничуть не походил на прежние чудесные воплощения Эйдана. Не говоря уже о его психическом состоянии.
Сидящий на наркотиках мастер пыток? Забирай его себе, Диксон.
Наталья пробормотала на древнем языке:
- Он заметно отводит от тебя взгляд. Как думаешь, почему?
Реджин ожидала, что он уставится на нее в замешательстве, демонстрируя растущее притяжение к ней. Вместо этого он вел себя так, словно ее не существовало.
Что злило ее. Она всегда находилась в центре внимания. Молчаливая смертоносная Люсия однажды сказала, что ей нравится, как Реджин затмевает всех вокруг, поскольку это позволяет Люсии оставаться в тени.
Было в принципе странно, когда тебя игнорируют, а тем более если это воплощение Эйдана, который обычно смотрел на нее так пристально, что натыкался на деревья.
Платя той же монетой, Реджин сказала:
- Откуда мне знать, почему Чейз поступает тем или иным образом?
- Ага, - Наталья отчетливо ощущала, что здесь было нечто больше, чем хотела показать Реджин. – Ты, должно быть, не заметила, поскольку занята изучением его мускулистой спины.
- Ты этого не говорила, фея.
- Ты только посмотри на руки магистра. Он сжимает и разжимает кулак. Интересно почему.
- Будто мне есть до этого дело.
Наконец какая-то реакция!

«Иисусе, я спиной чувствую ее взгляд».
Присутствие валькирии делало его… беспокойным. Он с трудом мог сосредоточиться на том, что говорила Диксон.
Вдобавок ко всему фея с валькирией заговорили на том языке, который он так и не смог перевести. Однако знал, что они говорят о нем.
Когда они с доктором двинулись дальше, валькирия произнесла на английском:
- Эй, Декко, с кем тут потрепаться, чтобы принять душ?
Его плечи напряглись, и он чуть было не ответил: «Фигли», - но каким-то образом сдержался и продолжил свой путь – еще одна победа его железной воли.
Но едва Деклан отошел от камеры валькирии, то обнаружил, что все еще поглощен своими мыслями. Картинно посмотрев на часы, он сказал доктору:
- Остальных заключенных мы осмотрим позже. Скоро начнется твое приемное время.
- Их все еще необходимо переместить и подготовить пациента. Кроме того, мы даже не дошли до берсерка.
- Берсерка? – она вызвала его любопытство. Валькирия с сестрой разговаривали об одном из них той ночью. У Ордена было мало сведений о них, поскольку те встречались чрезвычайно редко и в большинстве своем являлись смертными.
- По всей видимости, он был захвачен вместе с другими анофами. Он так же силен, как и самые выдающиеся особи мужского пола Ллора, а тесты у него, как у бессмертного.
- Бессмертный? Тогда он аномалия. Давай посмотрим на него.
Когда они приблизились к следующей переполненной камере, его внимание привлек огромный ублюдок, стоявший в стороне от остальных.
Едва он встретился взглядом с Декланом, челюсть у него отвисла, а зеленые радужки глаз вспыхнули, словно освещенные изнутри светом.
«Почему он смотрит на меня так, будто знает?» Это уже второй такой заключенный.
Более того, этот мужчина казался ему знакомым.
Нет, нет, Деклан бы никогда не забыл ни одно из этих существ. Его сердце тяжело застучало – это не совсем так. Что, если этот был в ту ночь, когда Деклана пытали? Вошел в родительскую гостиную, когда Чейз был без сознания?
Почувствовав напряжение между ними, Диксон нахмурилась.
- Это берсерк, Бранд.
- Ты не узнаешь меня, так ведь? – спросил мужчина. - Хорошо. Значит, у нас еще есть время.
Он выражался современным языком, но в его акценте был странный отголосок.
- О чем ты говоришь?
- Если ты захватил валькирию по имени Реджин, то должен держаться от нее подальше.
Его глаза замерцали еще сильнее. Очевидно, это имело для него большое значение.
Значит, Бранд и валькирия знают друг друга? Поскольку берсерки были такой редкостью, он может быть тем самым, о котором говорили Реджин и Никс.
Берсерк, которого страстно желала Реджин. Деклан сжал кулаки.
- Думаешь, можешь указывать мне, что делать?
- Обрати внимание на мое предупреждение, Эйдан.
Услышав это имя, Деклан напрягся.
- Как ты меня назвал?
- Твоим именем, брат.
Деклан повернулся к доктору, глаза которой были широко распахнуты.
- Добавь его в график, Диксон. Он кандидатура четвертого уровня.
Она бросила на него удивленный взгляд. Это обозначало ряд их наиболее жестоких экспериментов, включая вивисекцию.
Бранд это заметил.
- Что, черт побери, ты делаешь, Эйдан?
- Спланируй это сейчас, - когда она поспешила прочь, Деклан приблизился к стеклу. - Я сталкивался со многими из вас, и одно остается неизменным. Вид, фракция, или род не имеют значения. Ложь. Вы живете и дышите обманом. Не знаю, какова твоя цель…
- Моя цель выбраться из этого места с тобой и сияющей валькирией на буксире.
- Думаешь забрать меня в качестве заложника?
Расправив плечи, мужчина произнес:
- Я думаю забрать тебя как своего родственника.
- О чем, черт побери, ты толкуешь…
- Бей их! - закричал кто-то дальше по отделению. Другие заключенные присоединились. - Бей, бей!
_______________________________________
1Берцы - высокие ботинки со шнурками, составляют часть военной амуниции.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:09 #16

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60

Только что Реджин мылась у раковины, а в следующее мгновение спровоцировала бунт.
Подняв голову, она увидела, как двое охранников тащат Уильяма Макрива мимо их камеры. Должно быть оборотня напичкали препаратами, однако он не казался полностью покоренным. Голова у него болталась, но не при каждом шаге. Ее уши дернулись. Она знала: что-то произошло.
Не мешкая, валькирия окликнула охранников:
- Ой, мальчики? – она продефилировала к стеклу, одетая лишь в черный кружевной лифчик и трусики. - Мне нужна кое-какая помощь, - когда охваченные любопытством мужчины замедлили шаг, она промурлыкала: - Не мог бы один из вас помочь мне отыскать оргазм? – затем она повернулась, демонстрируя свою поистине умопомрачительную попку. - О, только посмотрите, какая я неуклюжая, уронила что-то.
Она наклонилась вперед.
Едва охранники отвлеклись, Макрив оттолкнул их прочь и перепрыгнул через наручники, чтобы скованные руки оказались спереди. С обнаженными когтями и клыками он ринулся в атаку.
- Бей! Бей! – принялись скандировать заключенные.
По всему отделению пленники стучали по стеклянным стенам, их крики эхом разносились по коридору.
- Юуу-ху! Давай, шотландец, надери их смертные задницы, - кричала Реджин вместе с остальными. - Поимей их!
Позади нее парнишка стучал головой все быстрее и быстрее. Наталья бросилась, чтобы удержать его.
Зарычав, Макрив разорвал яремную вену одного из охранников, затем вцепился зубами в горло второго так, что с клыков закапала кровь.
Внезапно в драку стремительно ворвался Чейз и с ревом сбил Макрива с ног. Они принялись бороться на полу, с остервенением обмениваясь ударами.
В обычной ситуации оборотень одержал бы верх – ликаны были одними из сильнейших разумных существ, – но Макрива ослаблял торк.
Однако победа давалась Чейзу нелегко. Он не просто дрался с волком, он сражался не на жизнь, а на смерть.
Словно берсерк. Голодный медведь-шатун.
То как он двигался…
Прямо на ее глазах его мышцы окрепли и увеличились в размере, тело стало массивнее, туго натянув черную одежду. С каждым соприкосновением его огромных кулаков, затянутых в перчатки, раздавался треск костей.
Подоспевшие охранники вооруженные дубинками оторвали Макрива от атакующего магистра.
Как только они оттащили ликана, Чейз поднялся, его широкая грудь тяжело вздымалась. Обычно бледное лицо раскраснелось, придавая жизни серым глазам. Волосы наконец отброшены с глаз, открывая точеные черты лица.
В тот момент он был красивым, сильным и таким похожим на Эйдана, что у нее перехватило дыхание. Ее неудержимо влекло к нему, как и к прежнему Эйдану.
Невидимой силой. Как два магнита.
Он повернул голову в сторону Реджин. Вместо того чтобы удивиться отсутствию на ней одежды, он пылко обследовал ее глазами, вбирая каждую частичку.
Взгляд одновременно горячий и собственнический.
Взгляд, от которого ее пульс зачастил в сумасшедшем ритме.
Его глаза вспыхнули. Словно молния осветила грозовое небо. Не осознавая, что делает, он сделал два шага в ее сторону.
Она зеркально повторила его движение и подняла руки к стеклу. Ее когти изогнулись, царапая разделяющую их перегородку, дыхание участилось.
Все было забыто. Деклан Чейз был забыт. Все что она видела, это Эйдан.
"Хочу быть рядом с ним".
Но от осознания, что он вскоре может оставить ее, пришла на ум древняя традиция. С уст сорвались слова на старо-норвежском:
- Возьми меня с собой, воин.
Взять ее с собой?
В тот момент у Деклана было искушение сделать именно это.
Господь всемогущий, ее тело.
При виде валькирии, одетой лишь в тесное черное белье он судорожно выдохнул. Лифчик и трусики представляли собой клочки кружева, демонстрируя стройные ноги, узкую талию и соблазнительные бедра. Высокая пышная грудь стремилась вырваться из чашечек.
Сияющая кожа была влажной и гладкой.
Она вздрогнула, ее соски напряглись, и это привело его в восторг.
А затем он вспомнил, кем она была. Мерзостью. Врагом.
Метнув в ее сторону взгляд, полный презрения, он резко отвернулся. В свое жилище он шагал со сжатыми кулаками и полной неразберихой в голове.
Потому что был твердым.
«Боже, сохрани меня!» Из-за нее.
Невозможно. Препараты предотвращали возбуждение. Разве прошлой ночью он не принял двойную дозу? И позапрошлой?
И тем не менее эффект, который она оказала на него, невозможно отрицать.
В своей комнате он принялся вышагивать, борясь с желанием посмотреть на валькирию в мониторе. "Мерзость, враг", - мысленно повторял он снова и снова.
Деклан глубоко вдохнул – только затем, чтобы хрипло выдохнуть, едва ткань штанов потерлась о ноющий ствол.
Со злостью выругавшись, он уселся за пульт и вывел на экран ее камеру. Реджин все еще смотрела сквозь стекло, предоставляя ему вид со спины.
Черное кружево плотно прилегающее к влажной золотистой коже. Дерзкая попка была слишком роскошной, чтобы ее могли скрыть эти маленькие трусики.
Он услышал стон и потрясенно осознал, что этот звук исходил от него. Член теперь пульсировал.
Прошло так много времени с тех пор, как он был твердым, еще больше с тех пор, как кончал. «Насладись этим».
Несмотря на то, что Деклан не тосковал по самому сексу, он чертовски уверен что ему не хватало ощущения, когда горячее семя выплескивается наружу.
"Ласкать себя из-за выродка?"
Деклан рисковал впасть в заблуждение. И знал это. Иногда оперативники влюблялись в бессмертных – он всегда считал их конченными идиотами. Ни один аноф не стоил вытекающих последствий.
Прочь!
Никогда!
Он вскочил на ноги, вновь принявшись ходить. «Возьми себя в руки». Он мог с этим справиться. «Никому не сравниться с тобой силой воли, Декко».
У него есть работа, которую нужно выполнять. Обязательства. Только что была предпринята попытка к бегству – с жертвами – и в ближайшее время необходимо допросить Лотэра.
Сломав вампира, Деклан отправится на длительную пробежку по острову. Он знал все его уголки – леса, горные пещеры, скалистое побережье, знал, где расположена каждая зажигательная бомба.
«Потому что я сам установил их все». Втайне Деклан считал это своей территорией. Сейчас он представил расстояние, которое преодолеет, доводя свое тело до изнеможения…
Прошли минуты. Через какое-то время он выдохнул, уверенный, что восстановил контроль. Валькирия сбила его с ног, но он вновь поднялся.
«Иди и сломай вампира».
Но для начала Деклану необходимо стереть материалы службы безопасности о своей неожиданной реакции на валькирию. Чейз никогда не знал, кто просматривает это видео. Он включил запись, внимательно изучая их общение, пытаясь понять, какую власть валькирия имеет над ним.
Он уже собирался удалить этот эпизод, когда до него дошло, кое-что здесь было не так.
В конце она говорила с ним не на английском – и не на том неизвестном языке, на котором разговаривала с феей.
Это было нечто новое. И тем не менее он ее понимал.

- Я не прекращу, пока ты мне не скажешь, - произнесла Наталья на древнем языке, обращаясь к Реджин.
Последние два часа она пыталась узнать, почему глаза Чейза изменились, почему он сам изменился, реагируя на Реджин. К несчастью присматривая за парнишкой, фея стала свидетелем всего, что происходило между нею и Чейзом.
На том же языке Реджин ответила:
- Только если не будешь ни с кем трепаться о том, что видела.
- Только если ты просветишь меня о том, что произошло. В противном случае…
Реджин бросила на нее сердитый взгляд.
- Хорошо. После того, как ты поклянешься Ллором никогда не повторять того, что я собираюсь тебе сказать.
Когда Наталья так и сделала, Реджин выложила их с Эйданом историю, его прошлые воплощения, смерти. Закончила она так:
- И теперь он вновь реинкарнировал. На этот раз как… Деклан Чейз.
От удивления Наталья приоткрыла рот.
- Значит все что тебе нужно сделать, это заставить Чейза вспомнить прошлое? Просто остаться с ним наедине, чтобы он мог тебя поцеловать?
- Ага. Это то, что всегда требуется.
По какой-то причине ее поцелуй запускал обратную перемотку в мозгу при каждом перевоплощении, отправляя его к особому моменту в жизни Эйдана прямо перед тем, как он впервые заявил на нее права.
- Никто не удержит меня вдали от тебя, - прорычал он.
И ничто не могло.
В неистовстве он овладевал ею и вскоре умирал в результате какой-то дурацкой случайности или убийства. На протяжении тысячи лет эта модель повторялась снова и снова.
Сейчас, окажись она с ним, когда это произойдет, Реджин могла воспользоваться отпечатком его пальца, чтобы избавиться от торка, совершить побег и привести сюда остальных для освобождения союзников.
Наталья поднялась и принялась вышагивать.
- Ты в чем-то сомневаешься?
- Я же говорила, что он значил для меня!
И немногим ранее все ее былые чувства к нему вновь возродились.
- Вскоре Чейз будет допрашивать тебя. А затем тебя подвергнут вивисекции. И что важнее, после этого вивисекции подвергнут меня!
- Я знаю!
Реджин была смертельно зла на Чейза. Но принимать активное участие в заговоре с целью убить Эйдана? Она вспоминала, как в уголках его глаз появлялись морщинки, когда он улыбался, слышала его смех так, будто это было вчера. «Помнишь, как я пообещала, что полюблю тебя?..»
- Эти смертные планируют истребить всех нас, - произнесла Наталья. - И кажется, они делают успехи. Феям вымирание пока не грозит. А как много валькирий осталось?
Немного.
Реджин подумала о Люсии, которая где-то там одна, лицом к лицу со своим худшим кошмаром. «Я должна быть рядом с ней».
«Приближая смерть мужчины, чью гибель я оплакивала многие столетия?»
Позади них впервые подал голос парнишка, пробормотав:
- Ты… сияешь.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:09 #17

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60

Лотэр Враг Древних очнулся пристегнутым к столу в ослепительно белой комнате, яркий искусственный свет причинял боль его чувствительным глазам.
Он напрягся под оковами, а в голове лихорадочно кружились мысли. Его хозяин – Последний Ход – требовал: «Забери свое кольцо. Чтобы добраться до нее». Но Лотэр не мог освободиться.
На протяжении тысячелетий ни один враг не мог удержать его. Теперь вампира пленил смертный, который был быстрее любого человека, виденного им ранее.
Когда Чейз вошел в комнату, клыки Лотэра враждебно заострились. Затем он прищурился. Что-то с этим мужчиной было не так. Закипающий гнев потихоньку схлынул.
- У меня есть к тебе вопросы, вампир, - произнес Деклан тихим скрипучим голосом, - Ответь на них и будешь избавлен от ненужной боли...
- Кто твой начальник? – перебил его Лотэр.
- Какое это имеет значение?
Лицо мужчины было мертвенно-бледным и в шрамах.
Презренные шрамы.
- Я король. И я не веду переговоры со смертными твоего ранга.
- Король, да? У меня имеется другая информация. В любом случае, я управляю этой базой. Все проходит через меня.
- В таком случае ты можешь принести мое кольцо. Я хочу его увидеть.
- Мы к этому вернемся. Но для начала ты расскажешь мне все, что знаешь о валькириях.
"Я знаю чувство восторга, когда впиваешься в шею валькирии". Он поерзал в своих путах и вздохнул, вспоминая это удовольствие.
- Лучница. Лучница в Зеленом Аду, - он сломал бы ей шею, как тростинку. «Знаю, валькирии отвратительны», - Самодовольная, пронырливая, спесивая.
Чейз смотрел на Лотэра так, будто тот нес бессмыслицу.
- Мое кольцо, смертный!
- Это? – магистр вынул ободок из футляра в кармане.
Глаза вампира широко распахнулись. При виде кольца он проколол клыком нижнюю губу, чтобы получить небольшую дозу крови, которую сосал, когда возникала потребность.
- Для чего оно предназначено, вампир?
«Черт возьми, он в перчатках?»
- Сними перчатку и коснись его, - «И будь последним, кто к нему прикоснется», - Ты сможешь лучше понять его силу.
Чейз бросил на него проницательный взгляд.
- Ну, это вряд ли.
- Если ты оставишь его здесь, то приведешь в это место зло.
Она шла за ним. Но он должен вернуться к ней. У Лотэра в кармане все еще находились крошки ее мумифицированной плоти. Все еще сохранились золотые чешуйки с ее тела.
- Какое зло?
- Ее!
Как только отступит вода, она придет со всеми своими стражами.
- Также, как никакое зло не может покинуть эту базу, - произнес Чейз, - уверен, имеет место и обратное.
Она сможет добраться до Лотэра через некоторое время, если понадобится. Обыкновенной смертной тюрьме не удержать ее.
- Ты играешь с божественной силой. Она хочет кольцо.
- Для чего оно предназначено? Почему ты хочешь его так сильно?
Лотэр просто уставился в потолок, считая секунды до того момента, когда появится Позолоченная.
- Скажи мне его назначение. Сейчас же! – Чейз впечатал кулак в лицо Лотэра, словно ударил по наковальне.
Лотэр тяжело мотнул головой, затем оскалился, обнажая окровавленные клыки.
- Blyad’! Ты не обычный смертный.
Еще один удар, на этот раз с еще большей яростью. «Не удивительно, что этот мужчина смог захватить меня!» Лотэр чувствовал, что хотя Чейз не был бессмертным, тем не менее он обладал необычными способностями.
Возможно принимая некие препараты для увеличения силы. Зрачки мужчины были расширены, а от его кожи исходил сладкий запах.
- Я гадаю, какой ты на вкус.
- Отвечай мне, мерзкая пиявка!
Лотэр вздохнул.
- Chto ty nesësh’?
- Почему я надоедаю тебе с этим? Ты это сказал?
- Говоришь на моем языке? – спросил Лотэр.
- Достаточно. А теперь отвечай мне!
- Или что? Что такого ты можешь мне сделать, чего еще не делали? – со смехом он принялся рассказывать, - Меня подвешивали на дереве на собственных кишках. Меня кастрировали кнутом из колючей проволоки. На самом деле, для этого потребовалось много ударов. Я наблюдал, как король ликанов поедает мои глаза, выковыряв их из черепа ржавой ложкой. Естественно я смог увидеть только первый. Что касается второго, я слышал его чавканье, пока не раздался хлопок, который по-видимому ему особенно понравился.
А когда до него доберется Дорада? Вот это будет мучительно.
- Видишь ли, в том-то и дело с вами, анофами, - начал Чейз задумчиво, - Ваши тела отвратительны. Если я отрежу тебе руки…
Лотэр громко зевнул.
- …ты просто восстановишься от повреждений. Вы можете испытывать боль, но не испытываете ужаса от постоянной потери, в отличие от людей.
Слушая это, Лотэр все больше скучал.
- Когда я выберусь на свободу, то полагаю, что покажу тебе твой позвоночник. Я вручу его тебе как бы между прочим, даже любезно, словно ожидая твоего мнения о нем.
Не обращая внимания, Чейз продолжил:
- Конечно, смертные в свою очередь не страдают от… солнца.
Он щелкнул выключателем, и верхний свет изменился.
Кожа Лотэра загорелась. Ультрафиолетовые лампы.
Чейз разорвал на Лотэре рубашку, обнажая грудь. Несмотря на то, что Лотэр был старше других вампиров и не так чувствителен к солнцу, освещение было очень мощным.
- Чейз, мой господин благодарит тебя за это, - проскрежетал он со смехом, - Ты готовишь меня… для грядущих испытаний.
Когда обуглившаяся плоть начала отваливаться от тела, он скорчился в агонии. Его волосы превратились в сажу, нос и кончики пальцев истлели.
Но он не прекращал смеяться.

- Ты сияешь, - сказал парнишка Реджин. Он поднялся во весь свой немалый рост и указал на Наталью, - А у тебя губы черного цвета, - он вымученно засмеялся с таким видом, словно вот-вот снова начнет биться головой, - У змей есть оружие и они разговаривают, а у людей рога и…
- Сделай глубокий вдох, мой бедный мальчик, - сказала Наталья. - Иди сюда, садись рядом со мной.
Она подвела его к одной из коек и села возле него.
- У вас обеих остроконечные уши.
- Я темная фея, меня зовут Наталья. Это Реджин. Она валькирия.
Реджин произнесла:
- Итак, у тебя есть имя?
Он рассеянно ответил:
- Тадеуш Брайден, мэм. Все зовут меня Тэд.
«Мэм»?
- Как ты сюда попал? Что ты помнишь?
- Я, э-э, я подъехал к дому девушки, которой назначил свидание, чтобы забрать ее, - осторожно произнес он.
- Продолжай, - Наталья похлопала его по колену.
- Пока я ждал, ее отец странно смотрел на меня, расспрашивал о всяких пустяках. Но затем он, кажется, успокоился, даже налил мне немного виски. Когда я очнулся, то был здесь, глядя на всех этих существ. Существ, которые не могут быть правильными.
- Что ты такое? – спросила Реджин.
- Старшеклассник, мэм.
- Я могла бы просто съесть его, - пробормотала Наталья. Она придвинулась к нему ближе так, что их бедра соприкоснулись.
Реджин зыркнула на нее и спросила:
- Я имела в виду, ты человек?
- Конечно я человек! П-почему вы спрашиваете о таких вещах?
- Потому что ты в Ллоре строгого режима, - сказала Наталья, - Тюрьме для бессмертных существ.
- Не понимаю.
После того, как Наталья изложила основные сведения о Ллоре и Ордене, он произнес:
- Эти люди ошиблись. Я гоняю мяч, по воскресеньям хожу в церковь. Я скаут-орел! Я никогда не слышал о такой фигне, - он запустил пальцы в растрепанные волосы, - Я всего лишь хочу домой.
Реджин фыркнула.
- А мы нет?
На самом деле она просто хотела попасть к Люсии. Будет ли ее сестра все еще в Южной Америке?
Наталья снова похлопала его по колену.
- Что сказал отец, прежде чем опоить тебя?
- Что я обращаюсь с мячом лучше всех, кого он встречал. Но знаете, так всегда, - сказал он без тени хвастовства, - Я установил все эти рекорды и так далее. Поэтому я подумал, он собирается обвинить меня в допинге, но я не прикасался к такой фигне.
- Рекорды, да? – произнесла Реджин, - По мне, так звучит как сверхчеловеческая сила и скорость.
Он вздохнул.
- Догадываюсь. Но если я не человек, то кто?
- Мы не знаем, - призналась Реджин, - У тебя нет рогов или остроконечных ушей, глифов1 или чешуи.
Наталья добавила:
- Я думала, ты можешь быть вампиром, но у тебя полоски от загара.
- Откуда ты знаешь, что у меня есть полоски от загара?- спросил он сдержанно.
- Я проверила, чтобы убедиться, что ты не вампир, - сказала Наталья, - Видишь ли, мы враждуем с вампирской Ордой.
Глядя на парня, Реджин прищурилась:
- Эй, ты случайно не пользуешься автозагаром?
- Нет, конечно. Прошлые выходные я провел на солнце, играл в дворовый футбол. Я был в команде без рубашек.
Наталья едва не мурлыкала.
- Ты это слышала, Реджин? Мальчики играли в дворовый футбол. И на Тэде не было рубашки.
Реджин закатила глаза. К счастью Тэд был слишком поглощен своими мыслями, чтобы заметить, что у львицы рядом с ним начинается течка.
- Значит ли это, что я типа неуязвим для пуль или вроде того?
- Нет, ты все еще абсолютно уязвим, - сказала Реджин, - По крайней мере, пока не остановишься в росте и не достигнешь абсолютного бессмертия.
Грозный рев послышался дальше по коридору, когда вспыхнула еще одна драка. В глазах Тэда вновь появилось безумие, поэтому Реджин щелкнула пальцами:
- Эй, Тэд! Оставайся с нами, парень. Расскажи о себе. Каковы твои родители? – «По-настоящему сильные? Возможно выглядят не намного старше тебя?» - Не замечал ничего странного?
- Мама вдова. Отец погиб на работе, когда мне было четыре. Незадолго до этого они усыновили меня.
Сирота. Не удивительно, что Тэд понятия не имеет кто он такой.
- Сейчас я живу с мамой и бабушкой. Ничего необычного. Мама любит готовить. Бабуля шьет.
- Значит ты ешь пищу приготовленную мамой?
Он бросил на Реджин сердитый взгляд.
- Она замечательно готовит.
Погладила против шерсти.
- Я имею в виду, ешь ли ты?
Очевидно, лучше не говорить ничего плохого о маме Тадеуша Брайдена.
- Конечно же я ем.
- Когда это было в последний раз? – спросила Реджин.
- Бургер вчера.
- Не совсем так, мой мальчик, - произнесла Наталья, - Ты здесь уже больше недели.
- Неделя! – он вскочил на ноги, возвышаясь над ними, - Я даже не голоден. Как такое возможно?
- Некоторым видам не требуется много пищи. Реджин вообще не ест. Есть еще фантомы, призраки, суккубы, инкубы. Можно насчитать еще с полдюжины, - чтобы слышала только Реджин, она пробормотала, - Ставлю свои деньги – и надежды – на инкуба.
- Поверить не могу, что пробыл здесь так долго! Господи, я пропустил пятничную игру. Тренер убьет меня.
«Если смертные не убьют тебя первыми…»
- Мама с бабушкой будут волноваться. Я ведь ни разу не возвращался позже комендантского часа, - затем голос его стал тише, - С моей семьей все будет в порядке?
- Мы не знаем, - сказала Реджин, - Но раз тебя усыновили, то вероятно они смертные, а значит, их скорее всего оставят в покое.
- Если кто-то коснется их хоть пальцем… - его глаза замерцали. Черным.
Они с Натальей переглянулись. Черный цвет указывал на вампира или возможно демона.
Затем взгляд Натальи метнулся в сторону коридора.
- О, боги, валькирия, смотри!
Охранники тащили Уильяма Макрива. Голубые глаза вервольфа были безжизненны, кожа бледна. Тело сотрясала дрожь. Диксон подвергла его вивисекции, оставив на широкой груди дорожку из скоб. Его уши кровоточили.
- К-кто он такой? – проскрежетал Тэд.
- Один из моих союзников, - произнесла Реджин.
Ликаны теперь были на стороне валькирий, частью армии Вертаса. На самом деле Реджин и Уильям приходились друг другу дальними родственниками. Ее племянница-полукровка Эмма вышла замуж за его кузена, короля вервольфов – короля, который смотрел на Эмму взглядом, полным обожания и волчьего покровительства.
А что на счет принца ликанов? Вервольф был влюблен в Люсию. И в его интересах защищать Люс, пока Реджин не могла.
До всех этих событий Реджин закрадывались в голову мысли, что, может зря она называла ликанов собаками или отпускала при них шутки на счет Цезаря Миллана2. Потом пожала плечами и сказала: «Не-а».
В настоящее время валькирия чувствовала безграничную преданность Уильяму. Она подскочила к стеклу.
- Скоро мы выберемся отсюда. Только не сдавайся, Макрив!
Реджин провожала его взглядом, пока он не скрылся из вида.
- Союзники? Мы нуждаемся в союзниках? – Тэд бросил взгляд на стену, словно хотел снова начать биться об нее головой, - Они и с тобой такое проделывали? Меня это т-тоже ждет?
Реджин бросила взгляд на Наталью.
- Нет, если это будет в моих силах.

«Мне не удалось сломать вампира».
Деклан стремительно несся по извилистому коридору. Охрана расступалась от него подальше, а ученые спешили поскорее убраться с дороги. Он слышал их перешептывание…
- Это было ужасно, даже по меркам Меченосца.
- Я почти пожалел пиявку
.
К тому моменту, как Деклан с ним закончил, кожа Лотэра сгорела до костей, тело состояло большей частью из пепла, чем из плоти. Те ультрафиолетовые лампы действовали на вампиров по тому же принципу, что обморожение на человека – сначала конечности, затем распространяется вверх, словно гангрена.
Деклан был беспощаден.
Однако ничто из того, что он сделал, не заставило Лотэра говорить. До самого конца это существо произносило лишь:
- Она идет, она идет. Она потребует его назад…
Существовала ли «она» на самом деле или была галлюцинацией?
Еще одна группа солдат расступилась, выражение их лиц было настороженным. Деклан знал, что они его боятся, частенько подслушивал разговоры о себе. На днях он слышал бормотание новобранца:
- Чейз наводит на меня ужас. Как будто он из-за фигни перережет тебе горло, а потом посмеется.
Но Деклану не было плевать на то, что они чувствовали, пока находились под его командованием.
Проходя по отделению, он вглядывался в тех заключенных, которые не опускали глаз. Чувствуют ли они в нем то же, что и вампир?
- Ты не обычный смертный, - сказал ему Лотэр.
Паранойя заставила Деклана провести рукой в перчатке по затылку.
Хреновый день становится все хуже. Он был не в форме с Лотэром из-за столкновения с валькирией. А попытка бегства Макрива лишь подтвердила угрозу, которую таила в себе перенаселенность тюрьмы.
Однако Веб продолжал принимать пленных, игнорируя неоднократные рекомендации Деклана проводить выбраковку. В ближайшее время они это обсудят. «Либо я управляю этим местом по-своему, либо Веб берет объект на себя».
Деклана вдруг озарила мысль. Что если Веб с ним согласится и захочет убить валькирию?
«Значит так тому и быть», - заверил он себя. Но от этой мысли по телу пробежал холодок. Он понятия не имел почему! Его работа, смысл его существования на земле – уничтожить один за другим весь ее вид.
Если он не в состоянии справиться с этим, тогда зачем он здесь? Черт бы ее побрал, что за власть она имеет над ним?
«Завтра я буду пытать ее. Но меня тянет к ней, влечет как ни к одной женщине в мире».
И за это он ненавидел ее.
_________________________________________
1Глиф – изображение, несущее смысловую нагрузку.
2Цезарь Миллан - мексикано-американский профессиональный тренер собак, широко известен своей телевизионной серией «Переводчик с собачьего».
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:09 #18

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60

- Эй, свежее мясо! – выкрикнул из своей камеры Жестокий демон, увидев, как здоровенный охранник ведет Реджин через отделение, – Уже не такая заносчивая и могущественная, когда не можешь дотянуться до нас, а?
На Реджин были надеты наручники, она отходила от последствий отравления ядовитым газом, а впереди предстоял допрос либо вивисекция.
Теперь еще и демоны будут насмехаться над ней? Она полурванула, полуспоткнулась в сторону камеры.
- Полегче, валькирия, - произнес охранник, оттаскивая ее назад.
Она полагала, некоторые заключенные звали его Винсент.
Демон отскочил от стекла. Проходя мимо, она слышала, как один из них говорил:
- Прошлым летом эта валькирия заставила меня съесть ловушку для крабов.
Реджин ухмыльнулась. Кажется она его вспомнила. Но улыбка погасла, едва валькирия заметила обитательницу следующей камеры.
Кэрроу Арестантка, хорошая подруга Реджин и приятельница по тусовкам. Стоя около стекла, темноволосая ведьма вымученно улыбнулась.
- Похоже на тяжкое похмелье, которое никак не проходит, да?
Позади нее находилась чародейка, в которой Реджин узнала Королеву Убеждения. Чародеи коварны, некоторые хорошие, некоторые злые.
- Ты в порядке там? – спросила Реджин, словно все еще была крутой валькирией, командиршей, которой по плечу любые трудности.
Кэрроу кивнула.
- Чародейка клевая. Так тебя отправляют на допрос? Или… исследования?
Реджин держалась молодцом, произнеся небрежно:
- Не знаю. Чейз или Диксон. Кто-то из них получит от меня пендаля под зад, - она пожала плечами. - Увидимся снаружи, ведьма.
Через десяток камер от Кэрроу находился Бранд – родственник Эйдана. Который отнесся к клятве данной своему лидеру и другу очень серьезно.
- Реджин!
Он вскочил с койки.
- Так, так, вся банда в сборе.
Должно быть Никс сообщила ему о местонахождении Реджин. Снова.
- Я собираюсь вытащить тебя отсюда, - сказал он и его зеленые глаза вспыхнули.
Она фыркнула.
- Расскажи, как у тебя это получается, Иов Многострадальный1? – появление здесь Бранда лишь подчеркнуло ее положение, - Любопытно, ты ведь до его похорон обычно не показываешься.
Бранд вздрогнул, и Реджин тут же почувствовала себя виноватой. Каждому из них была отведена своя роль в этом проклятии. Реджин всегда запускала механизм, ведущий к смерти Эйдана. Бранд всегда появлялся слишком поздно, чтобы спасти его. Как бы сильно ни старался.
Многие в Ллоре стали называть его Бранд Верный .
Уже мягче она произнесла:
- Ты ведь знаешь, кто доставил меня сюда?
- Да, это он, хотя я едва могу поверить. Реджин, ты только держись. Я что-нибудь придумаю…
Винсент вынудил ее идти дальше.
Когда они проходили мимо камеры короля кентавров, Волóс показал на Реджин и провел указательным пальцем поперек горла.
Она ответила:
- Эй, это не тебя я видела на ослином шоу в Тихуане2? Нет? Значит у тебя есть двойник…
- Двигайся, - предупреждающе произнес Винсент.
Реджин подняла взгляд на охранника. Он выглядел как боксер-тяжеловес с четкими линиями бровей, квадратным подбородком и легкой щетиной, с которой, она могла бы поспорить, не справится ни одна бритва. У него были темные волосы и неотразимая внешность индейца-мафиози.
Он был здесь первым человеком, кто смотрел на нее без неприязни.
- Ну и куда ты меня ведешь, здоровяк?
Молчание.
Вчера охранники приволокли Лотэра после того, как Чейз «допросил» его. Рубашка на вампире была разорвана, открывая выжженную дотла кожу. Полуприкрытые красные глаза вспыхнули при виде Реджин, и он прошипел что-то по-русски.
Лотэр был врагом - тем, кто причинял валькириям вред самыми невообразимыми способами – так что о сострадании к нему не могло быть и речи. Она прошипела в ответ:
- Do svidaniya, сука.
Теперь настала очередь Реджин попасть на прием либо к Деклану, либо к безумному ученому.
Понизив голос, она задала мужчине вопрос:
- Значит я собираюсь обзавестись «молнией» в груди?
Действительно ли она заметила легкое покачивание головой?
- Меня будут допрашивать?
Ничего. «Черт, это допрос».
Вскоре он привел ее в простую комнату с камерой под потолком, очевидно двусторонним зеркалом в белой стене и столом с двумя стульями по центру.
Винсент указал на стул, который был привинчен к полу.
- Садись.
- Мне все равно, я пожалуй постою…
Он толкнул ее, защелкивая наручники за перекладиной на спинке стула, лишая возможности двигаться.
Когда все меры безопасности по отношению к Реджин были приняты, вошел специалист в белом халате, чтобы сделать ей укол внутривенно. Прозрачная трубка змеилась к резервуару, вероятно наполненному фармацевтическим препаратом для пыток.
Реджин поняла в чем смысл: нажатием кнопки допрашивающий сможет вводить дозу.
Когда Винсент и специалист удалились, вошел Чейз. Лицо его было напряжено, иссиня-черные волосы влажные после душа. Он откинул их назад, открывая гладко выбритое лицо с точеными чертами, а также тонкие шрамы на щеке. Темные круги омрачали холодные серые глаза.
Несмотря ни на что, Деклан Чейз обладал мрачной, зловещей привлекательностью. Она успокоила себя тем, что в силу некоторых причин этот человек был так же несчастен, как и она сейчас.
Не говоря ни слова, он сел напротив. Одет Чейз был как всегда по военному, но сегодня шерстяной свитер сидел плотнее на мощной груди и широких плечах. Он был мускулистее, чем она помнила.
- Ну, сегодня ты не выглядишь бой-бабой? – когда он бросил на нее убийственный взгляд, она топнула ногой. - Что? Что я такого сказала?
Это вообще-то был комплимент.
С такого близкого расстояния нельзя было не ошибиться в его выбивающей из колеи ненависти. Хотя Реджин противилась любому плану побега, в котором Чейз должен вспомнить свое прошлое, теперь она осознала: возможно придется признать, что с ним произошла осечка по не зависящим от нее причинам.
Со скучающим видом она огляделась.
- Здесь, как в «Законе и порядке»3. Не желаешь ли адвоката, прежде чем я накажу тебя? Нет? Так что в резервуаре?
- Яд вызывающий боль. Получен от чародейки Королевы Страданий и воспроизведен для наших целей.
Королевой называли наиболее могущественную в управлении определенным элементом, по сравнению с другими, чародейку.
Вывод: это будет очень больно.
- Еще одно средство слямзили у Ллора? Как с торками? И ходят слухи, что этот объект скрыт при помощи чар. Вы пользуетесь магией, когда вам это удобно, даже несмотря на то, что это наша область.
Словно она ничего и не говорила, он произнес:
- Ты скажешь мне то, что я хочу знать, или я введу дозу.
Он указал на панель управления с красной кнопкой посредине.
- С моим видом пытки не работают, только раздражают нас. Они накапливаются в течение многих лет.
- Так или иначе, я получу от тебя ответы, валькирия. Либо этим болезненным путем, в действенность которого ты не веришь, либо посредством цивилизованной беседы.
- Это ты называешь цивилизованным? – она натянула наручники, наклоняясь чтобы прошептать, – Ого, Чейз, между нами ужасное сексуальное напряжение.
Выражение его лица стало еще холоднее, словно она произнесла богохульство.
- Так значит ты здесь главный начальник, а? Я видела, как ты сбил спесь с Лотэра. Должно быть, у тебя крутые яйца, чтобы связываться с ним.
- У тебя есть информация об этом вампире? Это может повлиять на твое положение.
- Стать информатором? Сдать всех? Чем больше я скажу, тем лучше со мной будут обращаться?
Он лишь продолжал смотреть на нее с нескрываемым отвращением.
- Тогда приготовься услышать кучу сплетен! Итак, все считают, что Лотэр горячее солнца, которого он никогда не увидит, но я этого не понимаю, - кое-кто из сестер считали его таким же завораживающим, как блестяшки, - Я имею в виду: да, у него великолепное тело – когда не слишком поджарено – но он же пиявка, паразит. Его глаза практически красные. Женщины вечно хихикают на счет того, что никогда не знаешь, собирается он тебя поцеловать или убить. Но, видишь ли, такие вещи мне хотелось бы оговорить заранее.
Чейз сузил глаза.
- Между прочим, мне нравятся молодые, молчаливые и хорошо оснащенные. А умный Лотэр подходит только по одному из моих критериев. Вдобавок он вампир. К вампирам я отношусь с презрением. Вероятно это у нас общее…
- Ты отказываешься раскрывать нужную информацию о своем враге?
- Готова поспорить, Лотэр тоже не особо распространялся обо мне. На самом деле, я готова поспорить, ты вообще мало что знаешь о валькириях.
- Если это так, то скоро ты восполнишь недостаток моих знаний.
- Ты никогда не захватывал валькирию, не так ли?
В ее голосе звучало злорадство?
- Но теперь у меня есть одна.
Когда его палец завис над красной кнопкой, она ошеломленно уставилась на него.
- Ты действительно собираешься… пытать меня?
Он бросил на нее озадаченный взгляд.
- Почему бы мне этого не сделать?
«Потому что ты любил меня, заботился обо мне».
- Я думала, вчера между нами пробежала искра? Тебе не понравилось смотреть на меня в нижнем белье?
Монотонным голосом он произнес:
- Почему импульсные энергометы не причиняют тебе никакого вреда?
"Он действительно собирается сделать это. Тогда хрен с ним. Внимание, боевая готовность".
- Чейз, я противостояла более мощным вибраторам, чем ваши импульсные энергометы.
Никакой реакции.
- Ты поглощаешь энергию. И по собственной воле перенаправляешь. Каким образом?
Все валькирии поглощали ее – они были подключены к мистической энергетической сети – но лишь одна Реджин могла излучать энергию телом. Этот дар она унаследовала от родившей ее матери.
- А как стать магистром? Нужно окончить колледж или училище?
- У меня нет ни времени, ни желания играть в игры. А теперь отвечай, почему ты… сияешь?
- Однажды я прикоснулась к радиоактивному члену инопланетянина.
Он нажал кнопку.
В то время, как взгляд не отрывался от ядовитой капли, спускающейся по трубке, она пробормотала:
- Ты не оставляешь мне особого выбора, Чейз.
Она вспомнила то время много веков назад, когда Эйдан учил ее военной стратегии. Если это поле боя, то у нее лишь один выход – нападение. Сможет ли она снова послужить причиной его гибели?
Сидеть на этом объекте и ждать означает верную смерть. Реджин не смогла бы оставаться в живых тысячу лет, бездействуя.
Когда яд добрался до ее руки, она сжала челюсть, чтобы не закричать – ощущение было такое, словно в ее венах жидкий огонь. Лицо покрылось испариной. Каждый мускул завязался в узел.
Сквозь стиснутые зубы она произнесла:
- Когда я выберусь…
- Валькирия, никто еще не покидал этот остров.
- Ничто кроме череды… мертвых бессмертных?
- Точно. А теперь скажи мне, на каком языке ты разговариваешь со своей сокамерницей.
- Бессмертинском. Нет? Бессмертянском. Бессмертианском!
- Ты хочешь, чтобы я делал тебе больно?
Еще одна капля медленно поползла по трубке.
- Я хочу, чтобы ты пошел на хрен! – выдавила она прямо перед тем, как капля достигла своей цели.
Борясь с желанием закричать, она согнула спину и вонзила в ладони заостренные когти. Вспыхнули молнии, и здание сотряслось от грома.
Из носа потекла струйка крови. Она почувствовала кровь даже во рту.
«Если он снова это сделает, значит все решено».
- Мне говорили, что эффект накапливается – будет еще хуже, - говоря так, Деклан оставался спокоен, но лицо его сильно побледнело, - Но если ты расскажешь мне о слабостях валькирий, я введу противоядие.
- Слабости? Их так много. Прежде всего мы боимся… щекотки.
Третья капля сорвалась.
- Ты заплатишь!
Боль была жгучей, словно от разъедающей изнутри кислоты. Когда она охватила все тело, Реджин откинула назад голову и закричала. Руки сильно натянули оковы.
Щелк. Она вывихнула плечо. Лампы над ними разлетелись вдребезги.
«Я убью его. И сделаю это собственноручно!» Когда она, наконец пережила эту волну и снова подняла голову, ее взор застилала кровавая пелена. Кровавые капельки стали просачиваться из пор.
Он прищурил глаза.
- Твое сияние потускнело. Это на эмоциональной почве?
Она сплюнула, посылая ему медленную кровавую улыбку.
- Это ранит тебя… сильнее, чем когда-либо сможет ранить меня.
«Я должна сделать так, чтобы он вспомнил».
- И опять ты ведешь себя, будто мы раньше встречались.
- Я знала тебя, - сказал она, - Задолго до всего этого. Разве ты не помнишь меня?
Он пулей вскочил на ноги, обогнул стол и схватил ее за шею. Сдавив горло, он потребовал:
- Ты была там той ночью?
- Г-где? – прохрипела она.
- Ты – там – была?
- Эйдан ты или нет… я сделаю это с тобой!
Ее нога метнулась вверх, чтобы двинуть его в пах, но он свободной рукой отклонил удар.
- Как ты меня назвала? – хватка стала сильнее.
Она с хрипом выдохнула:
- Придурок!
О какой ночи говорит Чейз? Она не могла думать!
Хватка становилась все сильнее и сильнее.
- Почему ты назвала меня Эйданом?
Она теряет сознание. Сердце неистово бьется.
- Хочешь знать? Приведи меня… завтра в свой офис. Только ты и я. Я расскажу тебе… все.
Когда ее голова свесилась вперед, а свечение потускнело еще больше, Деклан бросился в свое жилище, оставив ее в комнате.
Он едва успел добраться до туалета, чтобы освободить желудок от содержимого. Пытаясь подняться снова и снова, он наконец, пошатываясь, встал на ноги. Вцепившись руками в край столешницы, он ждал, когда к нему вернется равновесие. Когда вернется его самообладание. «Что со мной происходит?»
Вводя яд, он чувствовал почти то же самое, что и она. Хотя это же он проделывал с сотнями заключенных.
Когда вчера он пытал Лотэра, то сожалел об окончании сеанса, желая, чтобы осталось больше плоти, которую можно истязать.
После Реджин у Деклана было ощущение, будто пытали его.
И она назвала его Эйданом. Как и берсерк. Если они намереваются сделать его параноиком…
«Это кровавая работа».
Глядя в зеркало, он пробормотал:
- Я, на хрен, ненавижу ее.
Тем не менее он чувствовал влечение к ней.
«Даже когда я был готов выдавить из нее жизнь».
Смертный охотник и его бессмертная добыча. «Но возможно я не совсем смертный». Деклан вздрогнул.
Она хочет встретиться с ним в его офисе? Что она задумала? Они всегда что-то замышляют, живут и дышат обманом.
Он снял перчатки и умыл лицо двумя пригоршнями воды.
Поступить, как она просила, было безумием, но ему нужны ответы, которые он обещал Вебу. А Деклан знал, что пытать ее еще раз он не в состоянии.
Почему бы не попробовать встретиться с ней? Пленная женщина в его офисе вызовет у некоторых удивление, но Деклана это мало заботило. Никто не осмелится перечить ему на его собственной базе.
«Мне необходимо знать, почему она назвала меня тем именем».
Прополоскав рот, он, пошатываясь, вошел в свою комнату и опустился в кресло перед пультом управления. Вывел на экран камеру валькирии.
Винсент с еще одним охранником только что принесли ее. На их руках были толстые перчатки, поскольку яд, сочившийся из кожи валькирии, был смертелен для человека. Винсент уложил ее на пол бережнее, чем другой мужчина.
Тело валькирии содрогалось в конвульсиях с каждой новой волной боли, сияние почти потухло.
Деклан должен был бесстрастно наблюдать за ней. Вместо этого в горле застрял комок желчи.
Как только Винсент запер дверь, мужчина-полукровка сорвал с себя рубашку, чтобы стереть с валькирии кровь. Фея оттолкнула его руку прежде, чем он коснулся кожи Реджин и получил дозу яда. Затем она нажала на вывихнутое плечо прямо под суставом, вправляя кость обратно.
Прежде чем потерять сознание, Реджин что-то прошептала Наталье на том незнакомом языке, который сводил его с ума, и который он никак не мог распознать.
Что бы Реджин ни сказала, это вызвало у феи заметное облегчение. Деклан принялся сжимать опущенную на руки голову, когда пришло сообщение от Веба:
«Дай мне знать, как прошел сеанс с валькирией
Уверен плодотворно. Изменение: информация
об их слабостях становится приоритетом среди
прочих задач, т.е. ее источником энергии или
вампирским кольцом…»

Итак, линия поведения для Деклана определена.

____________________
1Иов – в иудаистических и христианских преданиях страдающий праведник, испытываемый сатаной с позволения Бога; главный персонаж ветхозаветной книги Иова.
2Тихуа́на (исп. Tijuana) — город на северо-западе Мексики
3«Закон и порядок» (англ. Law & Order) — американский процедуральный, полицейский и юридический телесериал.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$, Niki

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 22 Нояб 2013 17:09 #19

  • Cerera
  • Cerera аватар
  • Не в сети
  • Администратор
  • Сообщений: 1995
  • Спасибо получено: 2009
  • Репутация: 60


- Неужели опять, валькирия? – произнесла ведьма Кэрроу, глядя как Винсент вновь сопровождает Реджин.
Когда охранник появился, чтобы надеть на нее наручники и забрать, она не была отравлена газом как раньше.
Чейз заглотил наживку.
- Что тут сказать, Кэрроу? Магистру нравится моя компания.
- Я видела, до чего вчера тебя довела его компания. Может сегодня постараешься не бесить его? – зашептала ведьма.
- Я иду с предложением мира. Зацени, - Реджин искоса посмотрела на свою грудь, - я без лифчика.
Кэрроу покачала головой.
- Сумасшедшая валькирская задница.
Проходя мимо камеры Бранда, Реджин обратилась к нему на древнескандинавском:
- Мое время здесь на исходе.
Несмотря на внешнюю самоуверенность, она осознавала, что некоторые факторы будут работать против нее.
Во-первых, она не была сладкоречивой и убедительной валькирией; на самом деле ее считали полной противоположностью – несносной и нахальной.
Во-вторых, она не пользовалась уловками, предпочитая высказываться прямо.
В-третьих, она славилась своей вспыльчивостью по любому пустяку. И абсолютно заслуженно. Ее настроение отличалось непостоянством.
А теперь нужно делать вид, что ее влечет к мужчине, который жестоко измывался над ней? Вместо того чтобы поддаться искушению поиграть с ним в игру на одевание Чейза в его собственные кишки?
Выбора у нее нет.
- Его время также близится.
Через мгновение Бранд оказался у стекла. Светло-зеленые глаза покраснели, привлекательное лицо осунулось. Должно быть, Чейз и с ним поработал. Однако Бранд сказал:
- Реджин, не делай этого! Я его предупрежу.
При том, что они с Брандом никогда не ладили, она не могла обвинить его в недостатке преданности.
- Держись от меня подальше, или нарушишь свою клятву…
Она замолкла. Это что, скоба выглядывала из-под ворота рубашки?
Боги всемогущие, Чейз приказал подвергнуть Бранда вивисекции? Если он сделал такое с некогда лучшим другом, то же самое он сделает и с ней.
Реджин с Винсентом достигли границы с двумя другими отделениями. В одном из них располагались офисы и лаборатории, к этому времени опустевшие. Туда охранник и проводил валькирию. Они проследовали в конец отделения и вошли в облицованный темными панелями офис.
Чейз уже находился там, сидя за большим письменным столом. На нем, как обычно, была униформа, выглядевшая безупречно. Она могла даже почувствовать запах крема для обуви. Волосы снова зачесаны назад, лицо не такое бледное как обычно. «Хорошие губы», - сразу пришло ей в голову.
- Дай угадаю, - произнесла Реджин, - У тебя была заготовлена вступительная речь, но умные мысли улетучились, когда ты увидел, как я разгуливаю без лифчика.
Сердитый взгляд Чейза задержался на ее груди. Из-за скованных за спиной рук, тесная майка облегала её даже сильнее, чем обычно.
- Оставь нас, Винсент – скомандовал он.
Мужчина подчинился, сохраняя бесстрастное выражение лица.
- Между прочим, - продолжила она, - Не моя вина, что я появилась здесь, в образе Чести Ларю1. Ты застал меня в день стирки, так что нижнего белья на мне нет. Однако это добавило живости моей походке, что тебе на руку.
Он едва заметно поерзал за столом. Эрекция. Дзинь! Один-ноль в пользу Реджин.
Тем не менее, казалось, его негодование лишь возросло.
Она не могла знать, когда Чейз снова ее вызовет – если вызовет – поэтому необходимо воспользоваться этим шансом. Чтобы пробудить его воспоминания, ей нужно либо уговорить его поцеловать себя, либо пробудить берсерка внутри него.
Секс или всепоглощающая ярость должны сделать это.
- Да, как ни странно, в нашей камере нет стиральной машины. Поэтому я собираюсь сначала стирать нижнее белье, а в следующий раз верхнюю одежду, чтобы быть всегда прикрытой перед мониторами. Я не стыдлива, но, по правде, уже исчерпала лимит мужчин, удовлетворяющих себя под мое видео. Это превращается из простого поклонения во что-то ужасное, - она неторопливо приблизилась к столу и запрыгнула на столешницу, устроившись на документах, - Слишком напоминает «Страсть за решеткой»2, ты так не думаешь?
Сердитые глаза были сосредоточены на изучении ее колышущейся груди.
Сквозь стиснутые зубы Деклан приказал:
- Слезь с моего стола, валькирия.
- Ладно, злюка.
Реджин спрыгнула вниз и принялась изучать кабинет. Он молча собрал документы в стопку, наблюдая за ней.
Обстановка была современной и дорогой. В стороне от большого письменного стола из красного дерева и подходящих к нему книжных полок во всю стену находился роскошный кожаный диван и кресла. Шкафы были встроены в стены. По ту сторону огромных окон в ночном полумраке виднелся лиственный лес. В мире огромное количество мест, где растут такие же деревья…
Однако не было никаких картин или безделушек. Книжные полки пустовали.
Она повернулась к нему.
- Я всего лишь не даю тебе стать одним из тех мужиков, которые дрочат, глядя на мой видос. Или ты уже? – спросила она, демонстративно подмигивая, но он остался холоден, - Так что с перчатками? Ходят слухи, ты не любишь прикасаться к другим или когда касаются тебя. Не желаешь прокомментировать? – она устроилась на диване, подтянув к груди одно колено, - Интересно, как ты занимаешься сексом? Или возможно ты этого не делаешь?
Он подавил свой гнев, интерес, все эмоции. Загасил огонь.
- Ты ничего обо мне не знаешь.
- Меченосец убрал свой меч в ножны, да? – она медленно усмехнулась, - Могу поклясться, что знаю тебя лучше, чем ты сам.
- Продолжай.
«Пришло время бороться за выживание, Реджин», - она сделала вдох, чтобы успокоиться, - «Эйдан хотел бы, чтобы я осталась жива».
Кроме того, другого выбора у нее не было. Люсия нуждалась в ее помощи; значит Реджин необходимо выжить. Однако у нее все еще были трудности с этим планом. Века тайных надежд и ожидания боролись с необходимостью спасти Люсию – и себя.
Валькирия победила.
- Ага. Давным-давно тебя звали Эйдан Свирепый. Я знакома с тобой более тысячи лет.
Его напряжение немного ослабло.
- Тем не менее мне и сорока еще нет.
- Ты реинкарнируешь. Много раз.
- Реинкарнирую. К тому же часто? Это уже интересно, - произнес он с насмешкой, - И сколько раз это будет продолжаться?
- Это четвертый раз, насколько мне известно.
- Я выгляжу всегда одинаково?
Он откровенно забавлялся.
- Глаза те же, но остальное меняется. Я могу тебя узнать, а ты всегда чувствуешь, что мы знакомы. Даже сейчас на каком-то уровне это так, верно? Наш небольшой сеанс пыток причинил тебе такую же боль, как и мне.
- Ты безумна, - произнес он с легкостью и слишком уверенно.
- Клянусь Ллором, что говорю правду. Ты знаешь, я свято чту эту клятву.
- Только когда она дается другому существу из Ллора.
Помрачневшее лицо предупредило ее, что она ходит по тонкому льду. Хотя, разве это ее когда-либо останавливало?
- Знаю, ты не хочешь верить, что у нас есть нечто общее. Но ты принадлежишь Ллору, - она слышала, как под столом сгибаются его кожаные перчатки, знала, он представляет себе, как душит ее, - Послушай, давай заключим сделку. Я расскажу тебе о Ллоре больше, чем ты получал когда-либо от другого заключенного, а ты пойдешь на некоторые уступки по отношению ко мне.
- Какие например?
- До тех пор, пока я снабжаю тебя информацией, ты не будешь пытать меня или Кэрроу. Или Бранда и Уильяма Макрива, - сказала она, - Или Наталью и Тэда. Просто вычеркни меня и этих моих друзей из своего списка, в накладе не останешься.
Реджин почти видела, как крутятся колесики в его голове. Он был полностью уверен, что она спятила. Но также он взвешивал шансы получить от нее то, что потом можно будет использовать.
И снова Чейз заглотил наживку.
- Согласен. Итак я слушаю тебя, валькирия. Как мы с тобой встретились?
_____________
1Чести Ларю (Chesty LaRue) – Грудастая Ларю. Исполнительница бурлеска из Сиэтла.
2Страсть за решеткой (Caged Heat) – фильм режиссера Джонотана Демме, сюжет которого развивается в женской тюрьме.
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Люба, iris$

Кресли Коул - Наваждение Темного Воина 03 Дек 2013 21:10 #20

  • sima
  • sima аватар
  • Не в сети
  • Luero
  • Сообщений: 32
  • Спасибо получено: 6
  • Репутация: 1
Может я ошибаюсь, но разве ее уже не перевели?
Администратор запретил публиковать записи гостям.
  • Страница:
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4